Горячие финские парни в холодных арктических льдах

Вооруженные силы
Владимир Ераносян
19 Октября, 2020 | 07:07
Горячие финские парни в холодных арктических льдах
Фото: Министерство обороны Финляндии

 

Каковы намерения соседа?

Годовые операционные расходы Сил обороны Финляндии выросли с 2,22 млрд долларов в 2018 году до 3,6 млрд долларов в 2020. Динамика роста военного бюджета с 2018 года составляет 8 процентов в год. Создается такое впечатление, что Финляндия к чему-то готовится.

Как иначе объяснить, почему не входящая в Североатлантический блок НАТО Финляндия собралась ассигновать 2,3 млрд евро на закупку оборонного оборудования в 2018–2027 годах и активно перевооружается? Эта программа реализуется уже два года и сопряжена с рядом военных договоров с примыкающими к Арктическому региону России странами, включая Норвегию, военный бюджет которой только в 2019 году составил 7 млрд долларов.

Но громом среди ясного неба явилось подписание в сентябре 2020 года Министрами обороны Норвегии, Финляндии и Швеции трехстороннего заявления о намерениях. Какие же конкретно намерения у нашего северного соседа, и как они связаны с растущей ролью Арктического региона в международной повестке?

Официальная информация, которую распространило Министерство обороны Финляндии, такова: сентябрьское соглашение Финляндии, Норвегии и Швеции связано с активизацией регионального оборонного сотрудничества. Создается самый настоящий триумвират из стран, одна из которых является членом НАТО (Норвегия), а две другие участвуют во всевозможных программах Альянса, включая участие ограниченных контингентов в военных миссиях в интересах США.

 

Подписание соглашения о сотрудничестве. Фото: Atle Staalesen

 

«Трехстороннее сотрудничество» призвано обеспечить взаимодействие трех стран в области обороны и поддерживает цель расширения кооперации северных стран. В документе задекларированы благие намерения: сотрудничество направлено на «усиление способности работать вместе в условиях мира, кризиса и конфликта». Про мир все понятно. Но о каком кризисе или конфликте идет речь? И не связаны ли ожидания горячих финских парней с тем, что арктический пирог оказался очень аппетитным, но уже давно поделенным? Нет ли желания перекроить секторальное деление Арктики в свою пользу? Давайте разбираться.

Финляндия не имеет прямого выхода к арктическим морям, но при этом тесно сотрудничает с Норвегией в военной области и одновременно имеет внутри страны активную Шведскую народную партию с 30 000 членами, активно выступающую за присоединение Финляндии к НАТО. Шведские финны не ассимилированы, их совокупная численность составляет не менее 300 000 человек. Это небольшой процент от общей численности населения (всего 5,5%), но проживают они не дисперсно, а компактно, и давно тяготеют к Швеции.

Швеция еще в 1994 году присоединилась к программе НАТО «Партнерство во имя мира», а с 1997 года является ассоциативным членом Совета евроатлантического партнерства. Финляндия также примкнула к «Партнерству во имя мира», несмотря на достаточно сильное противодействие внутри страны активизации отношений с НАТО в ущерб добрососедским отношениям с Россией.

Когда в январе 1997 года в Финляндии на базе Центра подготовки парашютистов в населённом пункте Утти был создан отдельный егерский полк специального назначения, военные эксперты отметили, что в программе обучения спецназа значительная часть времени отводится лыжной подготовке. Егеря обязаны за сутки совершать 80-90-километровые переходы. При выполнении прыжков с парашютом лыжи для личного состава диверсионной группы доставляются отдельно на грузовом авиатранспорте. В качестве средства передвижения осваиваются снегоступы, когда после приземления с вертолета или самолета приходится передвигаться по глубокому снегу в поиске сброшенного груза. Полк считается элитным, и попасть в него призывнику весьма непросто.

Военнослужащие Финляндии участвовали в операции НАТО по стабилизации обстановки в Косово и Метохии в составе контингента KFOR, а в 2002 году финны приняли участие в войне в Афганистане.

 

Фото: Министерство обороны Финляндии

 

Переоснащение финской армии под носом у России

Нельзя не отметить прямую заинтересованность производителей оружия в военном переоснащении Финляндии. Здесь явно прослеживаются интересы немецкой оборонной промышленности: в 2003 году Финляндия закупила у Германии 140 танков «Leopard 2A4».

В 2012 году Финляндия закупила для своих истребителей у компании «Локхид-Мартин» партию авиационных крылатых ракет «воздух-земля» AGM-158 общей стоимостью 178,5 млн евро.. Также дополнительно были закуплены в ФРГ противотанковые ракеты Eurospike для сухопутной армии и военно-морских сил.

