Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

Эскимосские ножи: современная древность

Эскимосские ножи: современная древность
7 Февраля, 2019, 10:56
Комментарии
Поделиться в соцсетях


Суровая природа крайнего Севера богата историей и традициями народов, населявших безлесную тундру. Огромные северные территории России, Америки и Гренландии осваивались малочисленными народами, прекрасно приспособившимися к жёстким условиям Арктики. Люди селились у моря, чтобы наблюдать миграцию морского зверя, были искусными охотниками и очень давно имели морской транспорт. Даже летом эскимосам, например, приходилось надевать кухлянку (куртку, надевавшуюся через голову) из двух слоёв оленьего меха (один слой мехом внутрь, другой – мехом наружу), а в сырую погоду ещё и плащ из специально выделанных моржовых кишок. Люди ели вяленную на ветру рыбу, строганину (сырую замороженную мелко нарезанную рыбу или мясо), но, естественно, умели и варить пищу в глиняной посуде. И только природа давала этим людям всё, что они имели: еду, одежду, жильё, транспорт и оружие. Любой бытовой предмет, созданный северным ремесленником, замечателен своей простотой и функциональностью, и в этой статье, я хочу представить вам один очень своеобразный многофункциональный северный инструмент. Он настолько удобен, красив и гармоничен, что за свою многовековую историю практически не изменился. Что это? Это самый древний эскимосский нож – улу.

Улу


На протяжении столетий нож-улу играл важную роль в выживании народов Арктики. Он появился в первых веках до н. э. Люди использовали его для самых разнообразных операций: снятия шкур, разрезания их, для шитья одежды, подготовки некоторых материалов для строительства жилища и изготовления умиаков и каяков (лодок с каркасом из дерева, обтянутых кожей). Сначала улу изготавливали из сланца – камня, достаточно распространённого в тех местах. Со временем, когда китобойные корабли стали обычным явлением в северных водах, эскимосы стали использовать преимущества новых материалов, ставших доступными им: металл вместо камня, и улу стал более острым и разнообразным по дизайну.

С помощью улу все кухонные операции по резке выполняются легко и быстро. Почему? А дело в том, что центр приложения вашей силы находится прямо над точкой реза, а не через «плечо», как у обычного ножа. Даже слабая женская рука за считанные минуты может нарезать огромную рыбину на прекрасные тонкие стейки. Обычным кухонным ножом она этого не сделает, потому что нагрузка на запястье слишком велика. Им можно резать мясо на мелкие кубики. Улу легко режет любое мясо, прижимая его к доске, а не тянет за собой, как при обычной резке.

На этом фото с помощью улу режут мантак (китовое сало с кожей):

Улу легко режет любое мясо 


Древнеэскимосский нож-улу: от камня к стали

 

Родиной ножа-улу (эскимосы Чукотки называют его «уляк» или «улек», чукчи -- «пекуль») является крайний северо-восток Азии. Здесь, в Арктике, на побережьях Тихого и Северного Ледовитого океанов, более двух тысяч лет назад возникла яркая и высокоразвитая культура древних морских зверобоев – предков современных эскимосов и береговых чукчей. Одна из самых значимых в мире коллекций чукотских древностей находится в Государственном музее Востока (Москва). Более четверти века археологи из музея ведут раскопки древнеэскимосских памятников Эквен и Пайпельгак, расположенных на берегу Берингова пролива и Чукотского моря недалеко от мыса Дежнёва. Поселение Эквен, которое называют «Арктической Троей», существовало более половины тысячелетия, начиная с первых веков до нашей эры. В вечной мерзлоте исследовано одно из жилищ и большое число захоронений, собран обширный научный материал, который позволил реконструировать бытовую и духовную культуру древних обитателей Чукотки. На поселении Пайпельгак исследовано шесть древних жилых строений первого тысячелетия нашей эры.

