Сейчас в Арктике:
Северное сияние

Как заговорить по-энецки?

Как заговорить по-энецки?
14 Октября, 2019, 11:47
Комментарии
Поделиться в соцсетях



Энецкий язык (устар. – енисейско-самоедский язык) один из самодийских языков. Распространён на правобережье нижнего течения Енисея в Таймырском автономном округе РСФСР; в прошлом энцы жили также западнее (в бассейне реки Таз) и южнее (вплоть до Туруханска). Число говорящих около двухсот человек. Имеет тундровый и лесной диалекты.

Характерные черты фонетики – сильная тенденция к открытости слога и обилие сочетаний из двух, трёх и более гласных в результате упрощения консонантных сочетаний и утраты ряда интервокальных согласных. По морфологическим, синтаксическим и лексическим особенностям энецкий язык близок родственному ненецкому. Для тундрового диалекта характерно также наличие ряда лексико-семантических параллелей с нганасанским языком, для лесного – следы кетского влияния (в частности, заимствованные местоимения 2-го и 3-го лица). Язык бесписьменный.

«Языкознание. Большой энциклопедический словарь». Гл. ред. В.Н. Ярцева. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998 год.

Как видим, ещё двадцать лет назад энецкий язык – язык одного из коренных народов Таймыра – считался угасающим, и одной из причин этого было отсутствие письменности. Сегодня положение вещей стало одновременно и хуже, и лучше. Хуже – потому что носителей энецкого языка стало ещё меньше, чем две сотни. Лучше – потому что для энецкого языка создаётся письменность.

11 октября в «столице Таймыра» - городе Дудинке – прошла форсайт-сессия по сохранению и развитию энецкого языка.

Мероприятие открыла директор Таймырского фонда содействия развитию науки, культуры и спорта «Красноярская Арктика» Анна Петровна Карташова, выразившая благодарность Экспертному центру «Проектный офис развития Арктики», при поддержке которого удалось пригласить в Дудинку необходимых для проведения форсайт-сессии экспертов: из Москвы – специалиста по самодийским языкам, заместителя директора Института языкознания РАН Андрея Болеславовича Шлуинского, из Санкт-Петербурга – автора первого энецкого букваря Дарью Спиридоновну Болину. Приехала на форсайт-сессию издатель Марина Афанасьевна Рачинская, в сотрудничестве с которой выходят пособия для изучения языков коренных малочисленных народов Севера. Важно, что присутствовали на сессии жители посёлка Потапово, где предпринимаются попытки по возрождению энецкого языка путём работы в детском саду с маленькими детьми по принципу языкового гнезда. (То есть ребёнка помещают в среду, где с ним стараются говорить именно на этом языке).

Андрей Шлуинский вкратце рассказал присутствующим о современном положении дел. Он начал с того, что отдал дань уважения памяти Леонида Дмитриевича Болина – «это выдающийся носитель энецкого языка, которого не стало на прошлой неделе».  Прекрасный рассказчик (от него записано несколько сотен рассказов), консультант всех лингвистов, которые занимались энецким языком, знаковая фигура – так охарактеризовал Л.Д. Болина Шлуинский. Поскольку энецкий язык имеет очень мало носителей (сегодня счёт идёт на десятки), он очень сильно «завязан на персоналии» - то есть именно на личности носителей, их мастерство во владении языком.

Андрей Шлуинский пояснил, что два диалекта энецкого языка – тундровый и лесной – сильно различаются между собой, вплоть до того, что остаётся открытым вопрос, являются ли они диалектами или независимыми языками. Однако так сложились обстоятельства, что сегодня в основном используется лесной диалект. Соответственно, когда сегодня идёт речь о развитии и продвижении энецкого языка – это говорится именно о его лесном диалекте, «хотя с точки зрения лингвиста и вечности, - отметил Шлуинский, - тундровый ничем не хуже, и надо иметь в виду, что он у нас остался совершенно не охвачен».

Число оставшихся носителей достаточно условно, поскольку есть те, кто знает язык идеально, а кто-то – лишь приблизительно. В целом на сегодня правомерно говорить не более чем о двадцати пяти или тридцати «полных носителей» для каждого из диалектов (лесного – немного больше, тундрового – немного меньше).

Сегодня энецкий язык не используется в бытовой повседневной жизни, в основном его носители даже друг с другом говорят по-русски. Носители лесного диалекта в основном сосредоточены в посёлке Потапово и в Дудинке, а тундрового – в посёлке Воронцово и Тухардской тундре. Однако места компактного проживания энцев не существует, в том же Потапове проживают представители многих национальностей, в том числе и русские. Таким образом, русский становится языком межнационального общения.

