Сейчас в Арктике:
Северное сияние

Игарка: проблемы и перспективы

Игарка: проблемы и перспективы
29 Октября, 2019, 11:07
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Игарка, вид с вертолёта.



Игарка и Туруханск

В 2005 году Игарка вошла в состав Туруханского района Красноярского края. Решение всеми властными структурами позиционировалось как объединение территорий, т.е. союз равных. Игарчанам говорили о том, что если они на референдуме не проголосуют за «вхождение», то город обрежут по территории со всех сторон, плюс звучали обещания «шанежек», вплоть до того, что административным центром, столицей района станет Игарка. Но игарчане и в страшном сне не могли предположить, что орденоносная Игарка (город!) будет подчинена в прямом смысле селу Туруханск (в котором населения в разы было меньше) и с которым до этого никаких административных взаимоотношений у Игарки не было.

Итак, до 2005 года Игарка была городом краевого подчинения (Красноярского края). К моменту вхождению в состав Туруханского района, а фактически подчинения Игарки селу Туруханск, в состав Игарского района входили посёлок гидроэнергетиков Светлогорск и деревня Курейка (место ссылки Сталина). Тогда же в состав Туруханского района входило несколько десятков сёл, посёлков и деревень, с общей численностью населения 12500 человек (цифры по населению здесь и далее будут даваться примерные, но дающие понятие об их порядке). В самом Туруханске проживало около 4500 человек. В Игарке было около 8000. На сегодня (2019 год) в Игарке проживает около 4500 человек – динамика достаточно красноречива.                                                                             

Был вариант у Игарки вхождения в состав Норильского промышленного района в середине 2000-х, но что-то «наверху» не срослось. На тот момент в непосредственной близости от Игарки начиналась разработка «Роснефтью» Ванкорского месторождения и, по всей видимости, учитывалась масса интересов, среди которых Игарки не было… Для справки: «Ванкор» - крупнейшее и новейшее месторождение нефти и газа на севере Красноярского края. Находится на расстоянии 140 км на запад от города Игарки и в 300 км на северо-запад от Туруханска…

Основные причины оттока населения из города -- это, по моему мнению, то, что игарчане не верят в будущее своего города, который медленно и планомерно уничтожается селом Туруханск, с попустительства правительства Красноярского края, а также федеральной экономической политикой (о чём ниже). И поэтому те, кто имеет возможность, уезжают и/или увозят/отправляют детей на «материк», а дети после учёбы в город не возвращаются, так как нет перспективы. Кроме веры в будущее города, нет уже и самой работы и «северных» зарплат, которые компенсировали как стоимость жизни (продукты, выезд в отпуск и т.п.) на Севере, так и тяжёлые условия проживания. Районный коэффициент (+60%) и «полярки» (+80%), в связи с отменой единой тарифной сетки по стране и занижением окладов, базовых ставок, уже не позволяют людям вывозить каждый год детей на юг и нормально питаться.

Каким образом происходит удушение города? Элементарно.

Со стороны Туруханска последовал вывод из подчинения у игарской городской администрации бюджетных учреждений (образование, культура, полиция и др.), с соответствующим сокращением специалистов. Также в связи с этим невозможно решать текущие вопросы в интересах города, а не так, как решат в далёком селе. Плюс ко всему, когда объединяются двое бедных, кто-то из двоих будет богатеть и этим кем-то будет тот, у кого в руках бюджет, а это Туруханск. (Сам Туруханск, его население особо не разбогатело, кроме тех, кто находится рядом с бюджетной кормушкой и сферой ЖКХ, которую они приватизировали.)

Вообще, я, как человек, непосредственно столкнувшийся с управленцами Туруханска по работе (я работал инженером-холодильщиком в школах, садах и других бюджетных учреждениях города), после вхождения в состав района сначала пытался им объяснить неконструктивность, мягко говоря, их решений, но потом понял, что это отношение происходит от полной безответственности, так как у них в подчинение до этого были деревеньки от 10 до 200-300 человек или сёла покрупнее (1000-2000 человек), где можно назначить/купить администраторов, и именно в таком контексте они рассматривали Игарку.

Губернатору Красноярского края (на тот момент это был Хлопонин) было выгодно иметь единый Красноярский край (напомню, что тогда же в состав края вошли Таймыр и Эвенкия, автономные округа) и сюрреализм административного подчинения города селу его не интересовал. Плюс ко всему, удобнее иметь один район (Туруханский) и, соответственно, одного руководителя и просителя, чем двоих.

