Сейчас в Арктике:
Ледоход

Дикий северный олень: популяция под угрозой

Дикий северный олень: популяция под угрозой
5 Февраля, 2019, 10:35
Комментарии
Поделиться в соцсетях


На территории Красноярского края насчитывается самое большое в Российской Федерации поголовье дикого оленя. В Таймырском Долгано-Ненецком муниципальном районе и в Эвенкии их численность составляет более 64% от общероссийских показателей. К сожалению, с каждым годом оленепоголовье на Крайнем севере неумолимо сокращается, причём не естественным способом. По прогнозам НИИ Крайнего Севера, а также других научно-исследовательских институтов России, дикий северный олень как вид может исчезнуть ориентировочно к 2025 году. Основными причинами столь серьёзных последствий указывается браконьерство и практически промышленный отстрел животных местными жителями полуострова. Если последних можно «привести в чувство» с помощью административных ресурсов, то с приезжими незаконными добытчиками всё гораздо сложнее.

Особую ценность для браконьеров представляют панты дикого северного оленя. Их цена на «чёрном рынке» зависит от категории качества, размера, сезона срезки и многих других факторов. В среднем килограмм пантов самой низкой категории «D» продают за 22-25 долларов США, высший сорт «А» -- от 42 до 50 долларов. На тонну пантов приходится в среднем 120 килограммов рогов высшего сорта. Если владелец стада домашних северных оленей, захочет заработать на продаже пантов, то он подойдёт к этому процессу максимально мягко и грамотно. Выбирая для этих целей самцов, не трогая телят и важенок, а также производителей – для дальнейшего сохранения или увеличения численности своего собственного поголовья домашнего оленя. Срезка происходит с соблюдением санитарно-гигиенических ветеринарных условий, обработкой обрубков антисептиками и ранозаживляющими препаратами. Такой подход не ведёт к гибели животного, и оно продолжает свою жизнь в стаде промысловика. Причём северяне ориентируются на вес пантов и стараются срезать панты оленя у уже взрослых особей, давая им отрасти. Продавая их по самой низкой ценовой планке, но компенсируя финансовые потери весом срезанных пантов.

Совсем другой подход у браконьеров. Они срезают рога во время миграции стад во время переправы через многочисленные реки полуострова. Люди, забравшись в лодки, пользуясь беззащитностью оленя в воде, ведут свой незаконный промысел. Также браконьеры могут провести отстрел животных и уже с мёртвых срезать панты, оставив десятки, а иногда и сотни туш разлагаться в тундре. Помимо этого у убитого оленя вырезают языки и срезают камус (шкуру с оленьей голени). Чаще всего добытчикам пантов не нужно ценное мясо, они тоннами продают варварски добытый трофей перекупщикам. Дальше панты отправляются к заказчикам. На сегодняшний день одного рынка сбыта такие дельцы лишились: с 2018 года Китай ввёл полный запрет на ввоз пантов на территорию своего государства. Но по-прежнему этот товар остаётся востребованным на чёрном рынке в других странах. Отметим, что срезка камуса поставляется в Монголию и Бурятию, и цена одной единицы составляет до 700-800 рублей; учитывая, что у оленя четыре ноги, – это весьма прибыльное занятие. Своевременно срезанный камус хорошего качества высоко ценится у производителей обуви. Ну, а «классика» добычи дикого северного оленя – массовый отстрел животных без разрешительных документов. В этом случае добытое браконьерами мясо идёт на продажу. Нередки случаи, когда охотник имеет право добыть, например пятьдесят голов оленя, а за охотничий сезон он превышает допустимый предел во много раз. Таких «добросовестных» промысловиков на полуострове немало.

