Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

Должна ли Арктика стать общим достоянием? Конференция "Благословенный Север"

Должна ли Арктика стать общим достоянием? Конференция "Благословенный Север"
4 Февраля, 2019, 10:50
Комментарии
Поделиться в соцсетях


В наступившем году исполняется 520 лет со дня основания Великим князем Иваном III Васильевичем самого первого города российской Арктики – Пустозерска. Состоявшая на днях в рамках XXVII Рождественских чтений конференция «Благословенный Север» была приурочена именно к этой дате. Открывая её, епископ Нарьян-Марский и Мезенский Иаков (Тисленко) отметил, что уже тогда российский самодержец прекрасно понимал, какую колоссальную роль будут иметь эти первые шаги за Полярный круг для созидания страны, претендующей встать на имперские пути. «Создание этого города определило доминанту нашего движения на север, необходимость его освоения и постоянного заселения. Это был не просто поход, а «вчинение» огромных пространств в состав государства, в состав величайшей в истории человечества империи. Я никогда не изглажу из души того впечатления, которое неизменно испытываю, посещая наши старинные и удалённые сёла, куда добраться можно либо на вертолёте, либо по рекам, – отметил владыка в своём вступительном слове.

– Недалеко от Нарьян-Мара есть деревушка, двадцать дворов. До революции она была значительно больше, причём тут не имелось тогда разработок полезных ископаемых. Люди жили рыбалкой, охотой и разведением оленей. В этом почти островном селении, так как разлив Печоры заливает земли, оставляя островки, был каменный храм, а там нет камня, там тундра. В этой и других деревнях народ жил самодостаточно, люди были счастливы, так как ощущали себя хозяевами и наследниками этой земли. И они были богаты, могли строить каменные церкви. Это сложно даже с точки зрения современных технологий. Главной доминантой бытия человека была вера. И Пустозерск, основанный в этих условиях на краю земли, которой ещё предстояло стать Русью, имел три храма. Наше государство созидалось глубочайшими постулатами веры, которая не противоречит ни науке, ни экономике, и именно она соделала Арктику русской.


Главный редактор журнала «Арктические ведомости» Александр Игнатьев посвятил свой доклад международным аспектам развития Арктики:

– Столкновение интересов и амбиций в Арктике проявляется ныне не только со стороны арктических государств, – отметил он. – Весной 2017 года была принята декларация, в которой государства-члены Арктического совета (Россия, США, Канада, Дания, Норвегия) выразили свою приверженность поддержанию мира, стабильности, коллективного сотрудничества. Это имеет принципиальное значение. Осложнение международной обстановки не обошло стороной и Арктику. Санкции Евросоюза и США осложнили реализацию проектов по поиску и разработке нефтегазовых месторождений, растёт присутствие НАТО вблизи российской границы, сворачиваются контакты с Россией по военной линии. Встречи начальников штабов приарктических государств прошли только дважды и прекратились. 

