Конструктивные особенности эскимосских жилищ

Коренные народы Севера
22 Сентября, 2021, 14:07
Конструктивные особенности эскимосских жилищ
Древнеэскимосское поселение Эквен. Обвал береговой линии.


Жилища-полуземлянки древних эскимосов с каркасом из костей кита и плавникового дерева во множестве встречаются на побережье Чукотки от мыса Беринга до устья реки Колымы и с давних времён привлекали внимание путешественников и исследователей. В монографии С.И. Руденко[1] содержится обзор сведений о подобных жилищах, начиная с записок Дежнёва (1655 г.). Раскопок жилищ на побережье Чукотки С.И. Руденко[2] не проводил, но, основываясь на данных разведок, автор пришёл к выводу о том, что предки эскимосов пришли на Берингоморское побережье с каким-то иным типом наземного жилища и только постепенно перешли к постройке полуподземных жилищ, приспосабливаясь к новым для них условиям оседлой жизни в Арктике.

Жилищ древних зверобоев на побережье Чукотки, подвергавшихся хотя бы частичному археологическому исследованию, немного.

Кроме описания подъёмного материала из жилых памятников и результатов неоконченных или непрофессиональных раскопок, до последнего десятилетия на прибрежной Чукотке жилые памятники практически не исследовались. Фрагментированные сведения не давали представления о жилой архитектуре древних морских зверобоев.

В 1990–1992 гг. С.В. Гусев проводил исследования древнеэскимосского поселения Дежнёво (Канискак), которое располагалось на берегу Берингова пролива, к югу от мыса Дежнёва и в 7 км к востоку от памятника Эквен, на месте ликвидированного в 1951 г. посёлка[3].

Материалы поселения Канискак, расположенного всего в 6 км от Эквена, привлечены нами в качестве аналогии жилому комплексу Н-18. Принципиально конструкции Эквенского жилища Н-18 и Канискакского жилища 1 обладают многими общими чертами. Жилые комплексы на поселении Канискак имеют большое значение как первые, исследованные на Чукотке на высоком методическом уровне. Несомненную ценность имеет и обильный бытовой материал, обнаруженный в жилищах.          


Эквен

Первым древнеэскимосским памятником на Чукотке где проводились масштабные многолетние исследования, был Эквен[4]. С 1995 по 2002 г. полностью изучена конструкция жилища Н-18, включая рабочие площадки за пределами внешних стен.


  Древнеэскимосское поселение Эквен, процесс исследования.


Древнеэскимосский комплексный памятник федерального значения Эквен, состоящий из обширного поселения и могильника, находится на побережье Берингова пролива в 22 км к югу от п. Уэлен, в 15 км к юго-востоку от м. Дежнёва (Чукотский район Чукотского АО). Вдоль береговой линии прослежены остатки около двадцати восьми жилищ, сохранившихся в виде небольших всхолмлений, на поверхности которых зафиксированы выходы китовых костей (рёбра, черепа, кости нижней челюсти), являвшихся конструктивными элементами жилых построек, и культурный слой древнеэскимосского поселения.

Часть культурного слоя разрушена прибоем и штормами. По обрыву вдоль береговой линии, где расположена большая часть жилых комплексов, каждый год наблюдаются обвалы, обнажающие культурный слой, где собрана весьма представительная коллекция подъёмного материала.

Жилище 18 (Н-18) расположено на периферии Эквенского поселения, в 80 м от моря и 50 м от берега лагуны, хорошо прослеживалось с поверхности, представляло собой единую структуру и не имело видимых повреждений. Оно имело форму всхолмления около 14-15 м в диаметре и 80-90 см высотой, поросшего низкорослой травянистой растительностью. На поверхности зафиксированы выходы вертикальных костей кита, частично разрушенных в верхней части и являвшихся конструктивными деталями жилища.

Жилище было возведено на небольшом естественном возвышении и состояло из следующих крупных структурных элементов: двух разновеликих соединяющихся помещений, перекрытых кровлей, коридорного входа, открытой площадки с очагом и ямами для хранения продуктов и открытой площадки с крупным очагом.