Валерий Вэнго, депутат Законодательного собрания Красноярского края:

- Единственное, что может противостоять браконьерству, - это усиление государственного надзора. Сегодня никто и ничто не мешает органам охотинспекции привлекать для проведения совместных рейдов отделы внутренних дел. Сотрудничать с Федеральной пограничной службой и транспортной полицией. Рычаги влияния для контроля над этой ситуацией есть. Есть вопрос и к ветеринарным службам, которые занимаются клеймением туш животных и выдачей сертификатов соответствия. Они не должны гоняться за прибылью, получая деньги за свою работу от хозяйств, а обязаны смотреть в первую очередь на документы. У человека есть лицензия на отстрел ста голов, а на клеймение он привозит триста. Почему они не задают вопрос: «Откуда ещё двести туш и законно ли они добыты?». Специалисты же без лишних вопросов клеймят продукцию и дают разрешение на её вывоз за пределы муниципального района. Вы видите, что есть много нюансов, а власти необходимо обязать специалистов более добросовестно исполнять свои обязанности. Получается, что в погоне за прибылью одни занимаются браконьерством, другие опять же из-за личной выгоды смотрят сквозь пальцы на нарушения. Если человек бы знал, что кроме того количества голов, которые он имеет право добывать, остальные официально оформить будет невозможно, то и не стал бы этим незаконным делом заниматься. Нет сбыта – нет прибыли.

Михаил Бондарь, начальник научного отдела ФГБУ «Объединённая дирекция заповедников Таймыра»:

- Обрезка пантов у здорового оленя приводит к необратимым последствиям для его организма. 5-7 процентов животных погибают от сепсиса, потери крови и истощения. У остальных особей нарушается сперматогенез, и северный олень становится недееспособным, то есть не способен размножаться. Всё это ставит таймырскую популяцию оленей под угрозу исчезновения. Только в минувшем году, по подсчётам специалистов, было срезано более 13,5 тонн пантов. На сегодняшний день учёные уже определили те «горячие» участки полуострова, где ведётся активная их срезка, чаще всего это водные переправы. Учитывая катастрофическое снижение популяции дикого северного оленя и отсутствие прироста её численности, необходимо организовать охранные мероприятия, с привлечение силовых органов.

Леонид Колпащиков, доктор биологических наук, начальник научного отдела ФГБУ «Объединённая дирекция заповедников Таймыра»:

- Не секрет, что охотники из соседних районов уничтожают оленей Таймыра. Всё это усугубляет и так сложную ситуацию. Проблему можно решить проведением круглогодичных надзорных рейдов. Падение численности оленей наблюдается уже восемнадцать лет, и все эти годы мы не можем остановить эту печальную тенденцию. Мы идём к полному уничтожению имеющихся у нас на территории ресурсов.

На сегодняшний день на территории Таймыра охоту в рамках закона осуществляют сорок восемь хозяйствующих субъектов, за которыми закреплено 1 409,543 тысячи гектаров охотничьих угодий. То есть северяне занимаются исконным промыслом коренных малочисленных народов Крайнего Севера, но пусть и не варварским способом, а реализуя продукцию и питаясь ей, тоже вносят свой негативный вклад в уменьшение поголовья дикого оленя. Тем не менее, эта отрасль жизненно необходима промысловикам полуострова, поэтому все действия власти различных уровней должны быть направлены на борьбу с браконьерством и максимальное ужесточение мер ответственности за совершённое преступление.

Не молчат на Таймыре и общественники. Неравнодушные северяне проводят общественные советы, приглашают на территорию специалистов, представителей краевой и федеральной власти. На прошлой неделе столицу Таймыра с рабочим визитом посетил Андрей Клишас, председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, представитель в СФ от исполнительного органа государственной власти Красноярского края. На встрече с ним одним из острых вопросов северяне обозначали проблемы оленеводства. Подключились к совместной работе и краевые чиновники.

Александр Коробкин, заместитель министра экологии и рационального природопользования Красноярского края:

- Сейчас краевая власть ведёт работу, направленную на внесение изменений в 209-й Федеральный Закон. Мы формируем общий поток инициатив, принимаем в работу самые разные предложения и пожелания. Что касается обрезки пантов ДСО (дикого северного оленя. – прим. ред.), то уже сформирован проект постановления правительства Красноярского края, он проходит все необходимые согласования и инстанции. Кратко отмечу, что с вступлением его в силу срезку пантов можно будет осуществлять только с законно добытого оленя. Все другие изъятия должны будут признаны незаконными.