ВВС Финляндии постоянно участвуют в учениях НАТО в небе Балтики. Обсуждается вопрос о возможности совместного со Швецией патрулирования воздушного пространства Исландии, являющейся страной-членом Арктического Совета.

В 2014 году Финляндия купила у Дании РСЗО M270 MLRS стоимостью 7 млн долларов США — универсальную пусковую установку, которая также может использоваться для запуска тактических ракет. Кроме того, финское военное ведомство закупает у США переносные зенитно-ракетные комплексы «Стингер». Сумма контракта —123 млн долларов США. Покупка у Голландии 100 прошедших ремонт и модернизацию танков «Leopard 2A6» стоимостью 200 млн евро говорит о колоссальном увеличении танкового парка нашего северного соседа.

Общая численность вооружённых сил Финляндии невелика — всего 22,25 тысячи человек. Из них 16,5 тысяч составляют военнослужащие срочной службы. Однако мобилизационный ресурс Финляндии составляет более 300 тысяч человек, фактически имеющих военную подготовку.

 

Финские танки «Leopard 2A6». Фото: imgur.com

 

Иногда не член НАТО опаснее члена

Три года Финляндия и Швеция, не будучи членами НАТО, ассоциировано входят в состав так называемых Объединённых экспедиционных сил. При этом этой группой быстрого реагирования руководит Великобритания.

Новая тактика Североатлантического альянса отличается ныне особой изощренностью. Это связано с внутренними противоречиями Альянса (например, неразрешимый конфликт Турции и Греции) и прагматичным разновекторным подходом к укреплению мощи Альянса на отдельных флангах за счет профильного сотрудничества со странами, где очень легко задействовать анти-российскую составляющую. В случае с Финляндией, Норвегией и Швецией объединяющим фактором является, в том числе, Арктический вопрос.

Выходит так, что Финляндия, не принадлежащая НАТО, защищает интересы блока. А будет ли НАТО защищать Финляндию в случае чего? На этот вопрос хорошо отвечает эксперт Международного центра обороны и безопасности, размещенного в Таллине, Мартин Хурт.

«Никаких планов по этому поводу нет, — сказал Хурт. — Если для защиты Финляндии возникнет политическая воля, для фактического выполнения задачи будут найдены военные ресурсы».

Как-то обтекаемо. То есть подставлять страны-не члены Альянса под удар снабжением их РСЗО с возможностью стрельбы тактическими ракетами можно, а что дальше — разберутся после…

Беря на себя бремя защиты норвежских интересов, Финляндия, видимо, все же допускает, что потенциальным противником в кризисной ситуации может стать Россия. В этой связи она должна полагаться на ВС соседних стран Объединённых экспедиционных сил или всего НАТО? Вот в чем вопрос, но вещи своими именами по-прежнему не называются, хотя четыре года назад подразделения стран НАТО отрабатывали десантирование на полигоне Сюндален в Финляндии, сразу после чего в Хельсинки создали специальную комиссию, которая оценила возможность вступления страны в НАТО. Выводы комиссии не привели к вхождению страны в Альянс. Однако это «невхождение» не помешало тому, что финны во время масштабных учений НАТО открывают для авиации Альянса свое небо.

 

Встреча командующего шведской армией Карла Энгельбректсона и командующего финской армией Петри Хулкко во время визита в северную Финляндию. Фото: Министерство обороны Финляндии

 

Возобладает ли у финнов здравый смысл?

Заявление министра обороны Финляндии Антти Кайкконена об отмене уже запланированных на 2021 год учений НАТО в его стране было воспринято в Альянсе НАТО неоднозначно, хотя причина была уважительной — отмену связали не с нюансами внешнеполитического курса государства, а пандемией COVID-19.

При этом премьер-министр Финляндии Санна Марин выступает за снижение числа совместных военных учений финнов с НАТО и США и против присоединения Финляндии к НАТО.

А ведь манёвры Arctic Lock («Арктический замок»), в которых должны были участвовать 20 тыс. военнослужащих из 13 стран, могли бы стать очередной демонстрацией того, что финны приняли окончательное решение в пользу вступления в НАТО. Финны осторожно заявили, что заменят международные учения национальными с участием 15 тыс. собственных военнослужащих.

Нейтралитет Финляндии, возможно, имеет не только военные мотивы, но и чисто экономический расклад — товарооборот с Россией растет не взирая на санкции. Так что финны пока умудряются балансировать между НАТО и добрососедскими отношениями с Россией, которая играет в экономике Финляндии не последнюю роль. Тонкая грань военной стратегии Хельсинки пока сохраняется. Надолго ли?

 

***

Владимир Ераносян, специально для GoArctic

далее в рубрике