Экспедиция-катастрофа Адольфа Грили

Нероссийская Арктика
Илья Рудь
23 Августа, 2021 | 12:04
Экспедиция-катастрофа Адольфа Грили
Форт Конгер (открытка).


В 1881 году, в рамках большой миссии Международного полярного года, в Северной Канаде была создана американская полярная станция. Эту экспедицию возглавил лейтенант кавалерии США Адольф Вашингтон Грили. Экспедиция, которой удалось установить станцию на рекордной 81°44’ с.ш., работала успешно первую зимовку, производя все необходимые научные наблюдения. Однако после двух зимовок за исследователями никто не вернулся, и они оставили своё зимовье. Из двадцати пяти человек в этом походе выжили семеро, один из которых скончался в скором времени. Одна из самых драматичных экспедиций в Арктике задаёт немало вопросов о виновных в подобном исходе и тех ужасах, которые там произошли.


Международный полярный год (1882-1883 гг.)

Экспедиция Адольфа Грили была организована в рамках Международного полярного года (далее - МПГ), который инициировал австрийский полярный исследователь Карл Вайпрехт. Он вместе с Юлиусом Пайером возглавил экспедицию на судне «Тегетгофф», открывшую архипелаг Земля Франца-Иосифа. Вайпрехт выступил с критикой современного ему подхода к освоению Арктики, который упирался долгое время в промыслы морского зверя, затем в увлечение лишь одной топографией (нанесением земель на карту). Также Вайпрехт критиковал «полярные гонки», которые приобрели большую популярность в XIX – начале XX веков, когда полярных исследователей интересовали только рекорды и достижение более высоких широт. Карл Вайпрехт хотел обратить внимание, что при таком подходе научные исследования полярных областей остаются далеко на втором плане либо вовсе не проводятся.

После своей знаменитой экспедиции австрийский полярник прочитал доклад «Основные принципы арктических исследований» на съезде немецких естествоиспытателей и врачей в Граце. Можно привести короткую выдержку из этого доклада, которая отражает суть его критики:

«Спрашивается, отчего же наши сведения о полярных странах так скудны, когда уже столько экспедиций работало там? Ответ может быть только один: оттого, что принципы, на которых основывалось исследование Арктики, были совершенно неправильными. Главной задачей почти всех научных экспедиций были географические открытия, а чисто научные исследования отодвигались на задний план. Играя на руку "широкой публике", падкой до сенсации, полярные исследователи, прежде всего, старались открыть новые земли или поставить рекорд северной широты. Если это удавалось, то шумный успех был обеспечен. Погоня за сенсацией и за славой приняла... такие размеры, что полярные путешествия превратились в своего рода международные скачки к полюсу.»

Чтобы изменить ситуацию, Вайпрехт разработал план установки полярных станций, опоясывающих арктическую область. Этот план получил название Международного полярного года, и после третьей конференции, которая прошла в Петербурге в 1881 году, были определены сроки МПГ: 1882-1883 гг. В проведении МПГ приняли участие двенадцать стран, которые установили тринадцать станций в Арктике и две в субантарктических широтах. На всех станциях проводились в обязательном порядке метеорологические и геомагнитные исследования, по единым методам и с определённым набором приборов.

США установили две полярные станции: Углами на мысе Барроу на севере Аляски и Форт Конгер -- намного севернее, на острове Элсмир, её возглавлял Адольф Грили. Это была самая северная полярная станция в рамках МПГ. Речь в статье пойдёт именно о ней.


  «Кольцо» станций, установленных в Арктике по программе МПГ


Адольф Грили готовит экспедицию

Почему местом для станции американцами была выбрана Земля Гриннеля? Ещё в 1877 году капитан армии США Хоугэт был послан в эти места для проектировки полярной колонии, но эта миссия провалилась, поэтому  он был инициатором установки здесь полярной станции в рамках МПГ. Дело было поручено Сигнальному ведомству США, которое относилось к этому замыслу неблагоприятно; не хватало и выделенных средств. Долгое время не знали, отправится ли экспедиция в путь. Это стало известно лишь за два месяца до её начала. Всего на нужды экспедиции выделили 25 000 долларов, что также являлось совсем небольшой суммой для организации полярной экспедиции.

