Сейчас в Арктике:
Северное сияние

"Книга моря": новые предания Чукотки

"Книга моря": новые предания Чукотки
3 Октября, 2019, 11:50
Комментарии
Поделиться в соцсетях


«Книга Моря» – новый фильм Алексея Вахрушева. Он посвящён Арктике, как все предыдущие работы этого известного режиссёра документального кино, лауреата премии «Ника». Герои фильма – морские охотники Чукотки, эскимосы и береговые чукчи. О морских арктических зверобоях снято немало фильмов и в нашей стране, и за рубежом. Перед автором «Книги Моря» стояла непростая задача: не повторять своих предшественников. Сделать это ему удалось. В фильме Вахрушева тесно переплетены две сюжетные линии – реальная и мифологическая, и два вида кино – документалистика и мультипликация.

Документальные кадры переносят зрителя на побережье Берингова пролива. Ты видишь, как в наши дни жители небольшого посёлка Лорино выходят в море на китовую охоту, скрадывают на ледяном припае нерпу, собирают на птичьих базарах яйца кайр.

1. Ранутагин и Томилов.jpg

Морские зверобои из посёлка Лорино А. Ранутагин и Г. Томилов. Чукотка, 2014


Среди многочисленных персонажей документальной части фильма два человека привлекают к себе особое внимание. Один из них Александр Дмитриевич Емельянов. В «Книге моря» ему посвящена отдельная глава – «Старик и нерпа». Морской охотник, знаток чукотского языка и старинных обычаев, он обладал огромным авторитетом у земляков. Хорошо знали его и приезжавшие в экспедиции этнографы, биологи, кинематографисты. 

2. Добриев и Емельянов.jpg

А. Емельянов (справа) и О. Добриев. Чукотка, 2014


Александр Дмитриевич был незаменимым консультантом по самым разным вопросам, связанным с культурой и природой Чукотки. Многие годы он работал журналистом, писал по-чукотски и по-русски, а выйдя на пенсию, поселился вместе с женой в оставленном людьми посёлке Аккани, неподалёку от Лорина. Для четы Емельяновых (о жене Александра Дмитриевича разговор впереди) это был знаковый поступок. Пожилые хранители старых традиций решили на собственном опыте показать соплеменникам, что жизнь может вернуться туда, где на протяжении столетий жили охотники Берингова пролива. Незадолго до окончания работы над «Книгой Моря», весной 2017 года, Александра Дмитриевича не стало. Он погиб на охоте, провалившись под лёд. Один из главных персонажей фильма ушёл из земной жизни, по словам А. Вахрушева, «как истинный морзверобой, как герой древнего мифа».

Второй человек, который часто появляется на экране, – Алексей Анатольевич Оттой. Он возглавляет соседскую общину посёлка Лорино и по праву считается самым известным чукотским морским зверобоем.

3. Оттой.jpg

А. Оттой на морской охоте в мае. Чукотка, 2019


Оттой сыграл очень большую роль в возрождении на Чукотке навыков традиционной китовой охоты. С 1976-го по 1996 год азиатским эскимосам и береговым чукчам запрещалось добывать кита, и навыки охоты на этого огромного зверя, были, казалось, навсегда утрачены ими. Алексею Оттою и людям, поверившим ему, удалось доказать, что это не так. В приморских посёлках вновь стали строить байдары – лодки, обтянутые моржовыми шкурами. Вспомнилось множество других компонентов традиционной культуры арктических мореходов, без знания которых добыть кита так, как добывали его в прошлом чукчи и эскимосы, практически невозможно. В результате китовое мясо снова стало основой питания коренных жителей прибрежной Чукотки, как это было на протяжении всей их многовековой истории. Стоит ли говорить о том, какое значение приобрело это обстоятельство для северян в голодные 1990-е годы?

А.Д. Емельянов и А.А. Оттой выступают в «Книге Моря» ещё в одном важном качестве. Они являются прототипами двух сказочных персонажей в мифологической линии киноповести. Слова Александра Дмитриевича о бережном отношении к родной природе, к заветам отцов и дедов вложены создателями фильма в уста старого мудрого Человека-медведя. Энтузиазм Алексея Оттоя, его организаторские способности нашли отражение в образе Молодого охотника, который помог своему народу возродить забытые традиции предков.

4. Афиша.jpg

Афиша выставки, посвящённой «Книге Моря». Санкт-Петербург, 2019


Работа над картиной продолжалась пять лет. Режиссёр «Книги Моря» Алексей Вахрушев и кинооператоры Вячеслав Макарьев и Руслан Федотов с 2013-го по 2018 год многократно приезжали на Чукотку и подолгу работали там. Съёмки проводились на море, во льдах, на берегу. «Мы вели их в режиме «включённого наблюдения»: без постановочных кадров, без дублей, без каких бы то ни было отступлений от того, что происходит на самом деле, – рассказывает А. Вахрушев. – Единственная вольность, которую мы себе позволяли, – уточняет автор фильма, – отбор при монтаже таких ситуаций, в которых характеры морских зверобоев, особенности их тяжёлого и опасного труда проявляются наиболее ярко».

