Тайна Земли Андреева

Наука
Маргарита Емелина
1 Сентября, 2020 | 08:55
Тайна Земли Андреева

Фрагмент карты Страленберга 1730 г., на которой обозначен большой остров на северо-востоке Сибири.


Легенда о том, что в центре Северного Ледовитого океана расположен огромный материк, существовала издавна. Его изображение не раз появлялось на географических картах. Наиболее известным стало отображение Terra Polaris на картах Герарда Меркатора, изданных в 1569 и 1595 гг. На них были изображены четыре крупных острова, расположенных вокруг Северного полюса. Четыре большие реки соединяли океан с морем, в котором ровно в точке полюса выступала большая чёрная скала.

К XVII в. представление о том, что в Северном Ледовитом океане от Новой Земли на восток простирается огромный скалистый остров, сложилось и в России. Русские землепроходцы, отправлявшиеся в Сибирь для её освоения, расспрашивали представителей местного населения, промышленников, ходивших северными морями. Получали они в ответ самые разнообразные сведения, знакомились с местными легендами и сказаниями. Так, в 1645 г. Михаил Стадухин от коренных жителей Колымы услышал предание об островах на севере от берегов Восточной Сибири. Впоследствии легенда подтвердилась, и были открыты Ляховские и Медвежьи острова.

Первое картографическое изображение большого острова к северо-западу от устья Колымы появилось на карте Страленберга, изданной 1730 г.

Шведский офицер Иоганн Филипп Страленберг в 1709 г. после сражения под Полтавой попал в русский плен и был сослан в Сибирь в Хлынов, а затем в Тобольск. Здесь он стал составлять карту Сибири, которая, к сожалению, не сохранилась (сгорела в 1715 г.). Вскоре Страленберг стал участником экспедиции Д.-Г. Мессершмидта (1721 г.). Он готовил новую карту Сибири. После заключения мира со Швецией картограф получил разрешение вернуться на родину.

В 1722 г., накануне возвращения в Швецию, Страленберг преподнёс свою карту Сибири Петру I, которому та настолько понравилась, что царь предложил шведскому картографу руководить геодезическими работами в Российской империи. Но тот предпочёл покинуть Россию. По мнению историка А.И. Андреева, карта Страленберга – одна из лучших иностранных карт Сибири XVIII в.[1] В 1730 г. в Стокгольме он издал книгу «Историческое и географическое описание северной и восточной частей Европы и Азии» и карту России и Великой Татарии (1730 г.). В своей работе он использовал как собственные наблюдения, так и рассказы местных жителей, чертежи Сибири С.У. Ремезова, исправленные и дополненные во время путешествия с Д.-Г. Мессершмидтом.


Гравюра с изображением Страленберга за работой. Источник изображений, этого и заставки: Philip Johan von Strahlenberg. Självporträtt på karta. Utländska kartor, Ryssland, Generalkartor 31:3, KrA. Foto Bertil Olofsson KrA.


На некоторых русских картах первой половины XVIII в. также появились указания на некие большие северные земли. Так, якутский дворянин И. Львов к северо-востоку от Шелагского мыса помещал остров, «на котором живут чукчи». На карте Восточной Сибири, составленной около 1726 г., И. Козыревским, показан обширный остров к северу от Колымы. На карте казацкого головы Афанасия Шестакова (1726 г.) также обозначен остров под названием Копаев к северо-востоку от устья Колымы (видимо, один из Медвежьих островов), а к северу от него – Большая земля, увиденная в 1723 г. принцем Шелагским (т.е. Копаем). Эти и другие подобные сведения были учтены при снаряжении отрядов Великой Северной экспедиции. Мореплавателям следовало найти острова или земли, пристать к ним, узнать их границы, установить, соединяются ли они с берегами Америки. Историк В.М. Пасецкий отмечал, что вопрос о новых больших землях в Арктике был связан с задачей поиска прохода Северным морским путём к Камчатке и американским берегам[1]. Результаты экспедиции (в частности, работа ленско-колымского отряда Дмитрия Лаптева) и находки документов, сделанные Г.-Ф. Миллером в Якутском архиве, привели к тому, что Миллер назвал неубедительными свидетельства о существовании Великой Северной Земли. Поэтому на картах 1740-х гг., основанных на данных, полученных в ходе Великой Северной экспедиции, нет очертаний каких-либо больших островов к северу от побережья Сибири, нет указаний на Северный материк[2]. М.В. Ломоносов всё же не согласился с Миллером, он считал, что новые земли в Северном Ледовитом океане могут быть обнаружены, т.к. «вообще не следует из незнания небытие вещей»[3].