Не снимаю ответственности и с игарчан: кто-то не понял, что происходит, кто-то не поверил, что так бывает, а потом было поздно…


ЖКХ Игарки

      

Ещё когда началась массовая приватизация в стране, работники градообразующего предприятия Игарки – ЛПК – акций не получили, и комбинат в собственности Красноярского края был доведён до банкротства. Были объективные причины на уровне высшего руководства страны: отмена статуса  в качестве монополиста государства по торговле лесом через упразднение «Экспортлеса», открытие границ для вывоза леса в качестве сырья (т.е. необработанного), проблемы с арктической проводкой ледоколами с запредельными ценами на неё, что в итоге привело к деградации самого ледокольного флота. Однако проблема не в том, что были такие решения на федеральном уровне, а в том, что красноярские управленцы не оспаривали их достаточно активно. Возможно, я освещаю эту ситуацию однобоко, но факт есть факт: комбината, построенного на костях заключённых и усилиями всей страны, сегодня нет.

Так что сегодня у города Игарки в управлении практически ничего не осталось, кроме сферы ЖКХ.

К началу 2000-х в городе действовало муниципальное Производственное Объединение Городского Хозяйства (ПОГХ). У многих игарчан до сих пор тёплые воспоминания о работе этого предприятия и признание заслуг его руководителя, который смог организовать его работу и работников таким образом, что сантехнику невозможно было «сунуть бутылку» за качественную работу, как было ранее, а предприятие функционировало оптимальным образом. Причём это было сделано в наиболее тяжёлое для страны и города время – после дефолта 1998 г. Предприятие было единым и в него входили в качестве цехов все подразделения сферы ЖКХ города (эксплуатационные, ремонтные, обслуживающие, финансовые и т.п.). Однако через некоторое время с подачи и под давлением краевых чиновников, действовавших или в тренде «рыночной экономики», или же в своих меркантильных интересах, предприятие было разделено на несколько юридических лиц, которые стали оказывать друг другу услуги с сопутствующим налогообложением и заложенными для руководства «прибылями», что в итоге привело через пару лет к коллапсу в сфере ЖКХ и решению объединить всех «взад».

Было создано муниципальное предприятие «Игарские Объединённые Сети», в состав которого вернулись все цеха и подразделения ЖКХ города; через некоторое время «ИОС» был обанкрочен, и на его базе было создано новое предприятие, сначала ОАО, затем ООО «Энергопром» (опять некоторые цеха/подразделения были выделены в дочерние общества, т.е. опять дополнительное налогообложение услуг), учредителем которого являлась администрация города. Недавно это предприятие было реорганизовано в МУП «ДМЗ». Однако анализ системных ошибок так и не проведён, а ведь сегодня бюджет Игарки меньше бюджета городского ЖКХ!

Приведу несколько примеров. В середине 2000-х годов краевым бюджетом было выделено 200 миллионов рублей на модернизацию сетей и оборудования, обеспечивающего жизнедеятельность городского ЖКХ. Модернизации не было, а денег не стало, «ИОС» обанкротился. И каждый год игарское ЖКХ получает бюджетные деньги края в виде субсидий на оплату населением жилищных услуг и в виде компенсации выпадающих доходов. Речь идёт о сотнях миллионов рублей. Но эта сфера постоянно находится на грани банкротства, а дыры в бюджете ЖКХ, да и он сам (бюджет предприятий ЖКХ) не сопоставимы с неплатежами населения. Недавний (2018 г.) скандал с поставками угля в Игарку, несоответствующего цене, вскрытый Западно-Сибирской прокуратурой, показал порядок цифр воровства бюджетных денег: десятки миллионов в год, только на нашем городе и только на угле, причём это продолжалось в течение трёх последних лет.

А вообще, имея две «недозагруженные»  гидроэлектростанции (Курейскую и Усть-Хантайскую) топить углём Игарку и вырабатывать электроэнергию на юге района дизелями, по моему личному мнению, даже не глупость, а преступление.

Электрокотельная

Почти достроенная, но заброшенная и растащенная электрокотельная.


