Зачем Норвегии немецкие субмарины

Вооруженные силы
Владимир Ераносян
5 Апреля, 2021 | 06:52
Зачем Норвегии немецкие субмарины
Фото: andrej-kraft.livejournal.com


Технологии уходят за бесценок

Годовой оборонный бюджет Норвегии в более, чем 7 млрд долларов — самый большой в Скандинавии. Норвегия в два раза меньше Швеции по численности населения, но тратит на военные нужды на миллиард долларов больше. И на 3 миллиарда долларов больше Финляндии. Львиная доля этих колоссальных затрат идет на переоснащение норвежских королевских ВМС.  Надо признать, что Норвегии, как члену НАТО, удается продвигать свои военные изделия на международный рынок. Специализация внутри Альянса и унификация стандартов НАТО для вооруженных сил стран-участниц позволяет Норвегии, развивающей свой ВПК, выигрывать в ряде тендеров. 

В частности, норвежские противокорабельные ракеты NSM (Naval Strike Missile), разработанные фирмой Kongsberg Defence & Aerospace, поступили на вооружение не только в Норвежские королевские ВМС для вооружения фрегатов типа «Фритьоф Нансен» и ракетных катеров типа «Скьооьд». Их закупила Польша для комплексов своей береговой обороны. Ракета, выполненная из композитных материалов и способная ставить активные помехи, предназначенная для поражения не только морских, но и наземных целей, была замечена в Вашингтоне. 

Кооперация внутри НАТО обернулась для Норвегии, казалось бы, выгодным контрактом. В рамках сотрудничества с американской компанией Lockheed Martin авиационным вариантом ракеты NSM Joint Strike Missile (JSM) будут оснащены истребители F-35. Норвегия получила значительные транши за лицензирование и контроль производства. Американо-норвежский вариант ракеты будет размещаться на внешней или внутренней подвеске истребителя, иметь двухстороннюю линию связи и обладать большей дальностью — 150 морских миль или 280 км. 

Но вот в чем загвоздка — суверенная Норвегия была вынуждена передать практически за бесценок свои технологии. Да и выгода этого контракта на фоне покупки Норвегией лицензии на строительство корветов у Испании и субмарин у Германии нивелирует норвежский гешефт от продажи ракет.



Ракета NSM. Фото: Kongsberg


Контракты на словах, лицензии за деньги

Для стран с неразвитым ВПК кооперация внутри НАТО оборачивается лишь необходимостью закупок оружия, соответствующего стандартам НАТО, в основном американского. Норвегии в этом смысле, казалось бы, удается балансировать и поддерживать собственную промышленность. Вроде бы и Канада заказала патрульные ледоколы типа «Свальбард», аж 12 штук. Но контракта все нет. И вряд ли в ближайшее время он будет подписан, учитывая, что Канада объявила о том, что выделит 3,2 млрд долларов на пять норвежских ледоколов еще в 2015 году, но ни один такой ледокол для Канады так и не был заложен. 

При этом сами норвежцы по рекомендации Вашингтона строят фрегаты типа «Фритьоф Нансен», введенные в состав ВМС в 2006-2011 годах. Все бы ничего, но разработаны фрегаты, основной задачей которых является борьба с подводными лодками и  надводными кораблями, на основе испанских  фрегатов типа «Альваро де Базан» и строятся норвежскими верфями (компания Navantia) совместно с Испанией. 

А подводный флот Норвегия вынуждена усиливать не за счет собственного оборонпрома. Деньги на строительство дизель-электрических подводных лодок типа «Ула» Норвежских ВМС построены на германских верфях. В Германии они обозначались, как «Тип 210». Сегодня они являются единственным классом подводных лодок на вооружении Норвегии. 

Сотрудничество Норвегии с Германией в сфере усиления своих подводных сил, конечно, нельзя не рассматривать как тревожный звонок для сил Балтийского и Северного флотов. Особенно в контексте разработанных немецкими кораблестроителями  дизель-электрических подводных лодок типа «Дольфин», известных как Тип 800.