Фрагмент карты А.Ф. Шестакова (1725 г.) с обозначением земли шелагского князя. Опубликована В.Ю. Визе.


На «Генеральной карте открытий адмирала де Фонта и других испанских, английских и русских мореплавателей, искавших прохода в Южный океан» Ф. Бюаша, изданной в 1752 г., Северная земля была изображена линией, обрисовывающей полукруг (напротив устья Колымы и доходящей почти до устья Индигирки).

Сибирским губернатором в то время был Ф.И. Соймонов (1757–1762). Он стал инициатором ряда исследовательских экспедиций в Северном Ледовитом и Тихом океанах. В 1761 г. он поручил подполковнику Ф.Х. Плениснеру, начальнику над Охотским и Камчатским краем, отправлявшемуся к месту новой службы в Анадырь, организовать широкие исследования в северной части Тихого океана и на северо-востоке Азии. На Чукотский полуостров Плениснер отправил учёного чукчу Николая Ивановича Дауркина. Он в начале сентября 1763 г. прошёл берегом от устья Анадыря на северо-восток, переправился через залив Креста и близ его восточного входного мыса организовал зимовье. Оттуда в течение осени и зимы 1763–1764 г., продвигаясь от одного жилища чукчей до другого, он пересёк Чукотское нагорье в разных направлениях и вернулся к устью р. Анадыря в середине августа 1764 г. В конце зимы 1765 г. Н.И. Дауркин составил отчёт и приложил к нему карту. На ней он указал «земли» в виде одного большого материка, простирающегося на северо-западе до меридиана Колымы[4].

Другую экспедицию Плениснер направил из Анадыря в марте 1763 г. на Медвежьи острова. Это был небольшой отряд под руководством сержанта Степана Андреева. Исследователи осмотрели пять островов. Вернувшись в Нижнеколымск, Андреев сообщил, что также, возможно, видел на северо-востоке от Четырёхстолбового острова некую землю. В следующем 1764 г. им были продолжены поиски этой земли: «Увидели остров весьма не мал, гор, стоячего лесу на нём невидимо, низменной, одним концом на восток, другим на запад, и в длину так, например, имеет, 80 вёрст»[5]. Отряд повернул назад «не доезжая до того вёрст за 20», так как путешественники увидели «свежие следы превосходного числа, на оленях и в санях, неизвестных народов и, будучи малолюдны, возвратились на Колыму»; других данных «о сей земле, или великом острове, нет никаких»[6].

По возвращении Андреев подготовил отчёт, который подал Плениснеру. Результаты его похода нельзя было признать удовлетворительными. Поэтому вопросы об очертаниях земли, о людях, её населяющих, призвана была разрешить новая экспедиция в составе геодезистов прапорщиков И. Леонтьева, И. Лысова и А. Пушкарёва. Они отправились из Тобольска к Нижнеколымскому острогу в 1769 г. Как и С. Андреев, они переправились на собаках по льду на ближайший из Медвежьих островов и постепенно описали все острова. В течение пяти лет геодезисты трижды посещали их, пытаясь обнаружить и землю, о которой упоминал С. Андреев. Однако никаких её признаков не было найдено.

В экспедициях Леонтьева участвовал и учёный чукча Николай Дауркин. В 1769 г. он, видимо, повторил свою прежнюю карту с изображением обширной земли[7], протянувшейся далеко на восток и соединявшейся с северо-западной оконечностью Америки. Впоследствии в 1780 г. появилась «Карта Чукоцкого Носа, сообщённая от полковника Плениснера». Это был улучшенный вариант карты Н.И. Дауркина. И здесь также была указана Большая северная земля, уходящая безгранично на север. На её пространстве были помещены надписи: «Земля китиген, живут люди», «Живут оленние люди Храхан». Но новых данных о земле к тому времени так и не было получено.

В 1785 г. отправилась в путь для исследований северо-восточной Азии и северо-западных берегов Америки, а также для «совершеннаго познанія морей между матерою землею Иркутской Губернии и противуположенными берегами Америки» экспедиция под руководством Д. Биллингса и Г.А. Сарычева. Им указывалось также проверить, «не откроются ли острова или земли в Севере»[8]. Однако в ходе похода земля также не была обнаружена. Г.А. Сарычев верил, что она существует: 

«Мнение о существовании матёрой земли на севере подтверждает бывший 22 июня юго-западный ветер, который дул с жестокостью двои сутки. Силою его, конечно бы, должно унести лёд далеко к северу, если б что тому не препятствовало; вместо того на другой же день увидели мы все море, покрытое льдом. Капитан Шмалев сказывал мне, что он слышал от чукоч о матёрой земле, лежащей к северу, не в дальнем расстоянии от Шалагского Носа, что она обитаема и что шалагские чукчи зимнею порою в одни сутки переезжают туда по льду на оленях»[9]

Экспедиция завершилась в 1793 г. Других сведений о Земле Андреева исследователям найти не удалось.

