Транспорт, продовольственная безопасность и китайская угроза в Заполярье: зарубежные СМИ об Арктике

Нероссийская Арктика
Денис Ивановский
12 Апреля, 2020, 10:48
Транспорт, продовольственная безопасность и китайская угроза в Заполярье: зарубежные СМИ об Арктике

Судоходство в Арктике выросло на 25% с 2013 года. Об этом свидетельствует новый доклад Арктического Совета, сообщает канадское издание Nunatsiaq News.

Рабочая группа по защите морской окружающей среды Арктического Совета проанализировала судоходный трафик с 2013 по 2019 год. Специалисты изучили все маршруты, проходящие за 60 градусов северной широты. При этом суда, заходившие в течение года несколько раз в арктическую зону, учитывались единожды.

В 2013 году рабочая группа насчитала 1298 уникальных заходов в Арктику. К 2019 году количество судов в Арктике выросло до 1628. Около 40% из всех заходящих судов оказались рыболовными. Вторыми по популярности стали грузовые суда и сухогрузы.

Доклад также отмечает, что среднее расстояние, пройденное судном в Арктике, с 2013 года увеличилось на 75%.

Данные по увеличению судоходства в Арктике напрямую коррелируют с уменьшением ледяного покрова. Так, в 1999 году морской лёд покрывал 6,1 млн квадратных километров, а спустя 20 лет данный показатель сократился до 4,3 млн – уменьшение в 30%.

Показателям по увеличению судоходства в Арктике рады не все. Региональные общины открыто высказываются против эксплуатации северных морских путей в целях защиты окружающей среды в регионе.  Большинство арктических общин выступает за полный запрет на перевозку тяжелого мазута, без каких-либо исключений. Эту инициативу поддерживает и правительство Канады. В то же время к подобным ограничениям нужно подходить с умом – перекрывая морской трафик северным регионам появляются серьёзные экономические риски.

Норвежское издание High North News рассказало о ситуации с продовольственной безопасностью в Арктике на фоне распространения коронавирусной инфекции.

Продовольственное обеспечение арктических регионов практически полностью зависит от внешних поставок. В случае кризисов наблюдаются постоянные перебои с поставкой продукции. Не исключением стала и нынешняя ситуация.

Во время шведского председательства в Арктическом совете (2011-2013) был запущен циркумполярный проект по мониторингу измеримых количественных показателей продовольственной и водной безопасности в Арктике. Кроме того, группой по устойчивому развитию Арктического совета был подготовлен доклад, раскрывающий стратегии по увеличению производства продуктов питания в Арктике при одновременном улучшении экономических и социальных условий арктических сообществ.

Тенденции в сфере арктической продовольственной безопасности неутешительны. В течение 2008–2019 гг. в Арктике произошло сокращение площади пахотных земель от пяти до двадцати процентов в зависимости от региона. Исключение составили земли северной Финляндии, показавшие положительную динамику по количеству пахотных земель, а также Ямало-Ненецкий автономный округ, Республика Коми и Республика Карелия, где изменений не произошло.

Особого изучения требует тенденция, по которой арктические регионы с растущем населением теряют пахотные земли. Как отмечает издание, такая противоположная зависимость связана с изменениями климата и деградацией почвы.

Издание заключает, что необходимо уделять больше внимания продовольственной безопасности в Арктике и развитию местного производства. Арктические сообщества должны обладать высокой степенью самообеспеченности в случае кризисов. Необходимо работать над повышением производительности производства продовольственных продуктов.

Американский Арктический институт продолжает серию публикаций, посвящённую Китаю в Арктике.

Китайская угроза в Арктике стала манифестом растущего стратегического противостояния Вашингтона и Пекина. Американская критика китайской арктической стратегии достигла своего пика в 2019 году. Много вопросов у Вашингтона возникает к самопровозглашённому статусу Китая как «почти арктического государства». Аналитические центры США предупреждают, что экономическое участие Пекина в проектах Крайнего Севера со временем перерастёт в агрессивную политическую и стратегическую кампанию. Инфраструктура Китая имеет потенциал двойного назначения, способная стать военными объектами. В этой связи российско-китайское коммерческое партнёрство создаёт возможности будущего военного сотрудничества.

Институт сетует на непрозрачность и двусмысленность политических решений Китая, касающихся Арктики. Помимо «знаний, защиты, развития и управления» в Арктике, Пекин прокламирует «иные интересы» в регионе в целях обеспечения национальной безопасности страны. Возрастающая военная роль Китая за рубежом может захватить и Арктику. Примеры такой милитаризации – военно-морская база в Джибути (Восточная Африка) и объекты двойного назначения в Индийском океане. К тому же, развитие китайского атомного ледокольного флота лишь укрепляет опасения экспансионистских намерений.

На стратегическом уровне стремление Китая выйти за пределы своего региона понимается экспертами как усиливающееся желание гегемона экспортировать власть и влияние за пределы перенаселенной Восточной Азии. Эти усилия, скрываемые под инициативой «Пояс и путь», призваны придать Китаю статус глобального лидера. Арктика может и не быть центральным звеном во всей стратегии Пекина, но представляет собой фронт борьбы за энергетические ресурсы.

Арктический центр даёт агрессивное заключение. Вместо рассуждений о потенциале Китая следует сосредоточиться на оценке вероятностей и возможностей. Необходимо проявлять бдительность в отношении намерений и действий Китая, а также адекватно оценивать характер и глубину угрозы. Обозначение Китая на карте арктических угроз позволит прийти к консенсусу со всеми арктическими государствами, среди которых не все всецело поддерживают позицию Вашингтона в отношении арктической китайской экспансии. И такая оценка Арктического центра в целом соответствует настроениям американского истеблишмента.
далее в рубрике