Карта Таймыра

Карта из Управления образования Таймыра. Немного к юго-западу от Дудинки -- посёлок Потапово.


Однако Шлуинский порадовался, что «за последние полтора десятилетия общество проделало очень большой путь», и теперь «восприятие абсолютно другое»; начата работа по сохранению языка. В потаповском языковом гнезде здесь велика заслуга Светланы Алексеевны Росляковой – «прекрасного носителя и прекрасного педагога в одном лице». Шлуинский назвал «очень значимым результатом» то, что некоторые дети благодаря этой воспитательнице хотя бы частично освоили язык.

Первое научное описание энецкого языка сделано Матиасом Кастреном и вышло в середине XIX века. С тех пор им занимались советские учёные, в конце 70-х годов в Новосибирске проводились серьёзные исследования его звукового состава, накоплен довольно большой массив знаний. И хотя официально энецкий язык считается бесписьменным, это означает, по словам А.Б. Шлуинского, лишь то, что у языка нет официально утверждённой нормированной письменности. Однако тексты на нём есть – по крайней мере с 80-х годов; в 1986-м году был опубликован первый проект энецкого алфавита, а с начала 90-х годов вышел целый ряд публикаций на энецком языке, направленный на широкую аудиторию, использующий кириллическую графику.

Таким образом, разные способы записи энецких слов и написания специальных знаков уже опробованы, опыт накоплен, и сегодня стало возможно говорить об унификации – то есть создании нормированной письменности. В завершение Шлуинский напомнил, что, хотя письменность имеет важное символическое значение, жизнь языка – это его использование в повседневной жизни. В качестве успешных примеров восстановления такого использования он привёл саамский и язык маори в Новой Зеландии; всякий раз использовалась методика языковых гнёзд, то есть пожилые носители помещались в одну среду с детьми.

В ходе работы над энецкой письменностью использовался опыт разработки письма для нганасан – этот процесс завершился сравнительно недавно, двадцать лет назад. Энецкий букварь (авторства Д.С. Болиной) уже был апробирован в посёлке Потапово, а в нынешнем декабре должно появиться и новое издание букваря (с учётом правок, внесённых после консультаций с носителями), и рабочие тетради. Эта работа будет выполнена издательством «Алмаз-Граф» по договорённости с Проектным офисом развития Арктики.

В этот посёлок регулярно приезжают методисты, обучающие воспитателей специфике звучания энецкого языка, то есть работают над произношением. Даются рекомендации по оформлению помещений детского сада в этническом стиле, для детей проводятся этнические мероприятия и показываются обряды. Эта работа признана не менее важной, чем само обучение языку. Однако сегодня в этом направлении ещё многое не сделано, тем более что даже для шитья этнических одежд нужны недешёвые материалы (сукно, орнаменты), а зарплаты у людей в таймырских посёлках очень маленькие.

Энецкий костюм

Энецкий национальный костюм в Таймырском краеведческом музее.


Чего сегодня не хватает энецкому языку? Какие имеются ресурсы и дефициты? Вторая часть форсайт-сессии была посвящена именно этому. Рабочая группа решила, что мотивация энецкого сообщества – как детей, так и взрослых – налицо, хотя она меньше, чем могла бы быть. Есть деньги на издания и потенциальные доноры, есть некоторые сетевые ресурсы (в том числе сайт Энцы.рф) – однако в самом посёлке Потапово с интернетом «всё очень печально».

Не хватает оснащения кабинетов родного языка и помещений для внеурочных занятий, мало наглядных пособий, оборудования, в том числе компьютеров. Велика нехватка методических и внеурочных материалов («Книга для учителя», «Книга для воспитателя»), а также квалифицированных кадров для работы на местах. А.Б. Шлуинский указал на явление, которое он назвал «дефицитом менеджмента» - то есть координации, которая бы устраняла недопонимание между различными участниками работы. Издание любой книги – это не только издание и редактирование, но и апробация, и при нехватке менеджмента возникает много лишних действий и эмоций (в том числе это отразилось и на редактировании энецкого букваря). По мнению Анны Карташовой, очень важен дефицит технологии ускоренного изучения энецкого языка. Предполагается, что для этого пособия нужны и мультимедийные – видео- и аудиоуроки, аудиословарь. Идеально, по мнению рабочей группы, было бы поднять мотивацию среды – энецкого сообщества посёлка Потапово, – но этому препятствуют сложные бытовые условия: люди в посёлке интересуются, в первую очередь, выживанием, а смешанная языковая среда способствует распространению русского языка.