Организовать станцию на Земле Гриннеля поручили Адольфу Вашингтону Грили, лейтенанту американской кавалерии, участнику Гражданской войны в США (правда, тогда он был совсем молод). Грили был военным человеком, многое он делал по военным привычкам. Из всех двадцати пяти человек только трое не были военными. Это были нанятые в Гренландии люди: два эскимоса, отвечавшие за собак, и доктор медицинских наук Октав Пэви, врач экспедиции. Из остальных двадцати двух человек трое были офицерами (Адольф Грили, Джеймс Локвуд, Фредерик Кислингбьюри), остальные девятнадцать – сержанты и рядовые. Однако стоит оговориться, что это был не просто отряд военных. Джеймс Локвуд был рекомендован как офицер с обширными знаниями, и он действительно принёс большую пользу экспедиции, имея навык санных походов. Сержанты Эдвард Израэль и Джордж Райс специально поступили на военную службу, чтобы быть отобранными, они были астрономом и профессиональным фотографом соответственно. Сержанты Джюэль и Ральстон долго работали метеорологами. Но опыта полярных экспедиций не было ни у кого из участников, в том числе у самого Грили, что сыграло большую отрицательную роль.
   
  Адольф Вашингтон Грили



  Основная часть команды, набранная добровольно в США.


  
В качестве судна был выбран пароход «Протеус», который был зафрахтован и должен был доставить экспедицию в Залив Леди Франклин, а через год вернуться за ней. На фрахт парохода ушла львиная доля бюджета (около 19 000 долл.), поэтому на всё остальное снаряжение и провизию осталось 6 000, чего, конечно, было недостаточно на случай, если станции придётся остаться в Арктике больше, чем на запланированные два года. «Протеус» был неплохим пароходом, относительно новым (около восьми лет), был обшит металлическим поясом, имел железный нос и запасной руль.

  Пароход «Протеус».


Несмотря на сильно ограниченный бюджет, Грили удалось сгладить ситуацию очень рациональным подходом к покупке снаряжение и провианта. Деньги умело было потрачены на закупку угля, научных приборов, лодок, собак и корма для них, зимней одежды. Провизия тоже была разнообразной – от пеммикана, до противоцинготных средств, например, лимонного сока. Впрочем, о питании мы ещё поговорим. Военный департамент помог предоставлением огнестрельного оружия, обмундирования, лагерного снаряжения, набором лекарств и госпитального оборудования.

Экспедиция вышла из порта Сент-Джонс лишь 7 июля, то есть на неделю позже запланированного. Это произошло из-за растянутой погрузки всего необходимого на борт «Протеуса». Неразбериха и спешка стали прямым следствием сборов экспедиции всего за два с половиной месяца до отплытия, несмотря на то, что ей предстояло провести в Арктике больше двух лет.


Полярная жизнь Форта Конгер

У северо-западных оконечностей Гренландии, в заливе Доббина, «Протей» бросил якорь и был обследован британский склад, оставленный здесь в 1875 году экспедицией Джорджа Стронга Нэрса, которая нанесла на карту западное и южное побережья моря Линкольна. Из склада были взяты бочонок рома, маринад из рубленых овощей, ящик консервированного картофеля и морская шлюпка-четвёрка. Это ещё раз подчёркивает недостаточность средств, отпущенных на снаряжение экспедиции.

В середине августа «Протеус» через льды смог пробиться в Залив Леди Франклин на острове Элсмир. Сразу началось возведение станции, которую назвали Форт Конгера, в честь сенатора Конгера, который принял активное участие в снаряжении экспедиции. 18 августа Грили отдал приказ «Протеусу» возвращаться обратно, пароход долго не мог выйти из залива, забитого льдом, и только 26 августа пароход исчез для участников этой экспедиции навсегда!