5. Вахрушев. Чукотка.JPG

Алексей Вахрушев – автор сценария и режиссер фильма. Инчоун, Чукотка, 2014


6. Макарьев и др..jpg

Кинооператор В. Макарьев и зверобои В. Пины и Э. Рыпхиргин. Чукотка, 2014


Параллельно со съёмками на Чукотке работа над фильмом велась в Москве. Художники-аниматоры Эдуард Беляев, Алексей Почивалов, Наталья Акашкина, Светлана Чеснокова, Мария Чайка и их коллеги создавали из скульптурного пластилина образы героев старинных преданий. Персонажи мифологической линии «Книги Моря» действуют в том же природном и культурном пространстве, что и реальные жители современной Чукотки. Переплетаясь друг с другом, действительность и вымысел помогают увидеть «крупицы правды» в волшебной сказке и глубокий смысл в событиях повседневной жизни. В этом, по словам режиссёра, и заключается одна из основных идей его фильма. «Книга Моря» призвана показать, как тесно сопряжена с океаном, с морскими животными жизнь эскимосов и береговых чукчей, как неразрывна для них связь человека и зверя, как призрачна в традиционном сознании морских арктических зверобоев граница между всеми живыми существами. Они способны превращаться друг в друга, приходить друг другу на помощь.

7. Беляев.jpg  8. Рогова.jpg

Эдуард Беляев – главный художник-аниматор «Книги Моря» и художник-аниматор Ольга Рогова. 


Две эскимосских легенды легли в основу мифологической линии в фильме А. Вахрушева. Одну из них записал в 1940-х годах в Наукане, близ мыса Дежнёва выдающийся специалист по фольклору народов Чукотки Г.А. Меновщиков. Вторая легенда была записана известным полярным исследователем Г.А. Ушаковым в 1920-х годах на острове Врангеля. В легенде, дошедшей до нас благодаря Г.А. Меновщикову, рассказывается о женщине, которая стала женой кита и родила китёнка. Жители посёлка, где жила женщина – согласно преданию, это был Нунак, руины которого можно увидеть и сегодня, – заботились о китенке. Они соорудили нечто вроде бассейна, где он рос, а когда китёнок повзрослел, выпустили его в море. В благодарность «кит, женщиной рождённый», ежегодно приводил к Нунаку других китов, и у жителей посёлка не было недостатка в китовом мясе. Главные персонажи легенды, рассказанной эскимосами Г.А. Ушакову, – великанша Майырахпак и старая одинокая женщина, которой Майырахпак подарила свои амулеты. Пожилая эскимоска передала их охотнику, заботившемуся о ней, и с тех пор он всегда возвращался домой с добычей.

9. Яранга в Нунаке.JPG

Руины эскимосского жилища в Нунаке. Не в этой ли яранге жила женщина, у которой родился китёнок? Чукотка, 2018


Такова фабула двух этих преданий, но есть в них весьма драматичные повороты сюжета. Для Алексея Вахрушева эти детали стали ключом к новому прочтению старых легенд, к созданию на их основе динамичной истории, суть которой в том, что люди, утратившие в силу разных причин свои национальные традиции, могут обрести их вновь. Имеет ли художник право на подобные действия, на достаточно смелое вторжение в тонкую ткань народного творчества? В случае с Алексеем Вахрушевым ответ на этот непростой вопрос -- «Да»! Да, потому что он – выпускник ВГИКа, режиссёр, сценарист, профессиональный этнограф – родился на Чукотке и принадлежит к эскимосскому роду лякагмит.

У нового, в сущности, мифа, представленного в «Книге Моря», есть ещё одна грань. Работая над фильмом, режиссёр обратился к двум немолодым женщинам, прекрасно знающим родные языки и культурные традиции народов прибрежной Чукотки, и они пересказали мифологический сюжет киноповести по-эскимосски и по-чукотски. Выйдя на экран, рассказ о морских зверобоях, возродивших традиции предков, вернулся, таким образом, в пространство устного народного творчества азиатских эскимосов и береговых чукчей.

Одна из сказительниц, голос которой зритель слышит на протяжении всего фильма, – чукчанка Нина Булитовна Емельянова, жена Александра Дмитриевича. Она, как и погибший на охоте А.Д. Емельянов, получила высшее филологическое образование и в своё время работала над составлением учебников чукотского языка, а затем вместе с мужем пыталась возродить к жизни старинный поселок Аккани. Другая сказительница – Елизавета Алихановна Добриева. Её «настоящее», эскимосское имя – Кылъакак. Елизавета Алихановна принадлежит к особой группе азиатских эскимосов, к так называемым науканцам. Посёлок Наукан, где был записан миф о «нунакском ките», находился неподалёку от Нунака, и отец Елизаветы Добриевой был родом как раз из этого селения. Науканские эскимосы, а также их ближайшие родственники нунакцы и жители ещё одного посёлка в окрестностях мыса Дежнёва отличались по языку от других эскимосов Чукотки. Объясняется это их островным происхождением. Далёкие предки жителей Дежнёвского горного массива переселились на Чукотку с островов Берингова пролива, расположенных у его американского побережья. 