Помещение 1 -- основное, большее по площади -- имело подпрямоугольную форму шириной 3,6 м и длиной более 6 м. Постройка была возведена на дневной поверхности. В качестве каркаса стен и опор кровли строители Н-18 использовали разрубленные надвое и, часто, с удалённой суставной частью кости нижней челюсти китов, черепа гренландского и серого китов, поставленные друг на друга, а также китовые позвонки, сочленённые в скелетном порядке и поставленные вертикально. Несколько опор изготовлены из плавниковых стволов хвойных деревьев. Иногда одну опору могли составлять две или три челюстных вертикальных кости кита, которые были врыты вплотную друг к другу. Со временем конструкция жилища ремонтировалась, опоры расшатывались и проседали. Видимо, поэтому в северо-западном углу помещения расстояние между тройными опорами немногим более 0,5 м.

Благодаря вечной мерзлоте большая часть вертикальных деталей каркаса стен сохранилась в вертикальном положении. Столбы из челюстных костей кита были вкопаны в пол помещения на глубину не более 30 см и располагались в углах помещения, вдоль стен, а также в центральной части. Среднее расстояние между опорами -- 1,5 м. Основания составных опор из позвонков и челюстей в пол не вкапывались. Две крупных опоры – одна из позвонков кита, другая из трёх черепов, поставленных друг на друга, -- располагались вдоль южной стены. Составные опоры упали на уровень пола. Расстояние между основаниями этих опор стандартное. Поверхность пола между опорами плавно повышается к юго-востоку, в сторону открытой площадки 4. В стене прослеживается разрыв, и, таким образом, помещение 1 соединялось проходом с площадкой 4. Возможно, выход на площадку функционировал только в тёплое время года.

Пол помещения в центральной части вымощен крупными – более 1 м в длину и до 0,85 м в ширину – сланцевыми плитами. Вечная мерзлота под вымосткой, видимо, постепенно подтаивала, и проседающие плиты необходимо было время от времени приподнимать, чтобы избежать затопления талой водой. Видимо, пол жилища постоянно обновлялся, наращивался из крупных костей животных и камней по мере подтаивания вечной мерзлоты. Часть деталей пола постепенно втаптывалась в жилую поверхность, проседала в размягченный под действием талой воды уровень пола. На их место приносили другие камни и кости.

Очаги в помещении не обнаружены. Очевидно для отопления и освещения использовались переносные керамические жирники – фитильные лампы, наполнявшиеся растопленным жиром морских млекопитающих. В качестве «мебели», очевидно, использовались шесть крупных китовых позвонков, стоявших на полу помещения в северной части.

Помещение 2 имело подпрямоугольную форму длиной 3,5 и шириной 2,5 м и было ориентировано длинной стороной по линии С–Ю. По четырём углам располагались вертикальные опоры. Три мощных одиночных опоры сделаны из плавникового дерева. Четвёртая, расположенная в юго-западном углу, состояла из трёх стоящих вплотную друг к другу вертикальных бревен. Верхние части трёх деревянных опор обломаны, опора в юго-восточном углу срублена на высоте 70 см от уровня пола и имеет глубокие чёткие следы рубящего орудия по кругу. Срубить опору помещения можно было только изнутри. Очевидно, после того как жилище было покинуто, дерновые стены долгое время не разрушались. Поэтому из помещения вынесены все пригодные к употреблению вещи – находок здесь несравнимо меньше, чем в помещении 1, и все они обнаружены между плитами пола. Позднее деревянные опоры, горизонтальные брёвна из стен или те их части, которые не оказались в вечной мерзлоте, были целенаправленно извлечены из руин жилища и использованы для новых построек или в качестве горючего.


Древнеэскимосское поселение Эквен, малое помещение жилища Н-18.


Помещение 2, по-видимому, служило спальной платформой. Уровень пола помещения заметно выше, чем в помещении 1 – спальная платформа всегда выше окружающего пространства в арктическом жилище; размеры помещения относительно небольшие, следовательно, его легче нагреть; на полу помещения 1, в отличие от помещения 2, почти нет костей животных. Если здесь и принимали пищу, то кости выносили; возможно, помимо переносных жирников для отопления помещения использовались окатанные гальки из теплоёмкого липарита, которые нагревались в костре и затем вносились внутрь.

Коридорный выход примыкал к восточной короткой стенке помещения 1. Он располагался в его юго-восточном углу и был ориентирован в сторону моря. Ширина внутренней части коридора до 0,9 м, длина около 6 м. Параллельные стены коридора сложены из крупных позвонков кита, вертикально поставленных частей ребер и конечностей кита, а также из суставных частей костей нижней челюсти кита. Основу обеих стенок составляют два ряда позвонков, поставленных друг на друга. Внутренняя часть коридора заполнена льдом, уровень пола значительно, не менее, чем на 60 см, ниже, чем в помещении 1. Перепад в уровнях пола между коридором и помещением был необходим для сохранения тепла в жилище.

