Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

Финвал – сельдяной кит

Финвал – сельдяной кит
18 Февраля, 2020, 11:17
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Финвал пускает фонтан. Фото Александра Перевозова, GeoPhoto.ru


Финвал входит в отряд Китообразные (Cetacea), подотряд Усатые киты (Mysticeti), семейство Полосатики (Balaenopteridae). За исключением малого полосатика, это семейство объединяет китов крупных размеров, причём самки крупнее самцов. Пластины уса грубые, короткие и широкие. В области брюха и горла у полосатиков пролегают от 14 до 120 глубоких полос-складок, откуда и произошло название семейства.

В составе вида «финвал» существует два или три подвида. В России широко распространён подвид северный (сельдяной) финвал (Balaenoptera physalus physalus). Основные биологические данные о финвале были получены в XX в. в период китобойного промысла. В настоящее время специальные исследования по виду в российских водах не проводятся, и большая часть материалов, приводимых ниже, получены попутно, в ходе реализации различного рода проектов.



Финвал – второй по величине кит после синего кита. Длина тела взрослой особи северного подвида финвала может достигать 26 м, а масса – до 85 т. Тело стройное, с небольшой головой и хорошо развитым спинным плавником, расположенным в его конце. Грудные плавники узкие, заострённые. На передней части морды и на нижней челюсти располагаются 40-50 осязательных волосков. Нижняя челюсть длиннее верхней. Спектр окраса спинной части тела финвала может варьироваться от тёмно-серого до тёмно-коричневого, с небольшими серыми пятнами в задней части; нижняя часть тела белая. В области шеи часто виднеется светло-серое пятно («шеврон»). Нижняя челюсть и усовые пластины с правой стороны белые, а с левой, напротив, тёмные. На горле и брюхе выступают до 115 кожных складок. Китовый ус достигает 70-90 см. Пластины уса грубые, короткие и широкие. В каждой половине челюсти насчитывается от 260 до 480 пластин китового уса, окрашенных в тёмный серо-голубой цвет. Однако в передней половине правого ряда пластины полностью белые. 

 Китовый ус финвала

 

Достижение финвалами половозрелости, судя по разным источникам, отмечается в возрасте от 4 до 12 лет. Длина тела при этом около 20 м, спаривание и деторождение происходит в любое время года, но пик приходится на зимний период. Беременность длится примерно год, длина тела детёнышей при рождении составляет 6–6,5 м. У самок финвалов рождается, как правило, один детёныш раз в 2–3 года. Лактация длится около 6 месяцев. Продолжительность жизни финвалов до 90 лет и более.

Спектр питания финвалов довольно обширен и зависит от района пребывания и сезона. Состоит преимущественно из пелагических ракообразных, разных видов рыб и, реже, головоногих моллюсков. В Баренцевом море финвалы летом в основном питаются ракообразными, а зимой – сельдью и мойвой. В Беринговом и Охотском морях преобладают различные ракообразные и рыбы (преимущественно мойва и сельдь). В районе Курильских островов одним из основных источников питания являются головоногие моллюски.

Из опубликованных работ известно, что чаще всего финвалы держатся группами по 3–7 особей, реже – в одиночку и парами. Тем не менее, в местах нагула на больших скоплениях объектов питания они могут формировать группы до нескольких десятков особей. По данным учётов Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН в 2003-2012 гг., финвалы в северо-западной части Тихого океана, включая Берингово и Охотское моря, как правило, держатся поодиночке или парами, реже группами до шести особей. По данным обоих исследований, максимальное их количество в группе не превышало 5-6 особей. Киты кормятся как у поверхности, так и в толще воды, погружаясь в воду на 3-15 мин; максимальное время погружения составило полчаса. Финвалы являются одними из глубоко ныряющих и быстрых усатых китов, которые способны развивать скорость до 50 км/ч и погружаться на глубину до 500 м. Во время ныряния на глубину хвостовой плавник финвала круто изгибается, но при этом лопасти хвоста над водой очень редко появляются. Фонтан плотный, конусовидный, в высоту может достигать 6–8 м.