Дальше рабочая группа переключилась на обсуждение внешкольных форм обучения языку – клубные собрания, чаепития и так далее. Однако минус этой деятельности в её нерегулярности. Предполагается, что если людей заедает быт – они ищут развлечений, и должны быть развлечения на энецком языке: компьютерные игры, мультфильмы, раскраски, кукольный театр, создание семейных клубов. Во всяком случае, энецкие сказки и песни для детей есть уже сейчас.

Сегодня у посёлка Потапово отрицательная динамика: люди уезжают оттуда. Многие уезжают в Дудинку. Соответственно, дело продвижения энецкого языка переносится уже в Дудинку. Было отмечено, что сейчас существует огромное количество федеральных грантов, которые предлагаются именно на этническую саморепрезентацию. Поскольку энецкому языку предстоит обучать не только детей, но и взрослых, в том числе отчасти им владеющих, следует обращать внимание не только на игровые формы, но и на грамматические справочники, таблицы. По словам Д.С. Болиной, такие таблицы для энецкого языка уже разработаны и находятся в Петербурге в РГПУ им. Герцена.

Для того чтобы поднять мотивацию у взрослых, можно использовать конкурсы с хорошими призами, фестивали, сообщества в социальных сетях. «Сделать сообщество Вконтакте очень просто, было бы кому его вести». Снова всё упирается в кадры. По словам Шлуинского, надо истреблять стереотип, что люди, говорящие на родных языках, малообразованны, живут в плохих условиях и имеют заниженные жизненные ожидания. А следует создавать представление, что «знаток родного языка – это уважаемый в обществе человек, с хорошей зарплатой». И таким образом престиж языка поднимется.

«Часто в посёлках говорят: если хочешь состояться в жизни, учи лучше русский, родной забывай, езжай в город, учись, находи себе работу, а про нашу здешнюю жизнь забудь. Вот нам надо создавать образ человека, у которого всё хорошо, и тем не менее он вписан в здешнюю жизнь, является знатоком родного языка».
Андрей Шлуинский
Вопрос о создании линейки учебников энецкого языка (с первого по четвёртый класс) – очень сложный, поднимающий и вопросы разработки учебной программы, и финансирования, и соответствия ФГОСам, и – пожалуй, в первую очередь – реалистичности введения энецкого языка как школьного предмета. Поскольку такая реалистичность остаётся под вопросом, рабочая группа сосредоточилась на престиже языка, мотивации сообщества, преодолении дефицита менеджмента и на внеурочных формах ускоренного обучения. Тексты для таких занятий (записи, аудиозаписи) в архивах имеются.

По словам Анны Карташовой, ежегодно Муниципальный район выделяет миллион шестьсот тысяч рублей на издание учебных пособий по языкам коренных малочисленных народов Таймыра, и такие пособия издаются уже девять лет. Они ограничены подушевым финансированием (то есть издаётся пособий не больше, чем детей, обучающихся в школе). ПОРА издаёт энецкий букварь в количестве значительно большем (двести экземпляров). На форсайт-сессии говорилось, что очень важна была бы финансовая помощь в создании аудио- и видеопособий.

В то же время шла речь о том, что к сохранению энецкого языка надо привлекать не только энцев, но и других ребят, студентов из колледжа и всех заинтересованных лиц. Говорилось, что сегодня «знатоки родного языка» востребованы в Европе – их приглашают на всевозможные конференции в Хельсинки, Будапешт и Женеву. По словам Шлуинского, чтобы максимально облегчить молодым процесс овладения языком, нужно принять, что «нет правильного и неправильного произношения», ведь у энецкого языка не было литературной нормы, нет орфоэпических словарей, а есть только «живая жизнь». Если бабушки не будут поправлять детей за неправильное произношение – у них не будет пропадать мотивация.

В завершение Анна Карташова подытожила, для чего может быть необходимо учить язык:

«Зачем учить родной язык? Язык надо учить не ради языка, а чтобы человек чувствовал себя уверенней в этом мире, глобальном мире, чтобы он мог выделиться, чтобы он мог донести свою самость до сети интернет, чтобы он мог донести культуру своего народа и язык своего народа, и у него не было комплекса неполноценности, когда он переезжает… ну, даже в Дудинку. Можно выделиться, крася волосы в разные цвета, а можно выделиться более цивилизованно и культурно… Речь идёт про такой маркетинговый ход, продвижение: зачем учить родной язык».

   

Подготовила Татьяна Шабаева

 

Комментарии