Поиски продолжались и в начале XIX в. К тому времени промышленники, занимавшиеся добычей мамонтовой кости, открыли несколько островов к северу от Св. Носа, а один из них обнаружил «большое протяжение матёрой земли»[10]. Министр иностранных дел и коммерции Н.П. Румянцев, указывал историк В.М. Пасецкий, явился инициатором экспедиции для исследования новых островов и «матёрой земли», т.к. подобные изыскания являлись делом государственной важности[11]. Поэтому в ноябре 1808 г. началась экспедиция по съёмке и исследованию Новосибирских островов под руководством М.М. Геденштрома. Среди её участников был и промышленник Яков Санников. Весной 1810 г. участники похода приступили к описи Новой Сибири. Затем М.М. Геденшторм начал поиски Земли Андреева, которая, по мнению контр-адмирала и члена Адмиралтейств-коллегии Г.А. Сарычева, должна была находиться к северу от устья Колымы. Он видел гусей, земляные глыбы на льдинах в 250 верстах от материка, но не саму Землю. Тем не менее эти признаки он расценивал, как свидетельства её существования. В то же время Я. Санников находился на о. Котельном. Оттуда он наблюдал вдалеке высокие горы.

На 1811 г. намечались новые походы Я. Санникова и геодезиста П. Пшеницына. Геденштром подготовил итоговую карту и отметил на ней в северо-восточной части Ледовитого океана «и землицу по описанию сержанта Андреева», и виденные, но не исследованные Я. Санниковым земли[12]. Очень важны оказались сведения о том, что Северный Ледовитый океан даже зимой не покрыт сплошным льдом. Вопрос о Земле Андреева продолжал стоять на повестке дня.

И Н.П. Румянцев, и морской министр И.И. де Траверсе полагали, что необходимо найти «матёрую землю». Поэтому в инструкциях, подготовленных для руководителей Колымской и Янской экспедиций, основной задачей которых было описание северного побережья Сибири и уже открытых островов, был внесён пункт о том, «чтобы для поисков и описания земель, которые якобы обитаемы и находятся к северу от Яны и Колымы», были использованы все средства[13]. Экспедиция под начальством лейтенанта Ф.П. Врангеля для описи берегов от устья реки Колымы к востоку от Шелагского мыса была санной. Было совершено три поездки по льду в северном и северо-восточном направлениях (1821–1823 гг.), но земля не была обнаружена. В 5-й главе описания своего путешествия Ф.П. Врангель высказал сомнения в достоверности обнаружения Андреевым земли и, изложив ход своих поисков, пришёл к выводу, что «в удободосягаемом от азиатского берега расстоянии нет на Ледовитом море никакой земли»[14]. В ходе поездок 1823 г. Ф.П. Врангель расспрашивал чукчей о существовании на севере большой земли. Чукчи ему сообщили, что между Шелагским и Северным мысами в ясные летние дни с невысоких прибрежных скал видны на севере, за морем, высокие и заснеженные горы. Также прежде с моря приходили большие стада оленей, теперь же их не стало, так как чукчи и волки преследовали и истребляли их. Впоследствии эта земля была открыта – это был остров, названный именем Врангеля. Но остров, существование которого предсказали чукчи, не отождествлялся Ф.П. Врангелем с Землёй Андреева (их разделяло, предположительно, 500 км)[15]. Он писал:

«Я полагаю, что дальнейших доказательств неосновательности мнения, будто Андреев открыл к северу от Колымы землю, не требуется... Андреевского открытия вовсе не существует, и поэтому оно не заслуживает ни места на картах, ни упоминания в истории русских экспедиций по Ледовитому морю»[16].