Далее. Проанализировав сметы за 2017-й и 2018-й год по своему девятиэтажному дому на 37 квартир, я написал заявление в прокуратуру и полицию, сначала в городские, затем краевые, так как, во-первых, не видел, чтобы в течение 2017 года в моем доме установили около одного километра металлопластиковых труб водоснабжения и заменили около 200 метров чугунных, а, во-вторых, не видел, чтобы аналогичные работы были проведены и в 2018 году, как и в текущем 2019 г., а ценник-то на содержание дома прежний, да ещё и растёт на величину инфляции!

Это воровство не напрямую у горожан (так как существуют субсидии, т.е., например, по «100%, экономически обоснованному» тарифу на мою квартиру начисляется 30000 рублей, но я, исходя из своих доходов, оплачиваю порядка 6000, а остальное ЖКХ компенсирует государство). Это воровство опосредованное, через бюджет, который мог бы эти деньги направить на создание рабочих мест в городе, действительную модернизацию сферы ЖКХ города, которая бы позволила в дальнейшем экономить бюджетных деньги за счёт более энергоэффективных технологий.

Другой интересный момент. В смете на содержание дома мы увидели, что на «уборщицу» с нас собирают в год порядка 1 миллиона рублей. Озадачившись, я поинтересовался у неё, сколько она зарабатывает, и путём нехитрых вычислений понял, что все расходы на фонд оплаты её труда и все остальные отчисления составляют не более 500 тысяч рублей. Т.е. с каждой уборщицы (ужасно неблагодарный труд, низкий поклон эти людям) управляющая компания имеет порядка 500 тысяч рублей.


Здравоохранение Игарки

 

Двое моих детей родились в начале 2000-х в Игарке, не без проблем, но они не были связаны ни с оснащением роддома, ни с квалификацией персонала. К 2010 г. было закрыто старое здание роддома и после капитального ремонта, с помпой, было открыто новое отделение в центральном корпусе больницы, которое было вскоре благополучно закрыто, и в течение 2010-х годов, вплоть до  сего дня, всех отправляют рожать в Красноярск.

Игарчане, и я в том числе, ставили вопрос перед Минздравом края о том, что в городе нет роддома и что нельзя отправлять рожениц на поздних сроках беременности самолётом в чужой город, отрывая от семьи, так как это может нанести вред здоровью малыша и матери, плюс ко всему это материальные расходы для семьи, новорождённый лишается Игарки как «малой родины», а счастливый отец в большинстве случаев не может встретить своего ребёнка из роддома, в силу того что авиабилеты стоят запредельно дорого для многих (на сегодня – 28000 рублей).

Минздрав же края спокойно отвечал, что "всё это делается в интересах здоровья матери и
малыша", что в Игарке роддом есть, что "отправляют только в сложных случаях и с патологиями" (это неправда, и не так давно главврач  признала, что у Игарской больницы нет лицензии на родовспомогательную деятельность).

Город Игарка находится в 1300 километров от Красноярска, в больницу на диагностику, на узкоспециализированное лечение и т.д.– только самолётом, причём за свой счёт. Цена авиабилета для многих запредельная, а деньги надо найти, а что, если с ребёнком вдвоём? Деньги потом (после того, как человек докажет, что он малоимущий, сдав немало документов) возвращают через районную соцзащиту, причём бывает, что через несколько недель и месяцев, а многим отказывали, если они не могли доказать свой статус малоимущего, т.е. получается, что бесплатное здравоохранение гарантировано Конституцией РФ не для всех.

Ранее, примерно до 2014 года, если в Игарке не могла быть оказана какая-либо медуслуга, гарантированная Конституцией РФ (это нормально, так как город маленький и невозможно оказывать весь спектр услуг, в т.ч. высокотехнологичных и узкоспециализированных), то больница приобретала авиабилеты и отправляла пациента в Красноярск. Да, пациент нёс расходы на проживание в чужом в городе, но, по крайней мере, он чувствовал солидарность с ним государства. Теперь же этого нет. Плюс ко всему, почему человек должен унижаться перед соцзащитой, доказывая, что он малоимущий?