Для возведения станции потребовалось немало времени и труда, все участники работали по 14-16 часов в сутки. В первую очередь возводили большой дом, который 25 августа уже мог укрыть людей. 28 августа был объявлен первый общий выходной день. Дом был 18 метров в длину и 5 метров в ширину, с двойными стенами, и состоял из трёх комнат – для офицеров, для нижних чинов и кухни. В доме была даже ванная комната. 


  План Форта Конгер.


  
Угол лейтенанта Грили в Форт-Конгере.

Что касается распорядка дня, то Грили часто упрекают за методы военной дисциплины. Он действительно установил жёсткий распорядок дня, часы работы и отбоя, запрет спать с 8 утра до 15 часов (но лишь во вторую зимовку, а офицеров это вовсе не касалось), подчинение приказам. Однако нельзя сказать, что режим был слишком суров. Рабочий день составлял 8 часов, всё остальное время было свободным. Питание офицеров и нижних чинов почти не отличалось, за исключением того, что офицером полагался раз в день к основному блюду небольшой деликатес, например, мармелад, но позже это всё было добавлено в рационы всех участников. Распоряжение раз в неделю устраивать банный день тоже носило формальный характер, ванной разрешалось пользоваться в любое время, хоть каждый день. Физические упражнения не носили обязательного характера, а лишь поощрялись. Далеко не каждый шаг регулировался строгим уставом.

Питание было организовано на довольно высоком уровне. Грили заботился о периодической смене блюд, чтобы они не приедались, для чего раз в месяц сменялся повар. Также он заботился о красивой подаче. Первую зимовку питания было вдоволь, на каждого члена команды приходилось 2 кг еды ежедневно. Большое внимание уделялось профилактике цинги, для чего ежедневно все получали по 30 г лимонного сока, а по воскресеньям проводились медосмотры доктором Пэви. Были мясные продукты консервированные фрукты и овощи, выпечка и каши, сухофрукты, шоколад и прочие десерты. Ниже один из вариантов суточного меню, приведённый Адольфом Грили.


   Один из дневных рационов питания экспедиции в первую зимовку.


Теперь нужно сказать о самом главном – научных исследованиях по программе МПГ. К этой задаче Грили отнёсся очень ответственно. По условиям программы МПГ, наблюдения должны были фиксироваться ежечасно, и участники этой экспедиции начали вести метеонаблюдения ещё 1 июля 1882 года на Ньюфаундленде, а закончили 21 июня 1884 года, когда от команды уже мало что осталось. Отслеживали атмосферное давление, температуру и влажность воздуха, направление и скорость ветра, количество и движение облаков, высоту приливов. В распоряжении экспедиции были метеобудка и  магнитная обсерватория.

Но, конечно, не только работать в суровых условиях были обречены исследователи, отдыху тоже нашлось значительное место. Самым сложным для участников экспедиции Грили была полярная ночь, её мрак, а главное -- однообразие, монотонность. То же самое отмечали и другие известные полярники, например, Фритьоф Нансен ушёл в свой знаменитый санный поход с «Фрама», во многом чтобы сбежать от этой монотонности. Поэтому разнообразный досуг был необходим. Для этого в экспедицию взяли обширную библиотеку с литературой об Арктике, играли в карты, шахматы, трик-трак. Были разрешены охота и катание на коньках, у одного из членов команды имелась скрипка, он давал на ней небольшие концерты. Заводилась музыкальная шкатулка с пятнадцатью метрами музыкальной ленты. Когда эти развлечения исчерпывались, начиналось время лекций о разных науках, полярных путешествиях. Инициатором лекций был сам Грили. Лейтенант Локвуд читал лекции о санных походах в Арктике, а доктор Пэви читал лекции об Африке и Наполеоне.


Зимовки и отсутствие спасения

По первоначальному плану, станция Форт Конгер должна была отработать год по программе МПГ, после чего за ней должно было вернуться судно и вернуть участников экспедиции на родину. Однако всё пошло совсем не по плану. 

