Коррида на Крайнем Севере

Нероссийская Арктика
Владимир Ераносян
23 Августа, 2021 | 06:23
Коррида на Крайнем Севере
Испанское научно-исследовательское судно Hesperides. Фото: Christopher Michel / Flickr / CC BY 2.0


Надежды Мадрида в Арктике

Очевидная военная кооперация двух стран НАТО Испании и Норвегии в постройке серии из пяти фрегатов типа «Фритьоф Нансен», введённых в строй в 2006—2011 годах, не говорит о безоблачных отношениях двух стран. Особенно в Арктическом вопросе. 

Норвегия, как известно, является приарктической страной и постоянным членом Арктического совета. Испания же была принята в АС качестве наблюдателя на Министерской сессии в Салехарде в 2006 году. 

Однажды точка зрения Испании в отношении заявки Норвегии, представившей шельф архипелага Шпицберген продолжением шельфа Норвегии, совпала с позицией России. Испания не признала притязаний своего союзника по НАТО, посчитав, что Норвегия игнорирует особый юридический статус архипелага. 

Шпицбергену в соответствии с Парижским соглашением 1920 года придан особый юридический статус, который разрешает всем странам, подписавшим это соглашение, вести там хозяйственную деятельность. В ответ на притязания Норвегии четыре страны отправили протестные дипломатические ноты в ООН. А Испания вдобавок заявила, что сохраняет за собой право на природные ресурсы континентального шельфа, которые могут быть открыты вокруг Шпицбергена. 

Казалось бы, жесткая позиция Испании в отношении потенциального заказчика на постройку кораблей-копий фрегатов типа «Альваро де Базан» была ошибочной. Но норвежцы проглотили обиду. Строительство кораблей водоизмещением более 5000 тонн осуществляли совместно испанские и норвежские верфи (компания Navantia).

Почему норвежцы не скооперировались с американцами и не заказали фрегаты, основной задачей которых является противолодочная оборона и борьба с надводными кораблями, а предпочли испанцев, до конца не ясно. Скорее всего, дело в цене. Но, может быть, именно таким образом — путем размещения военного заказа и полагаясь на холодный расчет,  Осло решил умерить амбиции горячих испанцев в северных водах. 

А ведь Испания возлагает на Арктику определенные надежды. Мадрид, как и Евросоюз в целом, зависит от внешних поставок энергии. Испанская углеводородная компания «Repsol YPF» (входит в число 500 ТНК мира, обеспечивает занятость 30 тысяч сотрудников) занимается разведкой и добычей углеводородов за рубежом. В этом смысле шельф Шпицбергена — лакомый кусочек. Помимо всего прочего, Испания претендует и на арктическое рыболовство в 200-мильной зоне вокруг общего, на ее взгляд, архипелага. 


james-padolsey-OcQ1u1e1BJM-unsplash.jpg

Шпицберген. Фото: James Padolsey / Unsplash


Что важнее — туризм или углеводороды?

Испанское королевство, говоря об устойчивом развитии Арктики, намекает на ведение рыболовства в арктических морях и добычу углеводородов в международных водах. Для этого Мадрид продвигает доктрину, в которой выработка прозрачных и взаимно согласованных правил рыболовства будет возложена не только на приарктические государства, но и на все заинтересованные страны. Поводом для такой активности Испании служит только один документ — Парижский договор 1920 года. Испания полагает, что в соответствии с духом Парижских договоренностей она имеет законное право обогащаться в арктических водах, на которые не распространяется юрисдикция Норвегии. 

 Поскольку до освоения месторождений испанским капиталом дело пока не дошло, испанцы продавливают свои позиции гипертрофированной заинтересованностью в развитии арктического туризма и рыболовства. Но вряд ли к активизации усилий по продвижению арктического туризма Мадрид толкают испанские путешественники. 

Мотивация испанцев, уставших от зноя, от которого не укрывают даже Пиренеи, весьма сомнительна. Возможность проводить на Крайнем Севере корриду еще более иллюзорна. А значит, туристические проекты — это лишь пробные шаги королевства укрепить свои позиции в Арктике. 

