Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

Большая охота. Морские зверобои Чукотки

Большая охота. Морские зверобои Чукотки
5 Декабря, 2018, 12:01
Комментарии
Поделиться в соцсетях

Вельбот во льдах Чукотского моря. Фото К.А. Днепровского.



Знаменитая «большая пятерка» африканских охотничьих трофеев из романа Э. Хемингуэя «Зелёные холмы Африки» - слон, носорог, леопард, буйвол и лев – имеет бледный вид для чукотских охотников-профессионалов. Кит тяжелее слона, минимум, в три раза, а моржей весом в тонну бригады охотников, например, из посёлка Уэлен, расположенного на крайнем северо-востоке нашей страны, за лето и осень добывают по несколько десятков.

Добыча моржа. Уэлен.png


Городские жители, избалованные современной цивилизацией и волею судеб сильно уплотнённые на весьма ограниченной территории, уже с трудом себе представляют, как беззащитен и беспомощен человек перед лицом природы. Имеется в виду человек древний, этими дарами цивилизации не обладающий. Существуют очень узкие климатические «лимиты» длительного существования человеческой популяции (+-5-10 градусов), для жизни человека требуется жёсткий минимум количества пищи и её состав, необходимы навыки строительства жилищ, коллективной деятельности и т. д. Нам – современникам, изучающим жизнь и быт древнего населения арктического региона, - остаётся только восхищаться адаптивными способностями древнего человека, его волей к жизни и продолжению рода и стремлением не только выжить, но и реализовать творческие способности, эстетические и религиозные потребности.

В фильме Спилберга «Челюсти» для того, чтобы убить несчастную акулу длиной не более шести метров, технически оснащённые американцы что только не используют: и крупное палубное судно, и гарпунное ружье, и баллоны с газом, и чуть ли не глубинные бомбы. Акула, конечно, хищник, но всё же маленькая и глупая рыба. По сравнению с китом. Серый кит – млекопитающее, такое же как человек, и хоть не имеет хищных зубов, зато в длину от двенадцати и более метров и весом тонн 12-15. Морские зверобои Чукотки – чукчи и эскимосы – охотятся на китов с небольших дюралевых моторных лодок, деревянных вельботов с мотором и до недавнего времени делали это с байдар длиной 6-8 метров с деревянным каркасом, обтянутым моржовыми шкурами. Происходит это, заметьте, не на курортных островах с солнечными пляжами, а в водах Берингова пролива и Чукотского моря (Ледовитый океан), где температура воды не бывает выше четырёх градусов. Правда, ещё лет двадцать назад вдоль Чукотского побережья ходило китобойное судно «Звёздный» и снабжало посёлки китовым мясом, но сейчас это всё забыто, и на самых больших млекопитающих в природе охотятся при помощи специального гарпуна с поворотным наконечником. Это орудие, без которого невозможен промысел морского зверя, было изобретено на Чукотке предками современных эскимосов и чукчей более двух тысяч лет назад...

Наконечники гарпунов древних эскимосов. 1-я половина 1 тысячелетия н.э. Из коллекции Музея Востока.


В первых веках до нашей эры на побережье Чукотки появляется и расцветает древнеэскимосская культура морских охотников. Студёные арктические моря всегда были очень продуктивны, в отличие от местной суши, - о земледелии в этом климате и сейчас не может быть и речи. Оленеводство появляется на Чукотке несколько позже, с приходом кочевников чукчей – оленеводов.

Эскимосы издавна селись в наземных прямоугольных или округлых жилищах из костей кита, камня и плавникового дерева с крышами из шкур, которые строили на самом берегу, обычно на склоне. Видимо, адаптация этих смелых людей к жизни в суровых условиях Арктики началась с охоты на моржей на лежбище и тюлений у кромки льда. Затем, с появлением быстрых и непотопляемых каяков с люком для гребца (прототипов современной байдарки) и крупных грузоподъёмных лодок – байдар, обтянутых кожей моржих, эти люди стали охотиться на ластоногих и китов на плаву. Вот тут и появилось сложное инженерное изобретение – поворотный гарпун.

4.JPG


Металл древние эскимосы не умели ни добывать, ни обрабатывать. Для изготовления орудий использовали кость, моржовый клык, олений рог и камень. Гарпун – основное орудие морских зверобоев – состоял из нескольких деталей: наконечника (который мог также быть составным, с каменными вкладышами), колка, на котором подвижно крепился наконечник, головки гарпунного древка с гнездом для колка, деревянного древка и «крылатого предмета». В гарпунный набор входили также копьеметалка и поплавок с линем.

Тщательно продуманный, сложный гравированный декор неизменно встречается на наконечниках. Орнамент из стремительных, лёгких линий подчёркивает их стреловидные, обтекаемые формы и, безусловно, несёт некий сакральный смысл, связанный с охотничьей магией. Многие наконечники являются образцами очень высоко развитого древнеэскимосского искусства.