Площадка находилась за южной стеной помещения 1, соединялась с ним входом и примыкала к нему с юга и юго-востока. Она имела неправильную овальную форму размерами 4 х 5,2 м и была ориентирована параллельно помещению 1. В западной и северной части площадка ограничена мощной дерновой стеной помещения 1

В полу пристройки сооружены подпрямоугольная и овальная ямы для хранения запасов мяса и жира морских животных, длиной около 1,5 м и глубиной до 40 см, с плотными, пропитанными органикой стенками и дном. Вокруг ям – утрамбованный слой той же органики.

В юго-западной части площадки, в двух метрах от входа в помещение 1 обнаружен очаг. Здесь на уровне вымостки зафиксированы вкрапления древесного угля, мелкие обожжённые камни и фрагменты обожжённых костей в зольном пятне. Находок в пристройке существенно меньше, чем в помещении 1, по количеству и категориям изделий. Многочисленные фрагменты керамики и кости животных, а также очаг позволяют предположить, что пристройка служила кухней в тёплое время года, а также кладовой. Площадка не имела стационарной кровли и стен и не могла служить жилым помещением.

Площадка 5 располагалась к северу от коридорного входа в жилище и ограничена его северной стенкой, а также восточной дерновой стеной помещения 2. Здесь зафиксировано мощное пятно, состоящее из золы, углей, фрагментов пережжённых костей. В центре пятна зафиксирован крупный очаг овальной формы, длиной до 1,8 м, слегка углублённый в землю. В очаге обнаружены липаритовые гальки со следами сильного прокала. В очаге и вокруг него по всей поверхности площадки обнаружено большое количество крупных фрагментов керамики, как правило, очень плохой сохранности. Её значительно больше, чем во всех других помещениях жилища. Видимо, здесь использовались крупные сосуды, однако, форму и точные размеры установить не удалось.

Таким образом, жилище Н-18 состояло из двух соединяющихся «тёплых» жилых помещений, перекрытых кровлей. Помещение 1 сообщалось входами с двумя открытыми более лёгкими по конструкции подсобными сооружениями с хозяйственными ямами и очагами и имело коридорный выход в сторону моря.


Пайпельгак

В 2002–2020 гг. Чукотская археологическая экспедиция Государственного музея Востока проводила исследования на древнеэскимосском поселении Пайпельгак (названном по небольшому ручью), расположенном в 1,5 км к северо-западу от устья р. Чегитун, на берегу Ледовитого океана (Чукотское море), примерно в 80 км к северо-западу от пос. Уэлен, и в 42 км к северо-западу от пос. Инчоун в Чукотском районе Чукотского АО[5].

На поселении Пайпельгак сложились уникальные даже для условий вечной мерзлоты условия для сохранности построек. Дело в том, что после того как они были покинуты, постройки в течение короткого времени оказались погребены под слоями грунта и щебня. Жилой уровень был быстро перекрыт материалом, обвалившимся или смытым с холма, под склоном которого они сооружены, и уровень мерзлоты немедленно поднялся. Постройки, не успев разрушиться на поверхности, оказались в многолетнемёрзлом грунте. Таким образом, стены и опоры кровли помещений сохранились на значительную (до 1,2 м) высоту, дошли до нас не только предметы из органических материалов, но даже содержимое мясных ям, где хранились пищевые запасы.

4 Древнеэскимосское поселение Пайпельгак (фото Днепровского).JPG

Древнеэскимосское поселение Пайпельгак.


Занимающее верхний, самый молодой стратиграфический уровень на поселении жилище бирниркского времени состояло из двух перекрытых объёмов, соединённых переходом. Коридорный выход был устроен в более крупном помещении.

Помещение 1 имело почти квадратную форму, приблизительно 3,5 х 3,5 м и ориентировано по сторонам света. Оно было возведено на древней дневной поверхности. Стены (кроме северной) сложены из горизонтальных брёвен, положенных друг на друга. Сохранились нижние венцы стен и опорные столбы высотой до 50–60 см (до современного уровня вечной мерзлоты). Угловых сочленений бревен нет. В углах помещения с внутренней и внешней сторон стен располагались деревянные столбы, врытые неглубоко. Они служили для крепления бревен стен и опорами кровли. К ним, возможно, при помощи ременных соединений крепились горизонтальные брёвна стен. Постройка постоянно ремонтировалась, подновлялась: со временем по углам приходилось ставить дополнительные вертикальные столбы, которые укреплялись короткими клиновидными деревянными и костяными подпорками вокруг основания.