Как уже говорилось, главным испытанием для зимовщиков стал мрак полярной ночи. Грили в мемуарах даёт этому такое описание:

«Когда быстро меркнувшие сумерки уступили место полному мраку, когда с каждым днём небо становилось угрюмее, а холод всё увеличивался, мы начали догадываться, что не столько холод и тьма сами по себе делают жизнь на дальнем Севере такой тяжёлой, сколько их нескончаемое однообразие.»

К сожалению, с того момента уныние, раздражительность и упадок духа стали постоянными спутниками во время полярной ночи. Всё это время было в основном посвящено наблюдениям и досугу. Сложно было заставить себя спать меньше положенного. Грили даже учредил школу, в которой он и лейтенант Локвуд преподавали арифметику, грамматику, географию, метеорологию. Доктор Пэви преподавал уроки французского языка. Единственного участника, не умевшего писать, сделали грамотным. Раз в две недели издавалась газета, которая продержалась два месяца. Было сделано всё, чтобы пережить полярную зиму. Новый год отмечался танцами, концертом и песнями, пока все не разошлись лишь в 3 ночи. Подъём в честь этого Грили сделал на час позже.

С наступлением весны начались санные походы. Были исследованы Земля Гриннеля и озеро Хазен в глубине острова Элсмир. Лейтенант Локвуд с небольшим отрядом совершил самый северный санный поход и достиг рекордных для того времени 83°24’ с.ш. Остров, которого они достигли, отряд назвал островом Локвуда. Грили писал об этом достижении следующее:

«В течение трёх столетий Англия держала в своих руках знамя дальнего севера, теперь Локвуд, использовав труды и опыт наших „заморских родичей“, опередил их усилия на суше и на океане.»

Локвуд же в своём дневнике писал:

«Мы достигли верха (острова Локвуд) в 3 часа 45 минут пополудни и развернули американский флаг - подарок миссис Грили - на широте 83°24’ (согласно последнему наблюдению).»

Лишь нехватка продовольствия заставила отряд Локвуда повернуть обратно. Однако обнаруженные обширные земли северной Гренландии были нанесены на карту. Всего поход продолжался более 60 дней, с 4 апреля по 1 июня. По итогам всех санных походов, которые проводились с февраля по июль, были определены примерные размеры земли Гриннеля и выяснены никому ранее не известные физические условия внутри этих арктических просторов.

Первая зимовка подходила к концу, однако никакого судна на горизонте не появилось. Судно «Нептун», которое было направлено для спасения экспедиции, допустило ряд грубых ошибок, из-за которых люди из Форта Конгер не были эвакуированы. Из рапорта капитана «Нептуна» следует, что они провели десять дней в гавани на пути к станции и развлекались охотой, упустив драгоценное время при благоприятном ветре. Такая халатность привела ко второй зимовке.

Провизии и снаряжения ещё хватало, чтобы провести на станции вторую зиму. Адольф Грили до последнего не сокращал рацион питания, однако ему пришлось это сделать. Постепенно у него ухудшились отношения с доктором Пэви, который считал, что сокращение приведёт к не очень хорошим последствиям для здоровья экипажа и даже рассказал об этом нижним чинам. В целом вторая зимовка проходила нормально, Грили в мемуарах постоянно подчёркивает, что настроение команды было даже лучше, чем в первую зимовку, о чём свидетельствует и рапорт врача.

Вторая зимовка протекала также медленно и однообразно, даже Грили особо не распространяется о ней. Он потратил это время на приведение в порядок всех документов и научных наблюдений. Весной лейтенант Локвуд с Брейнардом и Кристиансеном отправились в поход к югу от Форта Конгера, разведав путь на случай отступления экспедиции после второй зимовки. Грили уже тогда не был уверен, вернутся ли за ними, и продумывал план действий. Брейнард и Кристиансен заложили продуктовый склад в 12 милях от форта. Против этого протестовал врач Пэви, который считал это излишним риском. 20 июля он заявил, что его контракт истёк и он отказывается подчиняться приказам и отдать свой дневник. Здесь Грили, возможно, проявил излишнюю суровость, посадив врача под арест и запретив покидать дом дальше, чем на 1 милю. Но с обеих сторон соблюдалось это не со всей строгостью, и судить Грили в таких сложнейших условиях очень сложно. Однако отношения между этими людьми были испорчены.