Финвал распространён практически во всех океанах, но более предпочтительны для него открытые глубоководные районы. В западном секторе Российской Арктики в конце XX – начале XXI столетий финвалы отмечались в Баренцевом и Белом морях, причём в первом из них они в текущем столетии наблюдались в западной, центральной и северной частях, доходя на восток до берегов архипелага Новая Земля и даже иногда проходя в Карское море.

Особенно многочисленными были встречи финвалов во время проведения геологоразведочных работ на лицензионном участке ПАО «НК «Роснефть». Судовые работы проводились в период с 31.07 по 01.09. 2017 г. на северо-западе Баренцева моря. Они сопровождались наблюдениями за морскими млекопитающими. Суммарная протяжённость пройденного пути составила около 11130 км. На маршрутах было зафиксировано пять видов китообразных, включая три вида усатых китов. Численность последних была впечатляющей: 216 горбачей, 84 финвала и 9 малых полосатиков. Столь высокая численность таких крупных китов, как горбач и финвал, за сравнительно короткий период наблюдений и на ограниченной акватории Баренцева моря ранее не отмечалась.
 

В северо-западной части Тихого океана финвалы в летние месяцы встречаются вдоль западного и восточного побережий полуотрова Камчатка, у архипелага Командорские острова и Курильских островов; они многочисленны в центральной части Охотского моря. Иногда в период нагула заходят в северную часть Берингова моря, южную и центральную части Чукотского моря. Что касается миграций, то, согласно акустическим исследованиям, в северной части Тихого океана в летнее время зона обитания финвалов в настоящее время несколько смещается к северу, при этом отчётливой сезонности в их распределении не наблюдается. На зиму киты мигрируют в тёплые воды. Районы зимовки финвалов в северной части Тихого океана расположены в Жёлтом и Восточно-Китайском морях, у юго-западной части Японии и у полуострова Калифорния.


Ареал обитания финвала в морских акваториях, прилежащих к побережью России (Атлас морских млекопитающих Российской Арктики и Дальнего Востока, 2017)

 

Согласно учётам 1980-х годов, в зоне Норвежского и Баренцева морей количество сельдяных китов составляло около 2300 особей. Современная их численность в Баренцевом море оценивается приблизительно в 1800 голов, но неизвестно, какова численность в российской части моря, хотя летом 2002 г. скопления китов были отмечены у архипелага Шпицберген и острова Медвежий. Численность финвалов в северной части Тихого океана до начала крупномасштабного китобойного промысла оценивалась примерно в 44 тыс. особей, но к 1975 г. их осталось около 17 тыс. В настоящее время общая численность данного вида китов в указанном районе составляет около 16 тыс. особей. По дальневосточным водам России приводятся следующие оценки численности финвалов: 500–600 особей – в Чукотском и Беринговом морях и примерно 2,7 тыс. в Охотском море. В то же время данные международных учётов, проведённых в 1998-1999 гг. под эгидой МКК (Международной китобойной комиссии), позволяют предположить, что в Охотском море численность финвалов, возможно, увеличилась в настоящее время до 4 тыс. особей.

В прибрежных водах Камчатки и Командорских островов за 1994–2004 гг. было отмечено сто четырнадцать особей финвалов; за это же время на западном побережье Камчатки найдено семь погибших особей. В 2003–2012 гг. Камчатским филиалом Тихоокеанского института географии ДВО РАН были проведены судовые исследования, во время которых было зафиксировано около ста двадцати финвалов. Чаще всего они наблюдались на удалении от берегов в Беринговом море, в водах Восточной Камчатки, Командорских островов, Курильских островов, в центральной и южной частях Охотского моря и у острова Сахалин.

Первоначальная численность финвалов в Мировом океане резко сократилась в результате неконтролируемого коммерческого промысла. Данные по добыче китов разными китобойными флотилиями опубликованы:


Источник.