Не так давно на саммите НАТО достигнута договорённость о создании нового командования объединённых вооружённых сил с ответственностью за Арктическо-атлантическую зону со штаб-квартирой в Норфолке. В военную деятельность всё больше вовлекаются региональные государства, которые считаются нейтральными. Так, Финляндия и Швеция подписали соглашение о размещении на своей территории сил быстрого реагирования НАТО, причём без обсуждения в парламенте. Линия Россия направлена на сохранение Арктики в качестве зоны мирного сотрудничества. Понимание необходимости совместных действий есть: Финляндия поддержала проведение арктического саммита, но, к сожалению, сейчас его перспектива выглядит всё менее вероятной, в частности, например, из-за недавних событий в Керченском проливе. 
В целом же в Арктике отсутствует конфликтный потенциал. Практически все территории здесь разграничены на основе исторических традиций или международного права. Никакие границы здесь не были завоеваны, не удерживаются силой. Основной правовой документ – конвенция ООН по морскому праву 1982 года, которая чётко устанавливает пределы суверенитета или юрисдикции государств над обширными морскими территориями. Россия заключила с северными соседями, Норвегией и США, соглашение о делимитации границ. Все арктические государства (США – особый случай) подали или подадут заявки на установление внешних границ своего арктического шельфа. Сейчас эта работа ведётся в Нью-Йорке в комиссии ООН по внешней границе континентального шельфа, она займёт несколько лет, так как заявок достаточно много. Дания, например, подала заявку, которая накладывается на российскую, её притязания переходят за Северный полюс и достигают границ исключительной экономической зоны Российской Федерации. США не ратифицировали конвенцию 1982 года и оказались вне этой дискуссии приарктических государств. Они могут установить границу континентального шельфа, но она тогда не будет признана. В отношении упомянутой конвенции существуют разные мнения: раздаются голоса, что она применима к любым другим регионам, кроме Арктики, здесь, мол, необходимо вернуться к секторальному делению, которое было ещё в дореволюционной России. Территории, которые находятся за пределами национального суверенитета, экономических зон Северного Ледовитого океана, признаны общим наследием человечества, Соответственно, их ресурсы могут осваиваться только на благо всего человечества. Другими словами, сюда могут приходить практически любые государства, вести разработку и промысел. Такая интернационализация не вполне желательна, и уже принята декларация, подписано соглашение о недопущении нерегулируемого промысла рыбы в центральной части Северного Ледовитого океана, хотя никакого промысла тут быть не может, всё покрыто льдами. Интересно, что это соглашение подписали такие страны как Китай, Северная Корея, Япония, а также Евросоюз.

Александр Игнатьев рассказал о роли Арктического совета, созданного в 1996 году. В нём восемь государств-членов, шесть постоянных участников, свыше сорока наблюдателей – государств и организаций. Арктический совет установил критерии для наблюдателей, и если ты сюда принят – должен следовать определённым правилам. Кандидат должен показать, что он делает в Арктике, почему претендует на статус наблюдателя, что нового может он дать для сотрудничества. Всё это, по крайней мере, ограничивает вседозволенность. Сегодня Арктический совет реализует восемьдесят проектов, и ни один из них не был свёрнут из-за санкций. Сейчас в Арктическом совете председательствует Финляндия. В мае этот пост получит Исландия. Эта страна хочет сделать акцент на сохранении и повышении степени использования биоресурсов. В целом на земном шаре используется около пятидесяти процентов пойманной рыбы, остальное идёт в отходы. В Исландии эта цифра составляет семьдесят пять процентов, а некоторые компании достигают и ста. Они готовы делиться и передавать свои технологии. После Исландии председателем станет Россия.

    ***

Темы других выступлений также касались экономического потенциала Арктики, её военного значения, экологии, истории освоения. Природа этого региона особенно ранима. Дальнейшая антропогенная нагрузка на природную среду может привести к необратимым изменениям в глобальном климате. Исключая морально-нравственные аспекты всей деятельности, которая ведётся здесь, нельзя рассчитывать на дальнейшее освоение Арктики.

Заместитель директора по науке Института проблем нефти и газа Василий Богоявленский рассказал об исследованиях температур в водной толще Северного ледовитого океана и вблизи дна. Они напрямую связаны с промышленным освоением ресурсов и жизнедеятельностью. В итоге были составлены специальные карты зон, благоприятных для возникновения газовых гидратов. Проводя промышленную разработку, нужно помнить об опасности газовых «мин»: взрыв способен привести к гибели платформ и судов.