И просчитывал ли кто-нибудь в Минздраве края, сколько тратится на авиабилеты для поездки в Красноярск бюджетом и больными, в т.ч. хроническими, в т.ч. с онкологией, для того чтобы просто посетить узкого специалиста (содержание которого в нашем городе объективно не рентабельно), а они вынуждены это делать в течение нескольких лет раз в квартал/полгода  чтобы сдать анализы, которые у нас не делаются? Не дешевле ли для бюджета и людей оснастить игарскую лабораторию необходимым оборудованием и расходниками, во-первых, а во-вторых, раз в квартал/полгода привозить на несколько дней в город узких специалистов, как для хронических больных, так и для остальных?

Возможно, Минздраву края не хочется вести эти подсчёты, поскольку платит за билеты не он, а и без того небогатый бюджет Туруханского района…

 

Странности управления в Игарке

 

Госуправление в Игарке в последние годы можно характеризовать словом «бардак». Достаточно сказать  к чему мы, игарчане, пришли на сегодня (октябрь 2019 года):

        …из постановления Советского районного суда № 3/11-5/2019 от 28 августа 2019 г.: 

«Судья Советского районного суда г. Красноярска Вастьянова В.М… единолично рассмотрев в судебном заседании ходатайство следователя… о временном отстранении от должности главы г.Игарка … Никитина Евгения Владимирович…УСТАНОВИЛ:…23.05.2019 года Никитину Е.В. предъявлено обвинение в совершении особо тяжкого преступления, предусмотренного  ч. 8 ст. 204 УК РФ…23.05.2019 года в отношении обвиняемог о Никитина Е.В. избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении…Никитин Е.В…написал явку с  повинной, заключил досудебное соглашение……Защитник Никитина Е.В. - адвокат Смыков А.С. возражал против заявленного ходатайства, просил в его удовлетворении отказать…т.к…временное отстранение Никитина Е.В. от должности может негативно отразиться на жизни города, поскольку не будут выполнены обязательнее для города мероприятия, в том числе город не будет подготовлен к отопительному сезону…суд ПОСТАНОВИЛ:… Временно отстранить Никитина Евгения Владимировича… от должности главы г.Игарка Красноярского края на период предварительно расследования по уголовному делу №11801009503000399…»…

Итак: в мае нынешнего года глава Игарки Е.В. Никитин признаёт свою вину в особо тяжком преступлении, но продолжает исполнять обязанности главы города Игарки. В конце августа, после постановления суда, уходит в отпуск (до января 2020 года!), предварительно незаконно, без конкурсной процедуры назначив на должность заместителя своего бывшего подчинённого и сделав его и.о. главы города. Уже второй месяц  ни депутаты, ни прокурор города не могут ничего с этим поделать.

Вот несколько резонансных дел за последние 10-15 лет:

--  «Детское соматическое отделение» - построено по старому проекту, который на момент стройки уже не соответствовал новым нормативам. Некачественное строительство. Деньги из бюджета заплачены;                                                                 

СОМАТИКА.jpg                                                 

--  «Детская спортивная хоккейная площадка «Корт» - в первый же год эксплуатации рассыпалось специальное покрытие. Стоит и не эксплуатируется. Написаны заявления в полицию о завышенной стоимости работ – до сих ждём ответа и проведения стройэкспертизы. На площадку потрачены деньги «Ванкорнефти», проведено через бюджет Игарки;

--   «Уголь Игарка»: в прошлом году Западно-Сибирская прокуратура пресекла поставку и оплату угля (в рамках северного завоза, за бюджетные деньги) не соответствующего условиям контракта (менее качественного). Причём отметила, что это продолжалось в течение, как минимум, трёх лет. Возбуждено уголовное дело. В рамках этого дела проходят, в том числе,  мэр нашего города и советник губернатора Красноярского края;                                                  

-- «Храм в Игарке» - строительство, по условиям контракта, должно было быть закончено в декабре 2018 года, и тогда же, по слухам, было оплачено. На октябрь 2019 года - храм без крыши и отделки. Стройка законсервирована до следующего года. Деньги «Ванкорнефти», проведено через бюджет Туруханского района;   НЕДОСТРОЕННЫЙ ХРАМ.jpg  

                                                        

-- «Рекультивация в Игарке» - были тупо снесены, частично сожжены, старые здания в расселённой части города, без собственно рекультивации. Цена контракта – порядка 80 миллионов рублей. Стоимость работ по факту – в разы меньше. Несколько человек из подписавших акты приёмки выполненных работ заявили о подделке их подписей. Деньги исполнителю из бюджета перечислены в полном объёме;        

