Германия действует в Арктике прагматично

Транспорт и логистика
Владимир Ераносян
21 Сентября, 2021, 05:49
Германия действует в Арктике прагматично
Фото: Jonas Tebbe / Unsplash


Опека или оккупация Германии?

Прагматичный подход Германии в отношении строительства по дну Балтийского моря газопровода «Северный поток-2» уже никого не удивляет. Газопровод в этом году будет введен в строй (в настоящее время его готовность составляет 100 процентов). Он сделает Германию газораспределительным хабом номер один в Европе. 

В этом смысле, Германия — прямой конкурент Польши и Украины, теряющих на транзите российского газа. Безусловно, факторы экономического взаимодействия двух наших стран отражаются и на арктической политике Германии, государства-наблюдателя Арктического Совета (АС). 

Как-то вполне обыденно прошла в СМИ информация о закладке в немецком Гамбурге киля ледокола, который создаётся для России по заказу «Росморпорта». И хотя речь в этом сообщении шла о немецкой судоверфи «Пелла Зитас», принадлежащей российскому инвестору, все же факт показательный.  

К слову, названная компания — не единственная судоверфь Германии, которая получает российские заказы. Не ровен час, страна НАТО будет взаимодействовать с Москвой и в других стратегических проектах. Во всяком случае, немцев давно утомило присутствие в их стране второго в мире по численности военного контингента США (около 36 000 военнослужащих, первое место занимает Япония — 46 000 военных США).


Первым делом — экономические интересы

Итак, Берлин не собирается упускать выгоду от сотрудничества с Россией. Тем более, что она сулит баснословные прибыли. Альтернативу немцам никто не дает, бенефициар НАТО Соединенные Штаты пытались продавить немцам покупку своего сжиженного газа ценой на 20 процентов больше голубого топлива из России. Немцы готовы обсуждать стратегию своего участия в Арктических вопросах со странами Северной Европы – Норвегией, Данией, Финляндией и Швецией, но никак не с США.  

Учитывая, что в Арктике находится 25 процентов разведанных мировых запасов газа, и этот газ Германия надеется прокачивать через свои консорциумы, это означает только одно — немцы намерены укрепить свою сырьевую и энергетическую безопасность, невзирая на дающую сбой евроатлантическую солидарность. Кошельки в Евросоюзе теперь врозь. Это показала и пандемия, и миграционный коллапс, и строительство газопровода по дну Балтики. Польша делала все, чтобы помешать выгодному Германии проекту, почему же немцы должны вести себя по-другому. Тем более, относительно арктической проблематики. 


jacob-meissner-6sN40ubCpeg-unsplash.jpg

Фото: Jacob Meissner / Unsplash

Говорим одно, подразумеваем другое

На официальном уровне заявленные Германией цели арктической стратегии выглядят практически как у всех стран-наблюдателей: забота об окружающей среде и климате, научные исследования ради сохранения региональной флоры и фауны, гарантии безопасности и свобод коренных народов региона и привлечение коренного населения к разработке месторождений полезных ископаемых и экономической деятельности  на арктических землях. И, конечно же, свобода судоходства. Только не в американской трактовке. Немцы видят выгоду в реализации и разрастании проекта Северного морского пути.

Вопросы национального самоопределения российских саамов волнуют Берлин лишь в контексте общей озабоченности Норвегии и Швеции об их судьбе. Но ведь саамов, проживающих на территории четырёх арктических государств, в том числе в России, никто не ущемляет.  Вот почему немцы, как только речь заходит о саамах, быстро переводят разговор в практическую плоскость, касающуюся конкретных проблем. А эти проблемы в основном носят экономический, а не политический характер. 

Сотрудничество с российскими компаниями для Германии вопрос взаимовыгодный. Они обладают технологиями, капиталом, а главное — желанием работать в России. И это касается не только нефтегазовой отрасли, автопрома и судостроения. Немцы преуспели во многих других промышленных сферах. И им нужна низкая военно-политическая напряжённость на Балтике и в Арктическом регионе. А такой подход для США неприемлем. Противоречие интересов здесь на лицо. 