Если вы помните, в девяностых годах на территории нашей страны активно орудовал Сорос. Это не что иное, как форма шпионажа. Многие неопубликованные материалы ушли таким образом за рубеж, после чего талантливые люди, получив лестные предложения, уехали из страны. Сейчас нам тоже очень активно предлагают публиковаться за рубежом, причём не только в рейтинговых журналах типа «Скопуса» (Scopus). Я считаю, что это порочная практика. Да, в международное пространство интегрироваться нужно, но иначе: нужно принуждать наши журналы входить в международные базы.
Василий Богоявленский также он отметил, что в Арктике намечается бурной рост добычи жидких углеводородов. Установлен очередной мировой и российский рекорд по общей добыче за пятьдесят лет. Примерно 86% от общей добычи – это именно Россия. Мы также лидируем и на акваториях. Благо, пока соревнование идёт между тремя странами: Россия, США и Норвегия. Арктика давала нам более пятидесяти процентов добычи углеводородов, потом их доля немного снизилась, и вот в 2017–2108 годах вновь наметился подъём.

Думаю, эта цифра будет увеличиваться. Активное освоение углеводородов приходится, в первую очередь, на Ямал. Надо отметить, при условиях санкций здесь мы можем обойтись и без Запада. Если что, нам Восток поможет. Для значительной части акваторий нет пока технологий. Но именно там расположены основные участки: Печорское море, Обская губа и сопредельные регионы. Доля российского оборудования на платформах, к сожалению, не высока. Если говорить о металле, о корпусах – он наш. Но «хай-тек», включая и насосы, и более сложные вещи – всё зарубежное. На шельфе примерно 4-5% запаса углеводородов, остальное – суша. Вот и подсказка: нельзя чрезмерно увлекаться шельфом, надо продолжать развитие территорий, где мы на протяжении многих лет добивались значительных успехов, они по-прежнему могут приносить большой вклад в копилку добычи углеводородов.

Вопрос о разливе нефти из скважин актуален и для Арктики, и для Крыма. Каждая третья скважина из исследованных в Крыму пропускает нефть, причём порой она доходит и до моря. В Арктике колоссальное количество брошенных скважин, причём в непонятном статусе: незаконсервированных, неликвидированных. Всё оборудование оставлено на месте. Откроешь задвижку – и углеводороды пойдут на поверхность. Но они могут пойти и сами по себе, без человека...

 

Вице-адмирал Анатолий Шевченко, выступивший с докладом «Арктика в категориях военной геополитики», отметил, что в 2014 году Северный флот со штабом вышел из состава Западного военного округа и стал центральным звеном Объединённого стратегического командования (ОСК) «Север». Заниматься организацией охраны и обороны Арктики должен один человек. Секторное или секторальное деление Арктики он считает верным подходом, так как 62% территорий принадлежит России: "И то, что наше, - это наше, и ни единой пяди нашей земли отдавать нельзя".

Анатолий Иванович представил Арктическую дорожную карту военно-морских сил Соединённых Штатов с 2014 по 2030 год (так называется этот документ).

– В 2013 году Обама опубликовал в мае американскую стратегию по Арктическому региону. В ноябре министр обороны США опубликовал стратегию министерства по Арктике, где добавил несколько вспомогательных целей: «обеспечивать и поддерживать безопасность и содействовать сотрудничеству в вопросах обороны», «готовиться к широкому кругу вызовов и непредвиденных обстоятельств», при которых США будут преследовать свои цели: «обеспечение суверенитета в Арктике, боевой готовности военно-морских, сохранение свободы мореплавания». Стратегия призвана «способствовать партнёрству с международными союзниками». Это всё – страны, входящие в НАТО, в том числе и те, которые входят в Арктический совет. В отличие от России, США в течение многих лет осуществляют реализацию своих многогранных национальных интересов путём развития заполярных городов и посёлков с одновременным приданием им оборонной составляющей. Командные пункты, штабы, посты управления и наведения зенитных установок, шахт с баллистическими ракетами, системы дальнего обнаружения наших баллистических ракет, аэродромы, плавучие атомные электростанции… Всё это создавалось в зонах устойчивых коммуникаций, узлов связи, развитой инфраструктуры. Вооружённые силы Канады, партнёра по НАТО, будут использоваться в соответствии с едиными оперативными планами США. Дания входит в НАТО с 1947 года. Остров Гренландия включён в зону безопасности американского континента. На его западном побережье расположена американская военная база, где находится радиолокационная станция дальнего обнаружения наших баллистических ракет и аэродром. Норвегия надеется не столько на свои, сколько на объединённые силы НАТО в своём регионе. Каждая страна имеет свою функции, свои обязанности в рамках НАТО. Их объединяет и пункт о коллективной безопасности. Снижение нами поставок энергоресурсов может расцениваться как акт агрессии, позволяющий им применить вооружённые силы. Мы обладаем огромной арктической территорией, но даже в годы советской власти её обороне уделялось внимания не так уж много. А у нас были мощные вооружённые силы. И не было никаких войн. Желание сделать Арктику всеобщим достоянием неминуемо привязано к конфликтным ситуациям. Упадок Северного морского пути достиг опасного для нашего суверенитета уровня, хотя мы объявили его внутренней транспортной артерией.