Ранее добыча китов имела большое значение в хозяйственном освоении Мирового океана. Добытое мясо и жир использовались в промышленности и медицине. Более жироносные части (подкожное сало, брюшина или брюшные борозды, язык, мясо с брюшной стороны тела, внутренние органы) использовались для выработки китового жира, который применялся в различных сферах медицинской и пищевой промышленности, а также для технических целей. От одного сельдяного кита, добытого в северном полушарии, получали около 5-8 т жира, в водах Антарктики – 8-10 т. Нежирное мясо со спины пускали на переработку для кормовой муки, выход которой составлял около 20% от массы сырца (с конца 60-х годов широкое распространение в китобойной промышленности получило замораживание мяса усатых китов для использования его в пищевых целях.). Мясная мука была необходима для откорма молодняка сельскохозяйственных животных и птиц и считалась высококачественным продуктом. Также были проведены успешные опыты по изготовлению из мяса китов белкового препарата (заменитель яичного белка), употребляемого в кондитерском и других производствах. Особо ценным сырьём была печень финвала, которая использовалась для приготовления витамина А. Однако она содержит его гораздо меньше, чем печень кашалотов и голубых китов. Кроме того, печень содержит большое количество витаминов группы В. Проведены удачные опыты комплексного использования печени китов, при котором, наряду с выработкой витамина А, можно получать препарат «Камполон». Его эффективность была испытана при лечении злокачественного малокровия.

Поджелудочная железа китов также нашла своё применение в промышленности. Из неё производили инсулин и специальный препарат, применяемый для размягчения кожи различных животных в процессе её выделки, из надпочечников – лечебный препарат «Кортин», из головного мозга – холестерин и лецитин. К отходам относили кровь, лёгкие, кишечник и пластины китового уса.

В дальневосточных морях промышляли китов, включая финвала, китобои разных стран, причём Япония и СССР были лидерами. В 1920-1930 гг. китобойная флотилия СССР добывала в этом регионе несколько видов китов, но особое внимание при промысле уделяли крупным видам китов, в частности финвалу. Об этом свидетельствует заметка в одной из газет, которая приводится ниже.  



В северной части Тихого океана, включая воды морей, прилежащих к побережью России, промысел финвалов запрещён Международной китобойной комиссией с 1976 г. Сейчас каждые несколько лет утверждается квота, в которой прописано допустимое количество добычи китов. Так, ежегодная квота на 2019-2025 годы для восточного побережья Гренландии составляет 20 малых полосатиков, для западного побережья – 19 финвалов, 164 малых полосатиков, два гренландских кита и 10 горбатых китов.

В настоящее время популяция финвалов постепенно восстанавливается, однако некоторые угрозы до сих пор не устранены. Финвал относится к числу крупных видов китов, сталкивающихся с судами. Исторические сообщения о столкновении крупных китов с судами появились в конце XIX, когда скорость судов достигла 13-15 узлов. В 1950-1970 гг. скорость и число судов увеличилось, что привело к росту числа случаев столкновений их с китами.  Наиболее серьёзные травмы, иногда приводящие к гибели животных, отмечены при столкновении с судами 80 м длины или более. Погибшего кита обычно находят на берегу, и в таком случае можно точно определить его видовую принадлежность и диагностировать причины его гибели. Из одиннадцати видов крупных китов, по которым задокументированы случаи столкновений с судами, наиболее часто упоминается финвал, за ним следуют гладкий или японский кит (Eubalaena glacialis), горбач (Megaptera novaeangliae), кашалот (Physeter catadon) и серый кит (Eschrichtius robustus). В России начали предприниматься шаги по разработке и внедрению в практику методов и средств предотвращения столкновений судов с китами, но насколько они эффективны – пока неизвестно. 

Члены экипажей рыболовецких судов изредка сообщают о случаях запутывания и гибели в рыболовных снастях крупных китов, но о видовой принадлежности погибших животных они, как правило, не упоминают.

Финвал

Финвал, спинной плавник. Фото Александра Перевозова, GeoPhoto.ru


Автор: Д.А. Чернышова, под редакцией С.Е. Беликова.

 

 Литература

1.     Атлас морских млекопитающих СССР (под ред. В. А. Земского). – Москва: Пищевая промышленность. - 1980. - 183 с. .

2.     Артюхин Ю. Б., Н. Бурканов В.Н. Морские птицы и млекопитающие Дальнего Востока России: полевой определитель - Москва: Изд-во ACT. - 1999. - 213 С.

3.     Бурдин, А. М., Филатова О.А., Хойт Э.  Морские млекопитающие России: справочник -  определитель. - Киров: ОАО “Кировская областная типография” - 2009. - 208 С.