Учитывая, что коррида в Арктике — что-то из разряда фантастики, привлечь испанских граждан к туризму в регионе креативщики пытаются через популяризацию самобытного уклада жизни малочисленных народов севера (инуитов, саамов, шотландских и ирландских кельтов). Благовидные предлоги испанского любопытства к Арктике найдены. Однако желающих посмотреть, как живут саамы, оказалось не так много. Хотя под этой ширмой инициативам Мадрида по продвижению северного туризма осуществляется изрядная  финансовая поддержка Европейского фонда регионального развития. 

Для создания необходимой для туризма инфраструктуры в Арктике в 2005 году в ЕС разработали проект «Северный морской коридор», который обеспечивает связь между северными прибрежными территориями Норвегии и России с континентальной Европой. Участие Испании в деятельности Ассоциации по устойчивому развитию арктического туризма (SATA), в проекте «Устойчивая модель развития арктического туризма» (SMART) отражает специфические и скорее всего завуалированные второстепенной задачей интересы Испании. Она, хоть и специализируется на развитии международного туризма и имеет хорошо развитый туристический комплекс, но отдает себе отчет, что большие туристические потоки в регион в ближайшей перспективе маловероятны. 


james-padolsey-zqBI7Lfp34E-unsplash.jpg

Фото: James Padolsey / Unsplash


Тяжел шлем конкистадора

Вероятнее всего, Мадрид опасается не успеть к дележу «арктического пирога», который обещает быть жирным. В отличие от Германии, Англии и Франции, также наблюдателей АС, у Испании нет длительных традиций проведения научно-исследовательских работ в регионе. Но в связи с глобальным потеплением и угрозой повышения уровня мирового океана Испания получила повод заявить о своих правах на потенциальную возможностью получить доступ к природным ресурсам Арктики. 

Эта энергозависимая страна нуждается в диверсификации источников снабжения топливом и прямом коммерческом доступе к открытым в Арктике месторождениям. Поэтому интерес Мадрида не концентрируется на изучении изменений климата и состояния окружающей среды. 

Главное — не упустить возможность влиять на принятие ключевых решений в регионе, важность которого растет в геометрической прогрессии. Влиять Испания может как через своих представителей в функционирующих рабочих группах Арктического совета (группа по сохранению флоры и фауны Арктики (CAFF), группа по предупреждению, готовности и ликвидации чрезвычайных ситуаций (EPPR), Программа арктического мониторинга и оценки и другие), так и выступая в роли «адвоката» Евросоюза, пока еще не получившего отдельного статуса в АС.  

С этой целью испанские научные исследователи принимают участие в пяти научно-исследовательских программах Европейского союза. Эти программы финансируются ЕС. Кроме того, Высший научно-исследовательский Совет Испании (Consejo Superior de Investigaciones Científicas) задействован в европейской программе ATP (Arctic Tipping Points). Ее заявленная цель —  исследование морских экологических систем. 

Создание Национального информационного полярного центра (National Polar Data Centres) и Испанского полярного комитета (Spanish Polar Committee) свидетельствуют о новой политике королевства в отношении возможностей, которые открываются для страны на Крайнем Севере. 

Стоит упомянуть, что в распоряжении Испании есть научно-исследовательское судно под названием «Хесперидес» (Hesperides), способное ходить в арктических водах. Вполне объяснимо, что оно находится под управлением испанского военного флота.

 А королевские фрегаты Испании с недавних пор стали появляться в различных морях. Вблизи границ России. Фрегат типа «Альваро де Базан» был замечен и в Черном море в ходе недавних учений НАТО в мае. Это означает, что Испания не прочь поиграть и мускулами, не прошли фантомные боли великой империи, завоевавшей новые континенты. Правда, новые конкистадоры в арктических водах могут и утонуть. В Арктике в самый раз шапка Мономаха, но никоим образом — тяжелый шлем чужестранного завоевателя. 


***

Владимир Ераносян, специально для GoArctic

далее в рубрике