 Документов, дневников, журналов, наблюдений и их копий за всё время пребывания накопилось 23 кг, упакованных в три свинцовых запаянных ящика. В двух ящиках хранились оригиналы, в третьем – копии научных наблюдений и коллекция растений. Это ещё раз говорит о том, что к главной цели экспедиции – научным наблюдениям -- Грили подошёл со всей ответственностью.

Так как никакого судна за командой не прибыло и после второй зимы, 9 августа экспедиция выдвинулась из Форта Конгера, чтобы добраться до Западной Гренландии. За это Грили будут неоднократно критиковать, ведь если сократить паёк ещё сильнее, то ещё одну зимовку можно было протянуть. Но судить этих людей вряд ли мы можем, ведь обе попытки пробиться к ним ни к чему не привели, и никто не гарантировал, что третья попытка приведёт к благополучному исходу. Психологически же бездействовать полярникам было очень трудно.


Катастрофа и спасение

Поход начался.

Собаки были оставлены на базе, для них вскрыли несколько бочек с мясными продуктами и жиром. Эти животные не были полезны в походе, поэтому было принято подобное нелегкое решение. В поход были взяты три тонны угля, солонина, хлеб, чай и другие продукты, которых хватило бы на год при урезанном армейском пайке. Однако Грили признавал, что в арктических условиях этих запасов совершенно недостаточно. Из транспорта в распоряжении экспедиции был паровой катер и несколько лодок.

Однако катер и лодки быстро затерло льдом. Уже 11 сентября пришлось бросить катер. Ещё позже разведывательный отряд экспедиции обнаружил каменную пирамиду. В ней были письма, которые рассказали о двух попытках спасти их. Как выяснилось, в первый раз это пытался сделать «Нептун», второй -- пароход «Протеус», но был раздавлен льдом летом 1883 года в здешних водах. Команда «Протеуса» была спасена вспомогательным судном «Янтик». То есть экспедиция Грили проходила там, где ещё месяц назад эвакуировался экипаж парохода и был спасён.

В конце сентября -- начале октября на мысе Сабин острова Пим Грили и его команда обнаружили склады продовольствия, которые заложили команды «Нептуна» и «Протеуса», поэтому место было выбрано для зимовки. 6 октября Грили распределили вёсла, паруса и мачты между тремя командами, которые должны были строить себе жилища.

Замысел Грили, по которому они должны были достичь запада Гренландии, провалился. Ещё одной зимовки было не избежать. Опасность голода нависла над исследователями. После сбора провизии со складов, в распоряжении экспедиции было всего 40 кг мяса. По расчётам Грили, провизии, при крайне усечённом пайке (около 420 гр), хватило бы лишь до 1 марта. Во время одного из походов к складам от сильного обморожения пострадал сержант Эллисон, ему пришлось ампутировать обе руки и ноги. Из-за плохого питания и голода в январе 1884 г. от цинги погиб первый участник -- сержант Кроос.

В начале марта паёк сократился до 115 г мяса и 230 г хлеба. Охота не слишком спасала людей, тем более что силы их покидали очень быстро. В апреле погибло сразу пятеро человек, у Грили случился тяжёлый сердечный припадок, но он выжил. Крайне обострились отношения Грили и доктора Пэви, в одной из потасовок Грили чуть не застрелил Бендера, который попытался ввязаться в спор между ними.

К лету 1884 года есть становится совсем нечего, в ход идет всё – кожаные ремни, подошвы сапог из тюленьей кожи. В конце мая-начале июня умирают ещё шестеро, в том числе доктор Пэви.