-- «Кессон в Игарке» - новый водозабор. Начальная стоимость контракта – около 700 миллионов рублей. Неисполнение сроков контракта, некачественное выполнение работ. До сих пор не подписаны соответствующие акты. Эксплуатируется до сих пор (уже два года) по факту в тестовом режиме. Один из бывших чиновников правительства Красноярского края (тогда действующий) заявил во всеуслышание, что если бы строили сейчас, то не здесь и не за ТАКИЕ деньги, о чём, впрочем, знали и говорили игарчане с самого начала. Надо было просто модернизировать старый водозабор, за цену в несколько раз меньшую…

Эти дела на слуху, но можно предположить, что это только вершина айсберга… Причём эта вершина тянет, во-первых,  на сотни миллионов рублей, во-вторых, ведёт к неверию людей в государственные институты и плюс ко всему – это непостроенные (недостроенные, некачественные, построенные за «три цены» объекты, которые так нам нужны или наоборот не нужны – «рекультивация»)…

По некоторым из них возбуждались уголовные дела, но прекращались («по истечении срока давности» или приостанавливались, в частности, по «рекультивации» -- «в связи с невозможностью допросить бывшего главу города…», хотя он жив и здравствует).                                                                                                                                

 

Рыболовство


Сегодня у города Игарки (как и у многих других северных посёлков) нет промысловых участков. И город, городская администрация не может распоряжаться (всё отдано на откуп краевым и федеральным чиновникам) рыбными ресурсами реки Енисей, а также озёр в тундре, в пределах близлежащих акваторий в местах традиционной промысловой ловли рыбы. Соответственно, город и горожане (предприниматели) не могут зарабатывать на вылове и переработке этого ресурса, создавая при этом рабочие места. В законах об аукционах как на рыбопромысловые участки, так и на вылов биоресурсов нет приоритета для старожильческого населения (местных), а в финансовом плане они не могут конкурировать с другими участниками. Несколько лет назад, практически все участки «выиграли» неместные предприниматели (причём на десять лет), «нашим» отказывали даже в допуске, зачастую по формальным и незаконным поводам. Что говорить о местном населении, если даже у находящихся в особом статусе «коренных и малочисленных народов» умудрялись на аукционах «отметать» «родовые земли». 

У нас, живущих на Енисее, было принято, что часть населения выходила на вылов рыбы (когда она идет косяком) с сетями. В акватории города Игарки, ранее был участок, выделенный для ловли рыбы по лицензиям – той рыбы, которая «проходит» раз в году (сельдь, корюшка, омуль) и другой для сетевой ловли. Т.е. обычные игарчане, не предприниматели, могли, купив лицензию, спокойно выезжать на реку и ловить рыбу. Срок распоряжения этим участком закончился летом этого года, и никто в Москве не стал заморачиваться о его продлении на переходный период, до вступления в силу нового закона (вступает в действие с 2020 года). Не буду лицемерить: часть выловленной рыбы продавалась, как говорится, соседям (но это и естественно, т.к. рыбу в Игарке кушают практически все, а лодку, мотор и сопутствующие снасти могут позволить себе не все, да и не каждому это дано, всё-таки это Енисей) и кушали эту рыбу весь год, что немаловажно на Крайнем Севере. Новый закон этого не учитывает.

Сам я ловлю на удочку, «закидушку» и спиннинг, но чувствую, что скоро подберутся и ко мне…

 

Что можно сделать


Часто говорят: «критикуешь – предлагай». Попробую это сделать.

Итак: предлагаю прислать в город комплексную краевую комиссию, состоящую из
- представителей правоохранительных органов (прокуратуры, СК, полиции, ФСБ),
- аудиторов Счётной Палаты (для аудита бюджетных расходов в сфере ЖКХ и администрации города),
- представителей краевого министерства здравоохранения,

- тех представителей краевых органов власти, кто курирует Туруханский район в целом и Игарку в частности, если, конечно, таковые есть…

 

Также предлагаю краевым чиновникам обратить лицо на Север, услышать северян и сформировать предложения, для выхода с ними на федеральный уровень, для того, в частности, чтобы: 

  - северяне могли, как минимум, жить "как в эпоху застоя", т.е. зарабатывать достойные деньги; 

 - ловить, перерабатывать рыбу;

- производить продукты питания на месте из привозного сырья, а не везти за тысячу километров по запредельным ценам: от 10 рублей за кг летом по воде (три месяца), 50 рублей за кг по зимнику (три месяца) и под 200 рублей за кг самолётом, когда нет зимника и Енисей во льду;

- дать возможность равных конкурентных условий для «залётных» и местных предпринимателей…

- и в конце концов пресечь воровство.