4.     Владимиров В.Л. Современное распределение, численность и популяционная структура китов дальневосточных морей. Материалы советского китобойного промысла (1949-1979). -Москва, Совет по морским млекопитающим. _- 2000 - С.104-122.

5.     Владимиров В.А.  К вопросу о современном состоянии популяций китообразных в Охотском море.  Результаты исследований морских млекопитающих Дальнего Востока в 1991-2000 гг.  - Москва: Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии. - 2001.  - С. 43-51.

6.     Воронцов А.В. Наблюдения морских млекопитающих в Баренцевом море в июле 2002 г. Териофауна России и сопредельных территорий (VII съезд Териологического общества). Материалы Международного совещания, 6-7 февраля 2003 г. –Москва. -2003. -С. 86.

7.     Лукин Н.Н., Клепиковский Р.Н. Распределение и оценка численности морских млекопитающих в восточной части Баренцева моря в августе-сентябре 2011 г. Морские млекопитающие Голарктики. Сборник научных трудов по материалам VII Международной конференции «Морские млекопитающие Голарктики».Т.1. - Суздаль, 24-28 сентября 2012 г. - Москва, 2012. - С. 31-36.

8.     Мельников, В. В. Полевой определитель видов морских млекопитающих для тихоокеанских вод России. - Владивосток: Дальнаука. - 2001. - 110 с.

9.     Мишин Т.В., Клепиковский Р.Н. Наблюдения морских млекопитающих в районе промысла черного палтуса в Баренцевом море. Сборник научных трудов по материалам VII Международной конференции «Морские млекопитающие Голарктики».  Т.1. - Суздаль, 24-28 сентября 2012 г. -Москва -2012. - С. 108-111.

10.                       Морские млекопитающие Российской Арктики и Дальнего Востока. ООО "Арктический науч. центр" сост. и науч. ред. А. И. Исаченко. - Москва. - 2017. 311 с.

11.                       Никулин В. С., Бурдин А.М., Бурканов В.Н. и др. Смертность крупных китообразных в Камчатском регионе (1994–2004 гг.). Сб. докладов V научной конференции “Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей”. - Петропавловск-Камчатский. - 2005. - С. 103–111.

12.                 Статья «Практическое значение финвала» http://www.zoofirma.ru/zhivotnye/usatye-kity/1963-prakticheskoe-znachenie-finvala.html.

13.                       Томилин, А. Г. Китообразные. Звери СССР и прилежащих стран. Т. 9. - Москва. - 1957. -  756 с.

14.                       Файнгерш Р. Я., Переплетчик Р. Р., Давыдова Ю. С., Николаева Н. Е. 1953. Получение белкового препарата из мяса китообразных // Труды ВНИРО. Т. 25. С. 68–76. 

15.                       Чаадаева Е.В., Кийко О.А., Ивлев К.В., Данилов М.Б. Встречи китообразных в северо-западной части Баренцева моря летом-осенью 2017 года. Сборник научных трудов по материалам X Международной конференции «Морские млекопитающие Голарктики», т.1.  Архангельск, 29 октября-02 ноября 2018 г.  - Москва. -2019.  - С. 373-381.

16.                       Allen, K. R.  Updated estimates of fin whale stocks / K. R. Allen // Reports of the International Whaling Commission. – 1977. – V. 27. – P. 221.

17.                       Joint Norwegian - Russian environmental status 2013. Report on the Barents Sea Ecosystem. Part II - Complete report / McBride, M.M., Hansen, J.R., Korneev, O., Titov, O. (Eds.) Stiansen, J.E., Tchernova, J., Filin, A., Ovsyannikov A. (Co-eds.). IMR/PINRO Joint Report Series, 2016, № 1- 359 pp.

18.                       Laist, D. W.  Collisions between ships and whales /, A. R. Knowlton, J. G. Mead, et al. // Mar. Mamm. Sci. – 2001. - V. 17. № 1. – P. 35-75.

19.                       Ohsumi, S. Status of whale stocks in the North Pacific, 1972 / S. Ohsumi, S. Wada // Reports of the International Whaling Commission. – 1974. – V. 24. – P. 114-126.

 

 


Комментарии