6.Древнеэскимосское поселение Пайпельгак помещение 1 (фото Днепровского).jpg

Пайпельгак, помещение 1.


Толщина стен была около 1 м, с наружной стороны они засыпались землей. Пол помещения, не заглублённый в землю, был вымощен деревянными плахами, лежащими параллельно. В северной стене помещения имеется выход на площадку за его пределами. Выход не был перекрыт крышей – опорных столбов перекрытия не зафиксировано. Возможно, он использовался только в тёплое время года.

Челюстная кость кита в качестве одного из венцов зафиксирована в южной стене помещения 1. Ещё одна челюстная кость гренландского кита могла быть одним из верхних венцов восточной стены. Угловых сочленений бревен нет. По углам помещения были размещены вертикальные деревянные столбы, врытые неглубоко. К ним, возможно, при помощи ременных соединений крепились горизонтальные брёвна стен. По-видимому, со временем, в углах приходилось ставить дополнительные столбы, которые укреплялись короткими клиновидными подпорками вокруг основания.

Жилой уровень или уровень пола маркирован спрессованными слоями мусора (мощностью около 10 см), состоящего из щепок, фрагментов китового уса, меха, птичьих перьев и большого количества бытовых предметов, как правило, фрагментированных.

Пол помещения имел один уровень и был вымощен деревянными плахами. В восточной части северной стены помещения 1, восточнее коридора, имеется выход непосредственно за пределы помещения в направлении северо-северо-восток. Он маркирован разрывом в стене помещения, ступенькой между лопаткой кита, лежащей на полу помещения, и вымосткой из каменных плит и крупных костей. Этот выход не имел крыши – опорных столбов перекрытия не зафиксировано. Возможно, этот выход использовался только в тёплое время года и зимой не функционировал.

5. Древнеэскимосское поселение Пайпельгак (фото Днепровского).JPG

 Пайпельгак.


В северной стене помещения 1 устроен переход в помещение 2. Коридор примыкал к земляной засыпке стены между помещениями 1 и 2. Все опоры перекрытия коридора деревянные. Ширина перехода 50–60 см, длина –более 2,5 м. Четыре пары опорных столбов перекрытия коридора, считая пару столбов, входящих в конструкцию северной стены помещения 1, сделаны из бревен. Их основания заглублены ниже уровня вымостки пола коридора на 10–15 см. Видимо столбы сохранились полностью: вершина третьего от помещения с западной стороны – со следами обработки торца. Третий столб с восточной стороны сделан из бревна с раздвоенной прикорневой комлевой частью, врытого вершиной вниз. Высота его от вымостки пола 110 см. Это реальная высота коридора от вымостки до перекрытия.


 Пайпельгак, помещение 2.


Помещение 2 имело подпрямоугольную в плане форму, размерами приблизительно 4 х 4 м. Вдоль стен располагались вертикальные опоры из дерева и челюстных костей кита. Пол вымощен бревнами и крупными каменными плитами. На первом строительном горизонте помещения зафиксированы следы пожара. Вертикальные деревянные опоры, стоящие вдоль стен, имеют следы огня. В северо-западном углу на первом («допожарном») уровне часть стены сооружена из крупных каменных плит, поставленных вертикально. С внешней стороны за плитами прослежен мощный слой углей, древесная и костная зола. За стеной помещения разводился огонь, и нагретые каменные плиты стены отдавали тепло внутрь жилища. Возможно, именно эта экспериментальная система отопления и привела к пожару – в непосредственной близости от очага находились деревянные опоры. Следы огня зафиксированы на столбах северной части перехода из помещения 1 в помещение 2. Большая часть перехода и малое помещение от огня не пострадали. Сразу после пожара помещение было восстановлено и несколько перепланировано. Заменены сгоревшие плахи пола и выметен уголь. Рядом с основаниями сгоревших столбов, вкопанных в землю, поставлены новые опоры. После пожара помещение было несколько расширено – одна из стен перенесена, система отопления не возобновлялась, и на место кострища поставлена новая опора. Под вымосткой пола в центре сооружен «погребок» подтреугольной в плане вытянутой формы, ориентированный с запада на восток. Стены его выложены из горизонтальных челюстных костей кита.