В 70-80-х годах XX века в селе Курейке, находящемся в ста километрах от Игарки и входящем ранее в состав Игарского района, действовали отделение совхоза «Игарский», имеющее животноводческое направление, участок Игарского рыбозавода. Интенсивно осваивалась богатая разнотравьем пойма нижнего Енисея. Работал опорный пункт НИИ сельского хозяйства Крайнего Севера, на опытных делянках выводили новые сорта сельскохозяйственных культур, приспособленные к местным условиям. В теплицах выращивали помидоры и огурцы, в открытом грунте – капусту, скороспелый картофель, другие овощи.

На сегодня Курейка, можно сказать, умерла. Осталось очень мало людей, сельского хозяйства нет. По мнению многих, при грамотном управлении и изменении социально-экономической политики государства Курейка могла бы кормить натуральными продуктами близлежащие территории, в том числе «Ванкор» и Норильск, тем более учитывая, что в нескольких километрах расположена мощная гидроэлектростанция.

В заключение


Когда к нам на территорию пришла «Роснефть» и начала разрабатывать крупнейшее месторождение нефти («Ванкор»), весь город буквально воспрянул: мы надеялись, что Игарка получит толчок к развитию, будет так или иначе полностью вовлечена в процесс. Тем более что это ведь произошло на фоне закрытия градообразующего предприятия (ЛПК). Этого, к сожалению, не случилось. 

К сожалению, принимаемые на федеральном уровне законы не учитывают экономику «Северов». Например, законы о тендерах/аукционах/конкурсах нацелены только на то, что их выиграет тот, кто предложит наиболее низкую цену за свою «работу» и, соответственно, будет экономия бюджетных средств. Но почему-то никто не думает о том, что «северные» (те, кто постоянно живёт и работает в своей местности, у кого на постоянной основе работают местные люди, кто платит налоги в местный бюджет) предприниматели, организации никогда не смогут честно и без преференций со стороны государства выиграть на таких условиях, так как их расходы (себестоимость работ), как минимум, на десятки процентов выше из-за того, что они обязаны платить повышенную (громко сказано, но все же +140 к базовым ставкам на «материке») зарплату людям. Также у них повышенная социальная нагрузка (один раз в два года работодатель обязан предоставить бесплатный проезд к месту отдыха и обратно работнику и неработающим членам его семьи, не считая увеличенного ежегодного оплачиваемого отпуска, около пятидесяти дней) плюс большие расходы на коммунальные услуги (это же Север).

И получается, что местные получают подряды или «горящие», или те, которые неинтересны неместным в силу различных причин, и их очень мало. Также: «розыгрыши» работ проводятся обычно к весне, материалы и «гастарбайтеры» приезжают летом (период навигации по реке – иначе никак – с середины июня по конец сентября), работы ведутся в авральном режиме, акты приёмки подписываются, в основном, без должного контроля (в городе нет соответствующих специалистов), а по осени «свободные художники» («порисовал и уехал…») спокойно уезжают, на практике не неся ни моральной ни материальной ответственности за качество своей работы.

Во-вторых, для КОГО строятся за бюджетные деньги детские и спортивные площадки, церковь, облагораживается городская среда и т.п., ремонтируются школа и детские сады? Люди ведь уезжают, так как у них забирают постоянную работу – они не могут конкурировать с приезжими работниками или поставщиками. У меня масса примеров, когда те местные предприниматели/организации, кто мог оказывать качественные услуги/работы (неся за них, кроме материальной, и моральную ответственность), давая постоянную работу игарчанам, с соответствующим «соцпакетом», и платя налоги в местный бюджет, -- просто проигрывают по цене.

Мне представляется, что вахтовый метод освоения «северов» -- тупиковый путь их развития, а вырастить тех, кто, как мы, любит свою суровую малую родину и приспособлен жить в таких условиях, -- на это потребуется не одно поколение….

 

Автор: Кирилл Новопашин, инженер, Игарка.

Фотографии автора.

Комментарии