Южно-китайская призма арктической политики Китая: подходы и версии

Дмитрий Михайличенко
2 Декабря, 2020 | 05:44
Южно-китайская призма арктической политики Китая: подходы и версии
Источник: Xinhua

 

Возрастающие амбиции Китая как «приарктического» государства актуализируют прогностический и сценарный анализ их будущих стратегий. Ряд аналитиков в западных СМИ утверждают о возможности повторения в Арктике модели присутствия Китая, реализованной в Южно-китайском море. Другие – сомневаются. И приводят логичные аргументы. В любом случае – вопрос пока в аналитической плоскости, но его актуальность – несомненна.

 

Южно-Китайский подход

Южно-китайское море – это пространство площадью более 3 млн км², которое является предметом разногласий и международных конфликтов. Китай постоянно заявляет о «суверенных правах» на примерно 90% акватории и территории Южно-Китайского моря. Эти претензии отметаются международными организациями, но создают постоянное геополитическое напряжение.

Споры касаются сотни объектов: острова, скалы, рифы, затопленные отмели и т.д. На них претендуют не только Китай, но и Тайвань, Филиппины, Вьетнам и Малайзия. Статус этих территорий влияет и на право собственности на морские ресурсы (рыба, нефть, газ).

Для Китая в силу географических причин Южно-Китайское море – это одна из ключевых зон, контроль в которой крайне важен для Пекина. В Арктике такого напряжения нет (или пока нет), однако амбиции Китая в Арктике несомненны.

Искусственный Риф в Южно-китайском море. Источник: nippon.com


Морской транзит под контроль

В Южно-Китайском море Пекин за последние десятилетия построил в центре океана несколько аэродромов, разместил свои военные базы и противокорабельные ракетные комплексы большой дальности и даже строит искусственные острова. Тем самым Китай попытался поставить под контроль морской транзит, который, так или иначе, касается всех стран мира.

Эксперты считают такой подход крайне показательным. Ради реализации своих интересов Китай применил милитаризацию и перечеркнул действовавшие до этого правила игры.

yuzhno-kitayskoe-more.png
Источник: korabli.eu

 

Геоэкономика, а не милитаризация

Сейчас можно констатировать, что у Китая нет ресурсов для реализации такого подхода в Арктике. В отношении арктических территорий Китай активнее использует геоэкономику, а не милитаризацию. Эта стратегия предполагает активное взаимодействие со странами арктического шельфа, усиление присутствие в Гренландии и Исландии за счёт покупки доли предприятий, связанных с добычей ресурсов в Арктике (углеводороды и редкоземельные ресурсы). Эксперты говорят, что Китай готов вкладывать гораздо больше и усиливать зависимость от себя субъектов экономической активности, причастных к арктическим ресурсам. В конечном счёте, это может привести, например, не только к долговым ловушкам добывающих предприятий, но и зависимости от китайской геополитики.

 

Арктический вектор

Арктические воды структурируются международными договорённостями гораздо менее конфликтно, чем Южно-Китайское море сейчас. Но можем ли мы говорить, что существующий в Арктике режим сохранится, а Китай не попытается сыграть, скажем, на противоречиях России и США?

Однозначно так утверждать нельзя. Скорее, можно и нужно размышлять в рамках сценарной логики и искать варианты, по которым Китай будет реализовывать свои интересы.

13% неиспользованных запасов нефти и 30% мировых запасов газа – это тот ресурс, за который Китай, безусловно, будет бороться.

 

Ход Драконом

Да, Южно-Китайское море и Арктика – это очень различные регионы с разными геополитическими характеристиками. Однако говорить о том, что Китай не захочет сходить драконом в Арктике и поставить свои плавучие базы в Северном ледовитом океане (например, на ключевых маршрутах Трансполярного морского пути) – нельзя.

 

Источник: cimsec.org

 

Конечно, более вероятным кажется вариант, когда Китай не будет экстраполировать свою политику в Южно-Китайском море, а применит свой оригинальный подход для реализации своих интересов в Арктике. Однако сходство и аналогии с Южно-китайским подходом исключать не стоит и нужно держать его в уме. Представляется, что в некотором смысле эти подходы интересны для анализа именно в контексте возможных (и для некоторых акторов очень неожиданных) подходов Арктической политики.

 

***

Дмитрий Михайличенко, специально для GoArctic

далее в рубрике