12-1.jpg 12-2.jpg12-3.jpg12-4.jpg12-5.jpg

Наконечники гарпунов древних эскимосов (из коллекции Музея Востока), фото Е.М. Желтова


Конструкция наконечников гарпуна из моржового клыка или рога оленя с каменными вставками была такова, что после попадания в цель древко гарпуна легко отделялось и оставалось на плаву. Наконечник должен был пробить толстую кожу морского зверя и оказаться целиком в толстом слое подкожного жира. Когда натягивался линь, закреплённый в отверстии на наконечнике, гарпун, благодаря асимметричной форме боковой шпоры, поворачивался в теле зверя на 90 градусов и становился поперёк собственного входного отверстия. Это свойство наконечника и дало ему название – поворотный. К линю из кожи тюленя (лахтака) привязывался крупный поплавок. Для изготовления поплавков (по-чукотски «пых-пых») использовались снятые целиком («чулком») шкуры мелких ластоногих – нерп. Шкура плотно стягивалась на специальной костяной трубке, через которую затем надувалась, и отверстие затыкалось деревянной шпонкой.

Гарпуном кита или моржа, конечно, не убивали. При помощи поворотных гарпунов на теле животного закреплялись несколько поплавков, и киту становилось трудно двигаться и уходить в глубину, а его перемещения легко отслеживались преследователями. Зверь постепенно терял силы, и охотники закалывали его специальными длинными копьями с костяными наконечниками, пронзая сердце. Охота на кита занимала длительное время – десять, а то и более часов. Зверя надо выследить, догнать, загарпунить, затем долго преследовать загарпуненного зверя и, наконец, убить. Но на этом охота не кончается. Тушу с многотонным весом надо было буксировать к берегу, вытащить на прибрежную гальку и разделать. Старики-охотники ещё помнят, как буксировали убитых китов на гребных байдарах, «впрягая» их цугом в тушу. Нередко, если поднимался встречный ветер, и море становилось бурным, добычу приходилось бросать... Именно из-за трудностей с транспортировкой на гренландских китов, весом в два или даже в три раза больше серых, охотились очень редко. Каждый доставленный к берегу и разделанный гренландский кит вспоминался в поселке долгие годы, и охотник, который первым загарпунил крупную добычу, пользовался всеобщим уважением.

Разделка кита на берегу залива Лаврентия на Чукотке


Охота на крупного морского зверя опасна: кит ударом мощного хвоста может легко перевернуть и современную лодку, разъярённые раненые моржи пробивают клыками обшивку байдары и даже деревянный вельбот... Густые туманы и льдины в холодных и бурных морях требуют от моряков большого опыта, передающегося из поколения в поколение.

***

О функциональном назначении знаменитых «крылатых предметов» велись долгие споры в археологической литературе, высказывались разные точки зрения. Благодаря недавним находкам древнего гарпуна в сборе, в настоящее время установлено, что «крылатые предметы» являлись одной из составных частей гарпуна и   укреплялись на тыльной части гарпунного древка. Считается, что они являлись стабилизатором полёта гарпуна, как хвост самолёта. Самые древние типы этих изделий имеют «крылья» - два боковых отростка различных конфигураций. В целом, «крылья» предмета выглядят слишком декоративно, чтобы иметь строго определённое функциональное назначение. На ранней стадии развития «крылатые предметы» действительно могли выполнять функцию стабилизатора в том смысле, что уравновешивали гарпун с тяжёлой боевой частью. Что касается корректирования траектории полёта орудия и удержания его в полёте в положении “наконечником вперёд” (как стрелы, выпущенной из лука), то вряд ли такой стабилизатор мог быть эффективен. Гарпун в сборе имел немалую массу, и небольшие по площади собственно крылья «крылатого предмета», очевидно, не обладали достаточными стабилизирующими аэродинамическими свойствами, тем более что метали (и метают по сей день) гарпун с 5-6 метров. Древним охотникам, использовавшим лук и стрелы, естественно, были известны стабилизирующие свойства простого хвостового оперения, которым оснащались не только стрелы, но и лёгкие метательные остроги и гарпуны. Учитывая то, что «крылатый предмет» значительно утяжелял тыльную часть гарпуна, он, скорее, мог служить балансиром, уравновешивающим орудие. Но гораздо важнее было придать больший вес и, следовательно, увеличить инерцию метательного снаряда, который должен был пробить толстую кожу морского млекопитающего.

В более позднее время (во второй половине первого тысячелетия нашей эры) «крылатые предметы», похожие на трезубцы, и вовсе утрачивают крылья, а узкие отростки, безусловно, не могли обладать аэродинамическими свойствами, достаточными для стабилизации полета тяжёлого орудия.

Однако «крылатые предметы» не были и не стали в дальнейшем просто ритуальными навершиями (хотя орнамент на них, безусловно, всегда имел ритуальное значение). У них остаётся важная практическая функция, которую они всегда выполняли: весь типологический спектр «крылатых предметов» был необходим для применения копьеметалки, без которой невозможна была эффективная охота на крупного зверя с гарпуном. Именно эта функция является ключевым моментом в интерпретации «крылатых предметов». Тыльный конец древка гарпуна обязательно должен быть оснащён деталью из более прочного, чем дерево, моржового клыка с приспособлением для копьеметалки.