В 1958 году Наукан, существовавший, как минимум, пять столетий и остававшийся к середине ХХ века единственным эскимосским селением в этой части Чукотского полуострова, был объявлен властями «неперспективным населённым пунктом». Его жителей переселили в другие посёлки. Фактическое изгнание науканцев из родных мест привело к распаду этой этнической группы – то есть к исчезновению пусть небольшого, но целостного и самобытного народа. Включив в свой фильм известный уже немногим язык науканских эскимосов, а также язык береговых чукчей, которому ныне тоже угрожает исчезновение, Алексей Вахрушев придал «Книге Моря» ценность исторического источника. Но автор видит свою миссию не только в том, чтобы сохранить для потомков звучание тех или иных чукотских и эскимосских слов, но также в том, чтобы напомнить северянам, как важно знать язык предков, поскольку многие традиции материальной и духовной культуры арктических народов можно адекватно передать лишь на их родных языках. Таким образом, «Книга Моря» преследует, в сущности, ту же цель, к которой стремилась семья Емельяновых, к которой упорно идёт Алексей Алексеевич Оттой: способствовать возрождению на Чукотке традиционной культуры морских арктических зверобоев.

Весомость задач, которые поставили перед собой А. Вахрушев и его съёмочная группа, обусловила большой интерес к «Книге Моря». Официально фильм ещё только выходит на широкий экран, но его уже посмотрели в Анадыре, а также на кинофестивалях в Канаде, США, Великобритании, Германии, Нидерландах, в скандинавских странах. В Москве, на фестивале Артдокфест в декабре 2018 года, он тоже был показан, а недавно «Книгу Моря» включили в конкурс фильмов Азиатско-Тихоокеанского региона APSA  – в так называемый Азиатский Оскар.

Параллельно с показом новой ленты А. Вахрушева начата работа по подготовке серии выставок, на которых, так же как в кинокартине, будут совмещены два плана. Посетители выставок увидят «творческую лабораторию» художников-аниматоров, созданные ими скульптурные изображения мифологических персонажей и подлинные произведения арктического искусства. Первая подобная выставка уже состоялась в начале сентября во Владивостоке, в дни проведения в этом городе Восточного экономического форума, а спустя пару недель вторая выставка открылась в знаменитой санкт-петербургской Кунсткамере – Музее антропологии и этнографии РАН. На этой выставке – научные сотрудники Кунсткамеры назвали ее «Мифы и Вещи» – наряду с материалами «Книги Моря», представлены уникальные по своей художественной ценности древнеэскимосские изделия из моржового клыка из собрания МАЭ. Найденные в ходе археологических раскопок в Эквене, на небольшом удалении от Нунака и Наукана, от мест, где проходили съёмки фильма, они являются свидетельством того, что уже в глубокой древности (возраст артефактов – полторы-две тысячи лет) у морских зверобоев Чукотки существовали сложные представления о мире, о единстве людей и животных.

11. Фрагмент выставки в СПб.jpg

Фрагмент экспозиции выставки в МАЭ РАН. Санкт-Петербург, 2019


Фильм «Книга Моря» живёт и в интернете. Это, разумеется, Фейсбук, а также многочисленные отзывы о картине на сайтах кинофестивалей. Приведу мнение только одного из кинокритиков, Евгения Басова:

«"Книга моря" это не "ещё один фильм о морзверобоях", а отдельное явление и даже не потому, что Вахрушев родился и вырос на Чукотке, и не за оригинальный режиссёрский ход, а потому что ему удалось нащупать и показать на экране нерв, энергию и душу морских охотников. То, что до него никто не смог сделать».

«В том, что Алексей Вахрушев "Величина" и "Художник", – продолжает Е. Басов, – сомнений уже давно ни у кого нет. Слушая реплики из зала, я неожиданно понял другое: сегодня, для чукчей и эскимосов Вахрушев – это предмет гордости, надежда и национальная идея вместе взятые. В своих фильмах он показывает жизнь настоящих людей, которые, несмотря ни на что, занимаются традиционными промыслами. Они не говорят о патриотизме, национальной самобытности, политике, сохранении традиций, они просто живут и занимаются тем, чем занимались их предки. Это так просто и так сложно. Айфоны и тёплые унитазы убивают любую традиционную культуру быстрее, чем бомбы и водка. Но потребность в национальной самоидентификации штука посильнее "Фауста". Поэтому Вахрушев для городских коренных жителей это "чукотское всё". Его фильмы, помимо всего прочего, дают надежду, что есть ещё на Чукотке настоящие люди. Настоящие не по личностным качествам, а по образу жизни…».


Трудно что-либо добавить к этим словам. Разве что пожелать автору «Книги Моря» и его коллегам по работе над фильмом дальнейшего продвижения их проекта и в зрительных залах, и в залах музеев и выставочных комплексов, и на просторах интернета, безграничных, как океан, что омывает Чукотку.


Автор: главный научный сотрудник Государственного Музея Востока, кандидат исторических наук М.М. Бронштейн.

Фотографии А. Вахрушева, С. Борисова, К. Днепровского.  




 


 




Комментарии