8. Древнеэскимосское поселение Пайпельгак помещение 2 и переход. (фото Днепровского).jpg

 Пайпельгак. Помещение 2 и переход.


Коридорный выход из помещения 2, длиной более четырех метров сооружён в восточной стене большого помещения и ориентирован на восток, в сторону склона. Северная его стена частично разрушена мерзлотной трещиной. Южная сложена из вертикальных челюстных костей и черепов кита, имеются деревянные опоры кровли. На полу лежали крупные лопатки кита.

На поселении Пайпельгак обнаружено ещё три жилые структуры (помещения 4–6). По инвентарю они относятся ко времени существования древнеберингоморской культуры (ДБК-II) и были перекрыты жилищем бирниркского времени, состоявшим из соединенных крытым переходом помещений 1 и 2.

9. Древнеэскимосское поселение Пайпельгак, помещение 6 (фото Днепровского).JPG

 Пайпельгак, помещение 6.


Итак, исследования на Пайпельгаке показали, что это первый жилой памятник на Чукотке, имеющий несколько стратиграфически выделенных последовательных горизонтов застройки. Помещение 2 имеет два строительных горизонта, разделённых пожаром. Стратиграфически всему комплексу жилища предшествует еще несколько горизонтов культурных наслоений.

Малое помещение жилища 1 на поселении Пайпельгак имеет много общих черт с малым помещением Эквенского жилища Н-18. Оба помещения одинаково ориентированы по сторонам света, сооружены на поверхности и не заглублялись в землю. Они одинаковой четырехугольной или подквадратной в плане формы и почти равные по площади. По углам расположены несущие кровлю и поддерживающие стены деревянные столбы. Сооружения представляют собой тёплую стационарную столбовую конструкцию с грунтовой (дерновой) внешней подсыпкой стен. Общим признаком является использование горизонтальных брёвен в конструкции стен. В Эквенском жилище нет деревянных бревен в вымостке пола, но преобладают каменные плиты. В пайпельгакском помещении одна вымостка пола состоит в основном из брёвен, но каменными плитами выложена часть пола, примыкающая к выходу. Судя по составу инвентаря, оба помещения имели жилое, а не хозяйственное назначение. Малая площадь и другие признаки позволяют предположить одинаковое назначение построек в качестве спальных помещений.

Малое помещение Эквенского жилища Н-18 примыкало непосредственно к более крупному с севера, а не с юга как помещение 1 на Пайпельгаке. Между большим и малым помещениями на Эквене нет мощной земляной стены, они соединяются через ступеньку, и общая стена, в которой расположен проход из одного помещения в другое, была тонкой. Помещение 1 на Пайпельгаке имеет четыре стены, три из которых внешние, и четвёртая, общая для обоих помещений, также имеет земляную подсыпку. Коридорный выход в восточной части северной стены этой постройки, длина которого более трёх метров, примыкает с востока к земляной стене и соединяет малое и большое помещения жилища. Таким образом, помещение 1 на Пайпельгаке имеет четыре «тёплых» стены и является самостоятельной, более обособленной от большого помещения постройкой.

В результате работ экспедиции не только собрана одна из богатейших в мире коллекций эскимосских древностей, но и получены обширные сведения о погребальном обряде, конструкции и планировке жилищ Древней Чукотки, о материалах, из которых они были построены, а также о том, как использовалась территория, прилегавшая к жилым комплексам. Многочисленные изделия, обнаруженные в погребальных и жилых комплексах, существенно расширяют современные представления об охотничьем вооружении и орудиях труда древних эскимосов Чукотки, о технологиях, применявшихся ими для обработки камня, кости, дерева, о религиозных представлениях одного из самых самобытных народов Арктики.

Продолжение следует.


Автор: К.А. Днепровский, археолог, канд. ист. наук, сотрудник Государственного музея Востока и Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва. 

Фотографии К.А. Днепровского.




[1] Руденко 1947, 68–70.

[2] Руденко 1947, 70.

[3] Гусев, Жилин 2000, 196.

[4] Blumer, Csonka, 1997; Бронштейн, Днепровский, 2001; Днепровский, 2001, Dneprovskiy 2002; Moulin, Csonka 2002.

[5] Dneprovskiy 2006; Бронштейн, Днепровский, Сухорукова 2007; Днепровский 2007; 2012.





далее в рубрике