Анатолий Шевченко рассказал, что сделано в последнее время для укрепления обороноспособности в Арктическом регионе. В частности, создана тактическая группировка на земле Франца Иосифа, есть военные группировки на Северной Земле, на Диксоне. На Новосибирских островах расположены посты наведения авиации, радиолокационное обнаружение воздушных целей. За последние пять лет возведены сотни объектов инфраструктуры, ведётся реконструкция аэродромов. Приказом Министерства обороны создана единая логистическая компания для доставки военных грузов, продовольствия, инвентаря, технического обеспечения для строящихся объектов в арктической зоне, включая Сахалино-Курильскую гряду.

 

Прозвучало и противоположное мнение: не столь страшна американская военная угроза, сколь гонка за шельф.

– Подписав Конвенцию по морскому праву, отметил полярный лётчик Константин Зайцев, мы взяли на себя слишком большие обязательства. Сегодня добыча ведётся на глубине двести метров, завтра будут работать на глубине пятьсот, потом полтора и два километра. Что дальше? Сейчас те «куски», которые мы в своей же Арктике себе очертили – наши. Завтра, когда дело дойдёт до иных глубин, туда станет приходить кто угодно: китайцы, японцы и прочие. Моё убеждение: надо отзывать подпись, Конвенция не отвечает нашим интересам и не защищает их. Через год исполнится двести лет со дня открытия Антарктиды. Надо взять за основу идею Антарктического договора. Секторальное деление отвечало интересам всех приарктических стран. 

И не надо биться за то, где у кого кончается граница. Американцы это сознают и поэтому не подписывают Конвенцию по морскому праву. Их сектор, именно сектор, – только их. Если кто-то туда сунется, они будут топить, не глядя на флаг. Точно так же нужно поступать и нам, тем более что мы имеем самый большой сектор в Арктике. Отдавать его неправильно и не по-хозяйски. 

С другой стороны, это и наша ответственность, то, что мы должны передать другим поколениями, которые придут после. На Ямале и Таймыре консервировалось в качестве запасов огромное количество месторождений. А когда мы дружно всё это добываем и распродаём, то забываем, что должны что-то оставить детям и внукам: в виде запасов полезных ископаемых, чистых морей, чистой воды. Нужен договор, где каждая сторона брала бы на себя совершенно чёткие обязательства по соблюдению международных норм мореплавания, безопасности, по взаимопомощи в случае возникновения чрезвычайных ситуаций. Он был бы открытым, и любое государство могло бы к нему присоединяться, но жёсткие требования, которые отвечали бы интересам России, датчан, норвежцев, американцев, были бы там строго прописаны. В своём секторе мы бы определяли свои приоритеты, канадцы – в своём, и так далее. А приращивать километры шельфа – несерьёзно.

    ***

Тематический спектр выступлений, как уже говорилось, был достаточно широк: от истории землетрясений до методологии ледовой защиты морских платформ, и, к сожалению, всем им невозможно уделить внимание в одной статье. В конце конференции издательство «Паулсен» представило новые книги об Арктике.


Подготовил Виктор Боченков.

Автор фото заставки Сергей Евдокимов.

Комментарии