Также Александр Коробкин предложил возобновить работу специальных комиссий, которые показали отличные результаты своей деятельности ещё в советские годы. На встрече с Александром Речицким, начальником Главного управления МВД России по Красноярскому краю, генерал-майором полиции, была достигнута договорённость о введении наземного и водного патрулирования. Планируется охватить очень большую территорию района: от Пясины до низовья Хатанги, причём также обещали и авиаподдержку. В ближайшее время будут собраны силовые структуры, от полиции и прокуратуры до ветеринарных инспекций (которые выдают документы на добытые биоресурсы), чтобы провести большую совместную работу по недопущению массового истребления таймырских оленей ради добычи пантов.

В 2018-м году в министерство экологии и рационального природопользования Красноярского края поступили заявки от охотпользователей, в том числе от представителей коренных малочисленных народов Таймыра и Эвенкии, на добычу дикого северного оленя в сезон охоты 2018-2019 годов в объёме ста шестнадцати тысяч особей. Запрошенный объём более чем в два раза больше установленного лимита добычи дикого северного оленя. С целью сохранения популяции необходимо проведение ряда мероприятий, касающихся как организации контроля над добычей, так и изменения законодательства. Проведение их возможно при условии постоянного мониторинга за состоянием популяции.

Борьба с браконьерами начинает принимать всё более широкие масштабы. По информации правоохранительных органов полуострова, в 2018 году организованы специальные рейды, из них шестьдесят пять – сотрудниками полиции и сорок – сотрудниками Росгвардии, включая дежурство в посёлках района и досмотр ледников. В результате было составлено 255 административных документов и изъято две с половиной тысячи боеприпасов, выявлено незаконное хранение 2 863 килограммов пантов дикого северного оленя. В 2019-м году на территории Таймыра увеличена численность инспекторского состава на три единицы, сейчас это двенадцать штатных единиц, выполняющих государственный охотничий надзор.

В свою очередь, депутаты Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета предложили внести в законодательное собрание Красноярского края проект изменений в закон Красноярского края «Об административных правонарушениях». Авторы предложили главу 4 «Административные правонарушения в области окружающей среды и природопользования» дополнить двумя статьями:

4.6. – «Незаконная заготовка, приобретение, хранение, перевозка и (или) сбыт неокостеневших рогов (пантов) дикого северного оленя». За такое правонарушение районные законотворцы предполагают наложение серьёзных штрафов. На юридическое лицо – от 300 до 500 тысяч рублей с конфискацией продукции, для физических лиц от 30 до 50 тысяч.

Статья 4.7. – «Нарушение ветеринарно-санитарных правил перевозки неокостеневших рогов (пантов) дикого северного оленя». Перевозка без ветеринарных сопроводительных документов предполагает наложение административного штрафа. Для граждан от 3 до 5 тысяч рублей; на должностных лиц – от 30 до 40 тысяч; на юридических – от 300 до 500 тысяч рублей. Эта инициатива, при поддержке её депутатами законодательного собрания Красноярского края, приведёт к ограничению оборота незаконно добытых пантов дикого северного оленя на Таймыре. Действующее сейчас административное наказание не способно испугать незаконных добытчиков пантов оленя. Понесённые расходы они с лёгкостью компенсируют только одним выездом в тундру. На сегодняшний день народные избранники ждут решения высшей инстанции.

Сергей Сизоненко, депутат Таймырского Долгано-Ненецкого районного совета депутатов выступил с инициативой не только ужесточить ответственность браконьеров за незаконные деяния, но и ввести для всех категорий граждан запрет на отстрел животных с первого июня по август:

- Под видом коренных малочисленных народов крайнего Севера в тундру выезжают мошенники и ведут беспощадное уничтожение животных, без которого многие северяне в дальнейшем просто не смогут существовать. Главная наша задача – сохранить популяцию оленя, чтобы наши дети и внуки могли увидеть это уникальное животное не только на картинке и в зоопарке, а в естественной среде обитания – таймырской тундре.


Автор: Ирина Альтова, Дудинка.

Фото заставки -- из архива ОО «ВМЕСТЕ».

Комментарии