Мончегорск – как появился город и комбинат в Монче-тундре

Полезные ископаемые
Сергей Палагин
10 Января, 2021, 14:07
Мончегорск – как появился город и комбинат в Монче-тундре
Фото: fonwall.ru

 

Кольский полуостров оставался неисследованным до начала XX века, несмотря на то, что люди проживали там очень давно. Одной из этнических групп, населявших полуостров с древних времен, были лопари, саами, лапландцы – племя, о котором в просвещённой Европе ещё в конце XVIII века рассказывали страшные сказки. Не информированные об этом лопари добродушно вели кочевой образ жизни, двигаясь в зависимости от времени года от рек и озёр к океану. Основными спутниками лопарей были олени и собаки, помогавшие выжить в экстремальных арктических условиях.

Кольские лопари ведут свою родословную от человека-оленя Мяндаша, они и называют себя олений народ. Количество кольских саамов обычно не превышало двух тысяч человек, что определяется естественным законом первобытного общества – численность племени напрямую зависит от природных ресурсов территории их проживания.

Место проживания лопарей – Монче – полуостров, тундра, горный массив, слово Монча в переводе с саамского значит «красивый, живописный». Саамская поговорка гласит: «В лопарской земле снаружи бедно и грязно, но её недра скрывают золото». Золотом оказались медно-никелевые руды, с открытием которых в Монче-тундре началась совершенно новая жизнь, наполненная грохотом предприятий некогда глубокой периферии огромной страны.

До нас дошли имена владельцев земли, на которой впоследствии построили город Мончегорск, фамилия этих людей Архиповы, имандровские   лопари, самый известный из них – Калина Иванович, (родился 23 августа 1863 года), был проводником первых геологических партий и хранителем местного фольклора. Его родители Любовь и Иван в XIX веке отселились на Имандру, окрестности Монче-губы считались родовым владением Архиповых, а ягельник окрестных гор – местами выпаса стад их оленей.

 

2_Izbushka-fedora_1934g._.jpg

Избушка Калины Архипова. Фото: Музей истории города Мончегорска

 

Первая всероссийская перепись населения 1897 года донесла до нас, что на Кольском полуострове проживало 9 291 человек, из них русских 5865, лопарей 1724 человека. Лопарский посёлок Монче-губа известен с середины 1920-х годов, когда его занесли в статистические таблицы во время Всесоюзной переписи в 1926 году, где указано, что на территории будущего Мончегорского района, кроме русских и лопарей, проживали карелы и финны.

В 1921 году в район будущего Мончегорска прибывает первая группа исследователей, однако суровый климат и технические сложности позволяют начать полномасштабную работу только в 1929 году. Руководил исследованиями географ Г.Д. Рихтер, устроивший главный исследовательский лагерь в Монче-губе, он описал основные вершины и создал первую карту района. В результате анализа полученных сведений был сделан вывод о перспективности района в плане геологоразведки и направления в регион в 1930 году двух партий в Монче-тундру. Исследователи подтвердили наличие в недрах сырьевой базы, масштабы которой пока определить не удалось, при этом Монче-тундра признана «многообещающим резервом полиметаллических руд СССР». 1 октября 1931 года Академии наук СССР представлен доклад «Проблема Монче-тундры», где официально заявлено о перспективах геологических разработок региона, его «огромного научного и практического значения».

 

image143.jpg

Разведка на Нюдуайвенче. 1934 г. Фото: lapland-nature.info

 

В 1934 году Нарком тяжёлой промышленности С. Орджоникидзе докладывает С. Кирову о возможности создать в Монче-тундре никелевое производство, Киров рапортует Сталину и предлагает начать строительство комбината «Североникель».

Экономическая независимость страны в 1930-е годы – вопрос выживаемости молодого советского государства, и «Североникель» становится важнейшим объектом индустриализации СССР, а рудники Монче-тундры призваны обеспечить страну никелем и кобальтом, внеся огромный вклад в обороноспособность. Организация производства и строительство комбината курируется на самых высших эшелонах советской власти. Документы подписываются и согласовываются: Сталиным, Берией, Булганиным, Ждановым, Кагановичем, Кировым, Маленковым, Микояном, Орджоникидзе...

29 апреля 1935 года ЦКВКП/б/ публикует приказ – в максимально короткий срок, до конца 1938 года, построить никелевый завод в Монче-тундре мощностью 10 тысяч тонн никеля и 10 тысяч тонн меди в год.

 

image142.jpg

Фото: lapland-nature.info

 

В июне 1935 года в Монче-тундру прибывает Государственная комиссия для выбора площадок, где должна расположиться обогатительная фабрика, рудники, металлургический завод и город. На всякий случай было разработано три проекта города.