Люди, не умевшие добывать и обрабатывать металл, были прекрасно адаптированы к жизни в условиях тяжёлого арктического климата и безлесной тундры. Жилища, не заглублённые в землю, состоявшие из нескольких соединённых помещений, возводились на каркасе из плавникового дерева и крупных челюстных костей кита. Полы были вымощены каменными плитами и лопаточными костями китов, лёгкая шатровая кровля из шкур держалась на деревянных шестах. Входом в жилище служил длинный узкий крытый коридор со стенами из позвонков кита. Жилища отапливались и освещались керамическими фитильными лампами, наполненными тюленьим жиром. Основой жизни людей, существовавших в каменном веке, была охота на морского зверя и рыбная ловля. Арктические моря всегда отличались относительно малым разнообразием видов животных, но их обилием, большой репродуктивностью. Охота велась практически круглый год на мелких ластоногих (нерпа, лахтак, крылатка) и моржей. Летом и осенью охотились на гренландских и серых китов. Необыкновенно развитое и совершенное охотничье вооружение древних эскимосов (прежде всего гарпун, без которого не возможна морская охота) из камня, кости и моржового клыка, несомненно, заслуживает отдельной статьи.

Сейчас речь идёт только о ножах древних эскимосов. Любое охотничье общество, начиная с самого древнего палеолита, без разделочных ножей существовать не могло. Помимо того, что это универсальное орудие просто необходимо в быту, без него невозможно было разделать крупного зверя. Нож – орудие индивидуальное, и каждый житель древнеэскимосского поселения, от мала до велика, имел не один, а несколько ножей. В каждом захоронении, наряду с другим погребальным инвентарём, всегда присутствовал нож. Вероятно, каждый охотник изготавливал ножи себе сам, и формы ножей различалась соответственно различным функциям.

Лезвия ножей изготавливались из плитчатого сланца. Этого камня на Чукотке довольно много: скалы в окрестностях древних поселений сложены из этого минерала, и добыть его просто. Гораздо сложнее выбрать сырьё подходящего размера и плотности. Далеко не каждый образец плитчатого сланца пригоден для изготовления клинка, внимательно подбирался камень без трещин и подходящей толщины. Нужная форма заготовке лезвия придавалась абразивным пилением. Узкая пилка для сланца делалась из камня более твёрдых пород и не имела зубцов. Между пилкой и обрабатываемым материалом подсыпался песок с водой. Заготовка нужной формы затем тщательно шлифовалась с двух сторон на плоских шлифовальных камнях с тем же мелким абразивным песком. Эта же технология использовалась и для заточки лезвия. Вопреки бытующему мнению, что орудие каменного века начинал делать дед и заканчивал внук, специалисты по древним технологиям давно выяснили, что на изготовление сланцевого клинка при определённом опыте требовалось всего несколько часов работы.

Улу с лезвием из сланца:

Улу с лезвием из сланца


Древнеэскимосские каменные ножи разделяются на два вида: ножи-улу и ножи привычной для всех формы – черешковые.

Двусторонне заточенный клинок улу всегда имел полуовальную форму и выступ для крепления рукояти на противоположной дуговидному лезвию стороне. Длина клинка от пяти до двадцати сантиметров, толщина лезвия диктовалась материалом: клинок толщиной менее двух миллиметров был бы слишком хрупким. Более крупные клинки для разделки крупного зверя были толщиной до пяти миллиметров. В рукояти из оленьего рога или моржового клыка делался специальный соразмерный выступу на лезвии паз. Нагретый олений рог после остывания плотно обжимал клинок. Рукояти из моржового клыка крепились к лезвию при помощи рыбьего клея или ременной стяжки в отверстиях. Нередко это были подлинные произведения искусства. Рукоять выполнялась в виде реального или фантастического зверя. Её поверхность сплошь покрывал тщательно гравированный графический орнамент, в углублённые линии которого втирался пигмент черного и красного цвета. Узор имел магическое значение и вместе с тем указывал на принадлежность владельца ножа к определённому племени.