Подводная лодка типа «Дольфин». Фото: shlomiliss / Wikimedia Commons / CC BY 3.0


В чем опасность «Дольфина»

Эти подводные лодки первоначально делались на немецких верфях города Киль специально для Израиля. Ввод в строй субмарин «Дольфин», оснащенных крылатыми ракетами, которые, предположительно, способны нести ядерные боеголовки, в ВМС Израиля существенно увеличил стратегический потенциал израильского государства и значительно расширил оперативные возможности израильских ВМС. Гипотетически и Норвегия, учитывая факт закупки лодок «Ула» (тип 210) в будущем может приобрести и лодки типа 800 «Дольфин», имеющие шлюзовой отсек для выхода боевых пловцов. 

Торпедные аппараты этих лодок снабжены гидромеханическими катапультными устройствами для принудительного выброса ПКР «Саб-Гарпун» и мин. Надеяться на то, что норвежцы не станут тратиться на столь дорогостоящие субмарины, каждая из которых оценивается в более чем 700 миллионов долларов, не стоит. Особенно, если закупить эти лодки настоятельно порекомендуют в Вашингтоне или в Лондоне. Ответ, безусловно, должен быть адекватным.

В распоряжении ВМФ России, помимо БПК, предназначенных для уничтожения подводных лодок противника, имеются и новейшие модификации дизель-электрических подводных лодок «Варшавянка» проекта 636.3 с установленными на них ракетными комплексами «Калибр».


Скандинавский кусок в оружейном бизнесе

Не только Норвегия, но и Швеция активно наращивает свои военные расходы и к 2025 году, по данным издания Defense News, объем средств, выделяемых на военные нужды, достигнет 89 млрд крон ($11 млрд). Развитию своего ВПК «нейтральные» шведы уделяют особое внимание. К примеру, уже давно шведский военпром самостоятельно производит многоцелевые истребители четвертого поколения Сааб JAS 39 «Грипен», разработанные компанией СААБ Авионикс. 

Со стапелей шведских верфей сходят современные многоцелевые корветы «Висбю», построенные по технологии «Стелс».  Первый корабль этого типа спущен на воду еще в 2000 году, а в августе 2000 года шведская судостроительная компания Kockums начала работу над проектом корвета океанской зоны, получившим обозначение Visby Plus. При этом он предназначен, в первую очередь, для продажи на экспорт. Для большей конкурентоспособности на рынке вооружений шведские конструкторы надеются уменьшить его стоимость по сравнению с корветами типа «Висбю». 

Когда речь заходит о торговле высокотехнологичным оружием, особенно кораблями и самолетами, становится ясно, что участие Швеции в тендерах на продажу своих истребителей и корветов не может не столкнуться с противодействием других производителей подобных типов вооружений. В частности, участие шведского истребителя JAS 39 «Грипен» в тендере на покупку для ВВС Бразилии и Швейцарии провалилось во многом вследствие предложения этим странам купить «Еврофайтер Тайфун» — многоцелевой истребитель четвёртого поколения, производимый фирмой Eurofighter GmbH, созданной в 1986 году консорциумом Alenia Aeronautica, BAE Systems и EADS. 


79758023.jpg

Корветы класса «Висбю». Фото: korabley.net


В индийском тендере шведы столкнулись с конкурентами из Франции, предложившими индусам свой многоцелевой истребитель «Дассо Рафаль», принятый на вооружение ВМС Франции в 2004 году. Словом, конкурентная грызня за кусок в оружейном бизнесе касается всех, вне зависимости от принадлежности к Альянсу НАТО.

Примечательно, что вслед за Швецией в мировой торговле оружием отметилась Финляндия. Снаряды, оборудование для идентификации ядовитых химических, биологических и радиоактивных веществ и броневая сталь — основные статьи экспорта Финляндии в Турцию. Доля Турции в финском экспорте оружия в прошлые годы составляла 13,2 %. Только за 4 года с 2014 по 2018 год экспорт продукции военного назначения Финляндии в Турцию увеличился с 7,4 млн до 17 млн евро.

Последнюю лицензию на экспорт оборонной продукции в Турцию получил производитель финских беспилотников Robonic Oy из Тампере. Эта компания поставляет в Турцию платформы для запуска дронов. При этом мировое сообщество вводится в заблуждение зафиксированном в лицензии пунктом, что платформы будут использовать при тестировании новых систем защиты воздушного пространства и не должны применяться при нападении.


***

Владимир Ераносян, капитан 1 ранга запаса, эксперт Бюро военно-политического анализ, специально для GoArctic

далее в рубрике