Копьеметалка из коллекции Краеведческого музея посёлка Лаврентия, фото К.А. Днепровского

            

Убедительным подтверждением, иллюстрирующим это положение, является и вовсе бескрылый «крылатый предмет», обнаруженный в одном из погребений охотников. Прямоугольное изделие из моржового клыка длиной 9,7 см имеет на торцевой части вертикальный глухой паз. Подобную прорезь на торце центральной части имеют все без исключения «крылатые предметы».

Функциональное назначение бескрылых изделий понятно: они крепились на тыльном конце древка гарпуна или остроги, которые метались при помощи копьеметалки. Опорный шип копьеметалки вставлялся в вертикальный паз, расположенный на торце «крылатого предмета». Таким образом, изделия этого типа выполняли основную функцию «крылатого предмета», хотя, безусловно, не относятся к ним типологически.

Эти навершия гарпунного древка, видимо, существуют с древнего времени параллельно с «крылатыми предметами». Вместе с окончательной утратой функций стабилизатора «крылатые предметы» трансформируются в «трезубцы». На последней стадии развития гарпунного комплекса копьеметалки применяются, видимо, с гарпунами, оснащёнными навершиями древков описанного типа.

Недостающим звеном в гарпунном комплексе древних эскимосов Чукотки до последнего времени была собственно копьеметалка. По археологическим и этнографическим данным изучены различные конструкции копьеметалок инуитов Аляски и Гренландии. Копьеметалка, являясь необходимой принадлежностью гарпунного комплекса, фактически удлиняла руку охотника, делала охоту более эффективной. Редкие археологические находки фрагментов этих изделий, относящихся к древнеберингоморскому времени (начало нашей эры) были известны археологам и на Чукотке.

Недавно в разрушенной океаном прибрежной части древнеэскимосского поселения археологами была обнаружена копьеметалка хорошей сохранности. Изящный, обтекаемой формы предмет изготовлен из цельной деревянной пластины длиной 35 см. Удобная рукоять со специальными углублениями для пальцев правой руки и ажурные боковые выступы для усиления прочности конструкции выполнены искусным резчиком по дереву с применением сверления. Глухое отверстие под указательный палец высверлено под углом к нижней плоскости предмета. Продольный неглубокий желобок на внешней поверхности изделия заканчивается упором – заострённой клювовидной вставкой из клыка моржа, расположенной горизонтально. Этот упор, вставлявшийся в паз на торце «крылатого предмета» или функционально аналогичного навершия гарпунного древка, предназначался для подвижного соединения копьеметалки и древка гарпуна в момент броска.

Узкий желобок на внешней поверхности копьеметалки и низко расположенный упор, предназначались, как видимо, для навершия древка гарпуна в виде «трезубца».

Копьеметалка, как непременная принадлежность охотничьего вооружения, появляется, очевидно, одновременно с поворотным наконечником гарпуна и самыми древними типами «крылатых предметов» и наверший гарпунного древка. Именно благодаря этим очень прогрессивным для своего времени изобретениям, смогла существовать и развиваться древняя культура морских охотников.

Принципиально тот же составной гарпун, но с бронзовым или алюминиевым (чтобы не ржавел) поворотным наконечником используется охотниками и сейчас. На конце их крепятся стальные острия. Из стального прута делаются и колки гарпунов. Никаким стабилизатором древко современного гарпуна не оснащено. Проникающие качества металлического наконечника позволяют достаточно эффективно применять гарпун и без копьеметалки.

Современные наконечники поворотного гарпуна, фото К.А. Днепровского


Видимо, вместе с широким распространением металла были утрачены навыки использования столь необходимых в древности деталей гарпунного комплекса как копьеметалка и «крылатый предмет». Гарпуны охотники делают себе сами, строго придерживаясь традиций двухтысячелетней давности. Охота на китов без гарпуна просто невозможна, а вот если кто-то пытается стрелять в ластоногих из карабина, предварительно не загарпунив зверя, то профессионалы таких людей презирают и преследуют как браконьеров. Дело в том, что раненый зверь часто просто тонет и не достаётся никому. А если на нём закреплён поплавок (сейчас используют пластиковые крупные поплавки от промышленных сетей), то даже затонувшего зверя можно найти и поднять. В древности, как и в наше время, ресурсы океана использовались экономно и разумно.

По международной конвенции ещё конца 50-х годов, охота на китов во всем мире запрещена. Кровавое зрелище охоты и разделки кита у приезжего человека вызывает много отрицательных эмоций, возникает естественное желание следовать принципам гуманизма, защитить зверей. Однако и на Аляске, и на Чукотке для коренного населения всегда существовала жёсткая квота на промысел китов и моржей. Это привычная пища эскимосов, и от её наличия зависит сам образ жизни этих людей, их хозяйственный уклад и даже самосознание.

На сегодняшний день в России добыча китов ведётся только в Чукотском автономном округе. В 2017 году на Чукотке добыто 119 серых китов и один гренландский кит.

Уэлен. Остов кита. Фото К.А. Днепровского


Автор: К.А. Днепровский, археолог, канд. ист. наук, сотрудник Государственного музея Востока.

.

Комментарии