Какая Германия нужна Вашингтону

Призывы США к включению Германии в расширение зоны ответственности НАТО на арктическом направлении препятствуют экономическим интересам Берлина.  Американцы поддерживают немецкую «партию зеленых» не из-за ее «травоядности». Она действует в русле заокеанских установок.  

Разработка единой военно-политической доктрины и соответствующей идеологии Запада в отношении Арктики навязывается немцам точно так же, как и дорогой сланцевый газ. Вот почему в сводном центре НАТО в норвежском Ставангере (Joint Warfare Centre) служат сорок офицеров бундесвера. В 2020 году подразделения бундесвера дважды принимали участия в арктических военных учениях. Это были не только  сухопутные учения Cold Response-2020, но и  учения ВМС Dynamic Mongoose-2020 у побережья Исландии. Целью учений, естественно, являлось противодействие «милитаризирующей Арктику России» на суше и в море. 


28195458653_f2a25fb8a3_k.jpg

Фото: Tim Ellis / Flcikr / CC BY-NC 2.0

Немцы хотят вложиться в Арктику

Годовой бюджет для полярных исследований Института полярных и морских научных исследований имени Альфреда Вегенера составляет около 100 млн евро. Высокоразвитая материально-техническая база этого учреждения включает в себя научно-исследовательское судно Polarstern и две арктических станции.  На Шпицбергене — совместную с французами, а  на острове Самойловский — с россиянами. 

Германия вынуждена вести весьма осторожную политику по всем направлениям. Выше уже приводились данные о количественном составе американского военного контингента в стране. По сути оккупация продолжается, а спецслужбы Германии по-прежнему находятся под колпаком ЦРУ. 

Но немцы научились хитрить. Они не действуют опрометчиво. Когда германский МИД настаивает на  необходимости защиты арктической экосистемы и среды обитания коренных народов, то прежде всего он имеет в виду перспективу доступа Германии  к минеральным ресурсам. Не только к углеводородным, но и к цветным и редкоземельным металлам. В Бундестаге не зря постоянно звучат спичи об усилении энергетической и сырьевой безопасности страны. 

Еще в начале 2014 года, то есть 7 лет назад, германское агентство натуральных ресурсов опубликовало результаты исследования немецких экспертов о минерально-сырьевом потенциале Арктического региона. Агентство пришло к однозначному выводу, что для обрабатывающей промышленности Германии эти ресурсы представляют несомненный интерес. 

Нужно также учитывать, что ФРГ — один из крупнейших экспортёров и импортёров товаров в мире. Из них 90% доставляется именно морским путём. Присматриваясь к арктической судоходной инфраструктуре, существенно сокращающей транспортные издержки немецких компаний, Германия смотрит в будущее. Дамоклов меч санкций не вечен. Тем более, как показал проект «Северный поток-2», Германия умеет взаимодействовать с Россией и в условиях экономического эмбарго страны-партнера.  Ну, а в России всегда будет спрос на немецкие технологии, машины и оборудование. 

Германия — не только наблюдатель Арктического совета (с 1998 года), но и участник так называемого Шпицбергенского трактата от 9 февраля 1920 года. Так что, несмотря на тесную военную кооперацию с Норвегией (Германия строит и продает норвежцам свои дизель-электрические подводные лодки), в вопросах экономической деятельности на шельфе архипелага позиция Германии не будет сильно отличаться от российской. 

Главным аспектом, который поможет немцам влиять на решения Арктического совета, является даже не экономическая мощь этой страны, а ее сближение с Россией по многим взаимовыгодным программам. Это может быть выгодно всему Евросоюзу. И тут в ход вступает глобальная конкуренция, в которой нет блоков и альянсов. Когда Федеральное правительство подчёркивает свою приверженность Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года, почему-то вспоминается отношение к этому документу в США. Применительно к Арктике американцы Конвенцию не признают. Немцы же признают безоговорочно. 

Хотя четкой программы действий у немцев в Арктике не прослеживается. Им сейчас запускать с Россией «Северный поток-2», а там поглядим.


***

Владимир Ераносян, специально для GoArctic

далее в рубрике