Первый вариант предполагал строительство в районе станции Оленья, с названием Оленегорск. Однако удалённость рудных месторождений от комбината и необходимость строительства трёх небольших городков для расселения рабочих при каждом предприятии «Североникеля» не позволило реализовать план.

Архитекторы предложили заложить административный центр, состоящий из двух населённых пунктов – Мончегорска и Нюдуайвенча, что также не отвечало принципу обеспечения предприятий рабочими.

Утвердили третий проект единого города Мончегорска на полуострове по линии Имандра, Лумболка, Нюд-озеро. Город оказывался под защитой зелёной зоны, разделяющей промышленную и жилую части.

В сентябре 1937 года Мончегорск получил статус города, а в декабре того же года Президиум Ленинградского облисполкома утвердил его генеральный план.

 

image028.jpg

Фото: lapland-nature.info

 

Значительную часть рабочей силы составляли высланные из центральной России «спецпереселенцы», бывшие «кулаки» и «середняки», священники, офицеры царской армии, интеллигенция... Истории этих людей словно написаны под копирку:

«Жили, работали, пытались прокормить большую семью. В 1930 году семья признана зажиточной, поэтому накладывали большое задание, которое выполнить не было физической возможности, приходилось продавать имущество. Потом отца судили за невыполнение налога, объявили кулаком и вместе с семьей выслали...»

Уезжая в неизвестность, люди оказывались на крайнем севере. Мужчин отправляли на лесоповал, а женщин, стариков и детей оставляли в бараках. Учитывая, что «раскулаченным» не определяли сроков изоляции, уцелевшие в первый год строили дома и начинали обрабатывать огороды. Жизнь налаживалась. После начала строительства комбината в Мончегорске многие переселились на большую стройку и стали первыми жителями нового города.

В 1938 году Мончегорская спецкомендатура №5 имела на учёте 4 245 человек (1251 семья) спецпереселенцев.

13 июля 1935 года руководство «Североникеля» подписало соглашение с ББК (Белбалтлаг, организация, строившая Беломорско-Балтийский канал) о выделении рабочей силы (10 тысяч заключённых) на строительство железнодорожной ветки Оленья-Монча. Лагеря располагались вдоль линии будущей железной дороги.

 

image045.jpg

Фото: lapland-nature.info

 

Мончегорск становился арктическим Вавилоном, совсем недавно мононациональный регион пополнился китайцами, немцами, казахами, евреями, татарами, латышами, эстонцами, грузинами... По данным статистики, только на стройке города числились рабочие более 100 наций.

Официально формирование ГУЛАГа в Мончергоском районе началось в августе 1937 года, когда Народный Комиссар государственной безопасности Ежов подписал секретный приказ «об оказании помощи строительству никелевого комбината в Монче-тундре с доведением количества заключённых до 5000 человек». Тенденция участия «врагов народа» в строительстве важных производственных объектов в районе Мончегорска продолжилась в январе 1940 года принятием Совнаркомом СССР и ЦК ВКП/б/ постановления «О передаче медно-никелевого комбината «Североникель» в ведение организации с витиеватым названием «Наркомвнудел». Монче-тундра обзавелась страшноватым управлением «Мончегорлаг», которое взяло под свою опеку строительство комбината «Североникель», на фасаде которого гордо сияло – НКВД СССР!

8 октября 1938 года комбинат «Североникель» запустили в эксплуатацию. Однако, как это часто бывает со сложными техническими объектами, производственный процесс наладить сразу не удалось, чему способствовали недоделки и неопытность персонала. Технология и оборудование были самыми передовыми в стране, мончегорцам пришлось в спешном порядке осваивать новшества. 23 февраля 1939 года комбинат выдаёт товарный огневой анодный никель, осенью 1940 года налаживает выпуск электронного никеля, в первой половине 1941 года – металлического кобальта.

     

unnamed.jpg

Фото: krai.monlib.ru

 

Накануне войны в Мончегорске на «Североникеле» трудилось 6,5 тысяч заключенных и примерно 7 тысяч вольнонаёмных. В конце августа –начале сентября 1941 года мончегорским военкоматом из мест заключения было призвано на фронт 3 341 человек.

В июле 1941 года принято решение об эвакуации промышленных предприятий из Мончегорска в Норильск, на Урал, в Сибирь и на Северный Кавказ. Оборудование вывозили морским путём и по железной дороге. Никель и кобальт были необходимы для создания вооружения. Вместе с предприятиями город покинули 5 674 рабочих и инженеров.

Несмотря на эвакуацию предприятий, сдача Мончегорска немцам не входила в планы советского руководства. Для обороны города из числа жителей сформировали полк народного ополчения численностью 1796 человек, которых разместили по линии Оленья, станции Куна и Имандра, совхоз «Продснаб». Полк помимо бойцов-пехотинцев имеет специальные подразделения химической обороны, аварийно-восстановительный отряд, пожарную команду и санитарную дружину.

