Париж в арктической гонке: Франция намерена получить влияние в Арктике

Владимир Ераносян
9 Сентября, 2021 | 06:06
Париж в арктической гонке: Франция намерена получить влияние в Арктике
Земля Адели. Фото: Dominique Génin / Flcikr / CC BY-NC-ND 2.0


Антарктический опыт

Являясь крупной морской державой, Франция, как государство-наблюдатель Арктического совета, безусловно имеет определенные «виды» на Арктику. И хотя в правительстве Франции, по сообщению газеты Le Point, Арктику окрестили «монополией» Российской Федерации, в определенном смысле Франция лукавит.

 Так Арктику назвали потому, что  командование ВС РФ может в 48-72 часа развернуть в любой точке за Полярным кругом свои подразделения. Но французы при такой оценке все же не собираются оставаться в стороне от начавшейся «Арктической лихорадки». Это стало отчетливо ясно после того, как посол Франции по делам Арктики и Антарктики Оливье Пуавр д'Арвор (есть такая специальная должность!), заявил на недавно прошедшем Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ), что Франция верит в успешность Северного морского пути (СМП), в развитии которого примут участие и французские компании. 

Заявление официального представителя Франции по вопросу развития СМП никак не стыкуется с политикой бенефициара НАТО — Соединенных Штатов, пытающихся всеми правдами и неправдами воспрепятствовать развитию нашей национальной логистической артерии на Крайнем Севере. И хотя арктическое направление не принадлежит к числу традиционных приоритетов французской внешней политики,  в последние годы Париж активизировался в этом регионе. 

Предпосылки такой заинтересованности в Севере проистекают из накопленного Францией опыта в антарктическом направлении.  Как известно, Франция претендует на целый сектор Антарктики — Землю Адели, который Париж считает административным округом с особым статусом — Французскими Южными и Антарктическими территории Французской Республики. Двукратное употребление принадлежности территорий неслучайно. 

Франция содержит в Антарктиде станцию Дюмон д’Юрвиль, названную в честь французского мореплавателя Жюля Дюмон-Дюрвиля, открывшего это побережье в 1840 году и назвавшего его в честь своей супруги Адели. Несмотря на заключённый в 1959 году Договор об Антарктике, запрещающий выдвигать новые претензии и расширять старые, Франция де-факто закрепила за собой право на сектор Антарктики. Длина береговой линии Земли Адели — около 350 км. Образуемая территория сектора, исходящей точкой которого является Южный полюс, занимает площадь свыше 432 тыс. км². 

Этот политический успех и выгодный для Франции статус-кво утвердил Париж во мнении, что задачи территориальной экспансии можно решать не военным способом.  Но лишь при наличии крупных военно-морских сил. В этой связи  антарктический и арктический вектора политики Парижа пересекаются.  Укрепление своего присутствия в Арктике для Франции – два взаимосвязанных полюса в контексте французской заморской политики. 



Станция Дюмон-д’Юрвиль. Фото: Samuel Blanc / Wikimedia Commons / CC BY-SA 3.0


Экскурсии на «Атомфлот»

В Арктике дело обстоит для Франции куда сложнее. Владений у Парижа там нет. Ледокольного флота тоже.  Большинство членов Арктического совета не устраивает сценарии управления Арктикой, которые предлагаются внерегиональными игроками. 

 Кстати, любопытен интерес Парижа к базе «Атомфлота» России. Париж в 2018 году отправлял своего посла  Сильви Берманн посмотреть «своими глазами» на атомный ледокол «Ямал» и плавучий энергоблок ПЭБ «Академик Ломоносов». 

Французские журналисты не раз впечатлялись мощью российского ледокольного флота и писали о том, что 77 государственных и частных судов позволяют России обеспечить судоходство по всему Северному Ледовитому океану. 

Да, ледоколы Франция строить не научилась, зато закладывает неплохие вертолетоносцы. Сорвавшаяся сделка с французскими «Мистралями» уже стала притчей во языцех, которая надолго испортила франко-российские отношения и стала одной из причин программы закладки Россией собственных вертолетоносцев на керченском заводе «Залив». Но время идет, и взаимные претензии нивелируются в плоскости практических интересов. У Франции есть нечто, что может обеспечить ей доступ не только к СМП, но и к открытым нефтегазовым месторождениям Арктики. Формы взаимодействия в регионе проистекают от наличия во Франции крупных ТНК. А значит — крупного капитала.



Фото: Samuel Blanc / Wikimedia Commons / CC BY-SA 3.0


Экология и ВМС как драйверы продвижения

Продвигать свою заинтересованность в арктических делах французы намерены и через экологическую тематику циркумполярного региона, ведь экологические проблемы, в особенности изменения климата, носят глобальный характер. Это подчеркивается в официальных документах и в заявлениях высших лиц Пятой республики. Заявляется и то, что Франция имеет огромный опыт в решении экологических проблем и пользуется значительным авторитетом в этой области. 

При этом нужно учитывать, что Париж добивается присутствия в Арктике не только посредством научных исследований, но и участием в учениях НАТО. То есть наращивание военного потенциала в Арктике также входит в планы Франции. 

Очевидно, что Франция намерена получить в Арктическом совете более влиятельную позицию, чем статус государства-наблюдателя.  Вот почему Франция в своей текущей политике настаивает на представлении Арктики как региона глобальных, а не национальных интересов, и выступает за расширение формата сотрудничества с государствами, расположенными вне региона, в том числе Китаем, Италией, Германией. 

Когда Париж говорит о Китае — это особенно бесит Вашингтон. Когда говорит о целесообразности развития СМП — это делает  Францию договороспособным и, в определенной мере, предсказуемым партнёром для России. 

Получится ли у Парижа дипломатически обыграть членов АС , включая своих союзников — Канаду, США и скандинавские страны? Это, конечно, вряд ли. Тем более, что амбивалентность Парижа и его непоследовательность бросаются в глаза. Хотя в настоящее время Париж старается скоординировать свою политику в регионе с политикой ЕС, поскольку интересы Парижа и Брюсселя в Арктике, во многом, совпадают.

Словом, Франция действует в Арктике весьма прагматично, не забывая усиливать собственные ВМС новыми фрегатами «Фремм», предназначенными для противовоздушной и противолодочной обороны. Имеют французы и собственные стратегические атомные субмарины типа «Триумфан» (4 единицы) с межконтинентальными баллистическими ракетами собственного производства, хотя и уступающими по дальности нашим «Булавам», установленным на подводных атомных ракетоносцах стратегического назначения проекта 955 «Борей».  



Фрегат типа «Фремм». Фото: XIIIfromTOKYO / Wikimedia Commons / CC BY-SA 4.0


Удивительно, что Франция продает фрегаты «Фремм» Марокко, которое имеет территориальный спор с другим членом Евросоюза и наблюдателем Арктического совета — Испанией, также пытающейся стать проводником интересов Евросоюза в АС. Марокко в 2008 году заключило с Францией контракт стоимостью 676 миллионов и 30 января 2014 года корабль типа «Фремм» был передан марокканским ВМС. 

А в 2015 году Франция подписала контракт с Египетским флотом на поставку фрегата «Фремм» и других вооружений на сумму 5,2 миллиарда евро, в том числе и на поставку 24 истребителей «Рафаль». Хотя спустя несколько лет франко-египетские контакты были заморожены, все эти факты свидетельствуют о том, что Париж исходит из собственных экономических и политических интересов, когда дело касается прибыли. А Арктика в этом смысле рассматривается Пятой республикой, как потенциальный Клондайк. 


***

Владимир Ераносян, специально для GoArctic

далее в рубрике