В ходе Янской экспедиции под руководством П.Ф. Анжу (1820–1824) были исследованы северные берега Сибири от устья Яны в сторону Лены и Индигирки, острова (Ляховские, Котельный, Фаддеевский, Новая Сибирь и др.). Путешественники посетили район, где Я. Санников видел свою землю, а также предпринимали попытки поиска «матёрой земли». Земли обнаружены не были. Историк В.М. Пасецкий отмечал важность исследований П.Ф. Анжу, сделавшего множество описаний и пришедшего к выводу о существовании приливов и отливов к северу от Новосибирских островов (это доказывало, что море не ограничено исполинской землёй)[17]. В 1825 г. Адмиралтейским департаментом была опубликована карта северных полярных стран, на которой были учтены исследования экспедиций, осуществлённых в начале XIX в. Земли Андреева и Санникова не указывались на карте.

В то же время в Лондоне рассказ о своём путешествии по Сибири опубликовал Джон Дундас Кокрейн. Его книга «Narrative of a Pedestrian Journey through Russian and Siberian Tartary to the Frontiers of China, the Frozen Sea and Kamtchatka» выдержала несколько переизданий. На картах, включённых в издание, Земля Андреева была отмечена тонкой линией.


Указание на Землю Андреева на карте Восточной части Сибири из книги Д.Д. Кокрейна (издание 1825 г.).


На протяжении середины – 2-й половины XIX в. интерес к Земле Андреева не возникал. В ходе экспедиции Д. Де Лонга на «Жаннетте» судно оказалось севернее о. Врангеля. Лейтенант Ч. Чипп заметил некую землю, местонахождение которой соответствовало району поисков Земли Андреева. Но других упоминаний о ней в документах экспедиции больше не значилось[19]. На карте, составленной по итогам экспедиции А. Норденшёльда по Северному морскому пути (1881 г.), отмечались как Земля Беннета и Земля Врангеля (даны жёлтым цветом, часть берегов начерчена сплошной линией, а часть – пунктиром), так и Земля Андреева (вернее, дан абрис земли и её название). Но путешественники не видели Землю Андреева.

В ходе исследований Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана в 1913–1914 гг. суда «Таймыр» и «Вайгач» старались пройти западнее о. Врангеля, с тем чтобы обследовать район предполагаемого местонахождения Земли Андреева. Однако тяжёлые льды не позволили это сделать. В конце 1922 г. неподалёку от неисследованного района Северного Ледовитого океана оказалось судно «Мод», на борту которого находился аэроплан. Но в условиях полярной ночи полёты оказались невозможны.


Продолжение следует.


Автор: М.А. Емелина, кандидат истор. наук, ведущий научный сотрудник ВИЦ СЗФО, старший научный сотрудник ААНИИ (Санкт-Петербург). 




[1] Андреев А.И. Очерки по источниковедению Сибири. М.–Л., 1965. Вып. 2. С. 43.

[2] Пасецкий В.М. Русские открытия в Арктике. СПб., 2000. Т. 1. С. 319–320.

[3] Там же. С. 321.

[4] Ломоносов М.В. Полное собрание сочинения. М.–Л., 1951. Т. 6. С. 454.

[5] Зубов H.Н., Бадигин К.С. Разгадка тайны земли Андреева. М., 1953. С. 119.

[6] Цит. по: Пасецкий В.М. Русские открытия в Арктике. СПб., 2000. Т. 1. С. 324.

[7] Сарычев Г. Путешествие капитана Биллингса и плавание капитана Галла, СПб., 1811. С. 190–191.

[8] Фёдорова С.Г. Письмо на моржовом клыке // Ежегодник Государственного Исторического музея за 1958 г. М., 1960. С. 157-158.

[9] Путешествие флота капитана Сарычева по северо-восточной части Сибири, по Ледовитому морю и восточному океану, в продолжение осьми лет, при географической и астрономической морской экспедиции, бывшей под начальством флота капитана Биллингса, с 1785 по 1793 год. СПб., 1802. С. 5–6.

[10] Там же. С. 97.

[11] Пасецкий В.М. Арктические путешествия россиян. М., 1974. С. 43–44; Его же. Русские открытия в Арктике. СПб., 2000. Т. 1. С. 402–411.

[12] Пасецкий В.М. Арктические путешествия россиян. М., 1974. С. 45.

[13] Там же. С. 48–53.

[14] Там же. С. 78.

[15] Врангель Ф.П. Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю 1820–1824. М., 1948. С. 316.

[16] Пасецкий В.М. Арктические путешествия россиян. М., 1974. С. 90.

[17] Цит. по: Зубов Н.Н., Бадигин К.С. Разгадка тайны Земли Андреева // Природа. 1952. № 2. С. 93.

[18] Пасецкий В.М. Арктические путешествия россиян. М., 1974. С. 96.

[19] Узин С.В. Загадочные земли. М., 1950. С. 47.



далее в рубрике