Также сержант Генри многократно был уличён в воровстве, и здесь Грили проявил жёсткость, отдав приказ о расстреле Генри после воровства тюленьей кожи. Это произошло 6 июня 1884 г. после нескольких месяцев воровства и воспитательных бесед с ним. Сложно судить о том, насколько была оправданна эта мера в таких сложных обстоятельствах. Ведь из-за воровства Генри могли погибнуть и другие, когда почти никакой еды не оставалось. Грили отмечал, что с приговором были согласны все на тот момент.

Живые позавидовали бы мёртвым, и все ощущали приближение смерти. В пищу уже шли лишайники, криль, грязные покрывала со спальных мешков и прочее. Лишь когда из двадцати пяти участников экспедиции осталось семеро, пришло спасение! К мысу Сабин приблизились два корабля, посланные из Америки на спасение экспедиции. Читаем у советского исследователя Арктики С.Ю. Визе про момент спасения:

«Тем временем шлюпка пристала к берегу, и сидевшие в ней бросились к палатке. Ближе к входу в палатку лежал человек с отвисшей челюстью и остекленевшим неподвижным взором, не обнаруживший признаков жизни. Напротив него лежало существо, только отдалённо напоминавшее человека. Оно было без ног и без рук. К обрубку правой руки была привязана ложка. Это был сержант Элиссон, жестоко пострадавший от мороза ещё осенью <…> Рядом с Элиссоном стоял на коленях, поддерживаясь руками, человек с длинной путанной бородой, глаза которого сверкали лихорадочным огнём. Он был одет в халат, превратившийся в грязные лохмотья, голову его прикрывала красная феска.

- Не Грили ли вы?

- Да, я Грили. Нас осталось семеро…Вот они тут…умираем…как подобает мужчинам. Сделано, что надо было…».

            Возле палатки лежали трупы непохороненных товарищей, сил их похоронить, просто не было. Труп Генри тоже лежал недалеко от палатки. При осмотре мёртвых тел оказалось, что с некоторых было срезано мясо, что даст повод к дискуссиям о каннибализме. Однозначно установить факт невозможно, а в дневниках, мемуарах и прочих документах об этом сведений никаких нет.

            Послесловие

            Часто экспедиция Адольфа Грили воспринимается исключительно как одна из самых драматичных за всю историю освоения Арктики. Это так. Однако забывают о том, что были получены систематические комплексные наблюдения из столь высоких широт. Участников экспедиции дважды не смогли забрать со станции, оставив на два года в Арктике. Эти люди героически выдерживали тяжелейшие испытания длительных арктических переходов, терпя морозы и голод, невозможность расслабиться и ощутить себя в безопасности. Тем не менее, многие наблюдения прекратились лишь за несколько дней до спасения.

            В основном критика Грили касается того, что он часто принимал неверные решения и разводил уставщину в полярной экспедиции. Насчет военщины -- вопрос дискуссионный, но нужно понимать, что обстоятельства были очень сложны. Грили считал, что за ними могут не прибыть вовсе, поэтому вряд ли его можно обвинить в поспешности принятия неверного решения покинуть станцию. Справедливости ради, стоит сказать, что  времена Грили не было ни авиации, ни ледоколов, ни радио. Они остались на краю земли почти без всякой надежды на спасение.

            Вернуться на родину смогли шесть человек (сержант Элиссон скончался в пути). Сам Адольф Грили получил звание генерала, издал несколько книг об Арктике и в полярные экспедиции больше не пускался, чего не скажешь о его выживших товарищах. Сержант Лонг ещё отправится за полярный круг...

Автор: Илья Андреевич Рудь, научный сотрудник Российского государственного Музея Арктики и Антарктики (РГМАА), Санкт-Петербург.


Список литературы:

1.      Визе В.Ю. Международный полярный год. 1932 г.

2.      Грили А.В. Три года в Арктике. 1935 г.

3.      Райт Т. Большой гвоздь. 1973 г.

4.      Арикайнен А.И. Во льдах североамериканской Арктики. 1989 г.

5.      Магидович И.П., Магидович В.И. Очерки по истории географических открытий. 1985 г.



далее в рубрике