Вскоре постановлением правительства «в целях борьбы с диверсантами противника» управлением Мурманского пограничного округа формируется Мончегорский отдельный истребительный батальон. Подразделение совершает рейды в районы для выявления диверсионных групп противника, в декабре-феврале 1942-1943 годов наибольшую активность в совершении диверсий в регионе проявляют финские военные.

 

4.jpg

Фото: krai.monlib.ru

 

За время войны в Мончегорске действовало пять госпиталей, работали областные учреждения управления (Мончегорск являлся дублёром областного центра), мурманское педучилище, институт усовершенствования учителей, областная библиотека, четыре детских дома.

После изгнания врага из Заполярья в спешном порядке налаживается производство и уже осенью 1945 года комбинат в Мончегорске восстанавливается для полного производственного процесса.

В 1955 году Советское правительство утверждает план расширения комбината с увеличением его производственной мощности до 27 тысяч тонн никеля в год, что предполагается достигнуть не столько за счёт увеличения комбината, но, прежде всего, в связи с изменением технологической схемы производства.

 

Руда, добытая в руднике, готовится к отправке. 1960 г. Фото: murmanachiv.ru

 

Через три года Мурманский совнархоз предлагает мончегорцам новый план реконструкции, по сути – капитальную перестройку металлургического завода с увеличением мощностей до 65 тысяч тонн никеля в год. Проект учитывал возможную перспективу переработки в Мончегорске норильского файнштейна. Параллельно принимается решение о значительном увеличении объёмов жилищного строительства.

Руда из Норильска имеет повышенное содержание меди, серы и драгоценных металлов, что стало причиной очередного переустройства комбината и строительства цеха по переработке шламов, содержащих драгоценные металлы. В 1970 году Министерство цветных металлов утвердило очередной план реорганизации, что позволило увеличить выпуск электролитной меди до 70 тысяч тонн в год.

30 декабря 1975 года Л. И. Брежнев подписал постановление «О неотложных мерах по строительству Надеждинского металлургического завода Норильского горно-металлургического комбината и объектов по переработке норильских полуфабрикатов цветных металлов на комбинате «Североникель». Целью постановления являлось создание технических возможностей для достижения мощности производства 205 тысяч тонн никеля в год.

     

Мончегорск в 1965 году. Фото: Семен Майстерман / ТАСС

 

К марту 1982 года вводят в эксплуатацию первый никелевый комплекс (35 тысяч тонн никеля в год), комбинат становится самым крупным рафинировочным никелевым заводом в мире.

До конца 1980-х комбинат работал стабильно, создавая продукцию, в которой нуждались советские производства и зарубежные партнеры, однако кризис 90-х резко негативно отразился на деятельности экспортных предприятий. Необходимо было в кратчайшие сроки менять ситуацию на комбинате, разрабатывать новые мероприятия, в первую очередь, для повышения устойчивости производства к колебаниям мировых цен на продукцию. Проводить диверсификацию производства, выпускать новую рентабельную продукцию: специальные карбонильные никелевые порошки, соли кобальта... Однако сделать это мгновенно в сложившихся условиях было невозможно.

В 1990-е время ускорялось, 17 ноября 1995 года контрольный пакет акций РАО «Норильский никель», принадлежавший государству, передан ОНЭКСИМбанку. В декабре в «Североникель» для изучения финансового состояния предприятия приезжает группа специалистов банка. Принимается решение о привлечении инвестиций в размере 1 млрд. долларов для развития предприятия и преодоления кризиса. Ситуация усугубляется резким уменьшением выпуска никеля, сокращается поставка руды из Норильска, оборудование не модернизируется. Финансовые проблемы влекут задержки зарплат. 1996 год впервые в истории предприятия завершается с убытком по производству товарной продукции, «Североникель» самое неэффективное предприятие в системе РАО.

 

722fdae582265726fbaa63249ce129df.jpg

Фото: m.activatica.org

 

Постепенно ситуация на производстве налаживается, приходят эффективные менеджеры и инженеры, однако в 1998 году комбинат вновь стоит на грани банкротства, себестоимость выпускаемой продукции, уровень её рентабельности не может обеспечить конкурентоспособности предприятия. Вместо предполагаемых 6 300 долларов за тонну никеля рынок весной 1988 года предложил 4 885 долларов, а к июлю опустился до 4 190. Таким образом, бюджет был выполнен на 60 процентов. Так, обвал цен на лондонской бирже стал решающим фактором создания Кольской ГМК, объединившей в 1998 году на нулевой балансовой стоимости комбинаты «Печенганикель» и «Североникель», где работало более 17 тысяч человек. История показала, что это было верное решение, ставшее основной стабильного производства, способного конкурировать с зарубежными коллегами.

 

***

Сергей Палагин, специально для GoArctic

далее в рубрике