Сланцевый улу, рукоять в виде зверя:

784 Др-IV, кп 50337.jpg


Рукояти изготавливались также из дерева, и в этом случае они часто были двусоставными и скреплялись ременной стяжкой или шнуром из китового уса. Расположение рукояти на противоположной лезвию стороне, видимо, изначально было обусловлено необходимостью придать каменному лезвию дополнительную стойкость к поперечному излому: сланец – довольно хрупкая осадочная порода. Однако форма улу оказалась настолько удобной, что нож этого типа, созданный более двух тысяч лет назад, широко применяется и в наши дни. Железо и закалённая сталь заменили камень для изготовления лезвий немедленно после того, как железо стало проникать и широко использоваться на Чукотке, примерно с XVII-XVIII века.

Стальное лезвие улу всегда немного длиннее рукояти. Металлический клинок стал шире каменного и, главное, уже нет необходимости крепить лезвие в паз на рукояти. К лезвию обычно приклёпываются две металлические опоры, которые и закрепляются в деревянную рукоять. Промышленного изготовления ножей этого типа на Чукотке никогда не существовало. Охотники сами вытачивают эти ножи из полотен ножовок и циркулярных пил. Традиционно улу считается на Чукотке женским ножом, но сегодня им часто пользуются и мужчины. Этот нож пригоден для чистки рыбы, обработки шкур, разделки оленьих туш, мелких ластоногих, моржей и даже разделки кита: им срезают мясо с костей. Удобен он также для нарезки мантака – традиционного блюда китобоев: варёной или копчёной кожи кита с небольшой прослойкой жира. Хорошо режется им достаточно твёрдое вяленое китовое и оленье мясо.

Наряду с улу, древние эскимосы широко использовали черешковые сланцевые ножи привычной всем современной формы с узким лезвием:

Черешковые сланцевые ножи


Длинными клинки этих ножей из-за хрупкости материала обычно не делали – их длина редко достигала тринадцати-пятнадцати сантиметров. Они затачивались с одной стороны или были обоюдоострыми. Клинок приходилось точить часто, но это было легко и делалось быстро. Рукояти этих ножей изготавливались только из дерева и были составными или имели паз на торце. Лезвия крепились к рукояти при помощи плетёного косичкой шнура из китового уса. Однако на поселении Пайпельгак в жилище X века археологами найдены несколько обломанных клинков длиной более двадцати пяти сантиметров. Они вытачивались вместе рукоятью, имевшей кольцевидное навершие на конце. Такие клинки удавалось изготовить только при наличии каменного сырья такого размера, которое и теперь можно обнаружить вблизи поселения Пайпельгак. Эти клинки не могли быть достаточно прочными на поперечный излом. Скорее всего, ножи такой длины были изготовлены людьми, уже видевшими металлические клинки, но не имевшими ещё железа.   

Ножи с поселения Пайпельгак


Крупные шлифованные сланцевые ножи длиной до тридцати пяти и шириной до пятнадцати сантиметров использовались для разделки моржей и китов. Их лезвие было листовидной формы, обоюдоострым. Такой нож имел отверстие в клинке и крепился при помощи шпонки из моржового клыка к длинной, как у современной лопаты, деревянной рукояти. Подобной формы, но стальные самодельные ножи охотники используют и сейчас для разделки крупного зверя. Трудно представить себе другой инструмент для расчленения туши кита, весящей более десяти-пятнадцати тонн.

Лезвие листовой формы


Без ножа человек не жил никогда. Но первые металлические клинки – медные и бронзовые, которые известны археологам, – появляются не раньше шестого тысячелетия до н. э. Наряду с бронзовыми ножами, в эпоху бронзы широко использовались и каменные. Железным ножам – немногим более двух с половиной тысяч лет. Получается, что несравнимо большая часть истории холодного оружия приходится на век каменный. Именно в каменном веке происходит накопление необходимого для человечества опыта. И люди далеко не одновременно во всей ойкумене научились добывать и обрабатывать металл. У некоторых народов каменные орудия, в том числе и ножи, доживают до XIX, а то и до XX века.

 DSC_0015.JPG


Автор: К.А. Днепровский, археолог, канд. ист. наук, сотрудник Государственного музея Востока.

Фотографии из Государственного музея Востока и архива автора.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект №17-01-00395 «Особенности материальной и духовной культуры Чукотки 1 тыс н.э. (проблема использования пигментов и орудий из металла)»).

Комментарии