Сейчас в Арктике:
Грибы/ягоды

Морж атлантический и лаптевский

Морж атлантический и лаптевский
16 Августа, 2019, 07:49
Комментарии
Поделиться в соцсетях



Считается, что в российских водах обитают атлантический, лаптевский и тихоокеанский подвиды моржа. Вместе с тем, проведённые недавно генетические исследования позволяют говорит о том, что лаптевские моржи являются, по-видимому, самой западной популяцией тихоокеанского подвида. Эти исследования, однако, включали небольшое число образцов и поэтому необходимо уточнение таксономического статуса лаптевского моржа. В данной статье даётся описание атлантического и лаптевского подвидов моржа, которые включены в Красную книгу РФ.

Морж – один из самых крупных представителей ластоногих северного полушария. Длина тела самцов атлантического подвида может достигать 3,2 м, самок – 2,8 м; вес самцов – до 1300 кг, а самок – до 900 кг. У моржа широкая голова с короткой тупой мордой, которая по сравнению с огромным телом кажется небольшой. На конце морды большое количество длинных, толстых вибрисс, направленных вниз. Кожа зверя (толщиной до четырёх см и более) покрыта многочисленными морщинами и складками. На шее и груди взрослых самцов множество крупных соединительнотканных шишек. Волосяной покров у взрослых моржей редкий и жёсткий, окраска тела желтовато-серая или рыжевато-коричневая. В верхней челюсти можно увидеть клыки. У новорождённых клыки прорезываются спустя несколько месяцев после рождения, а у годовалых моржат они уже достигают десяти см. У взрослых самцов клыки становятся массивными и длинными; у самцов они могут достигать 60-80 см длины, у самок клыки тоньше и короче. Вершины клыков у самцов немного расходятся в сторону, а у самок сближаются. Подкожный жировой слой у взрослых особей достигает толщины десяти см и более.


Морж плывущий в воде при помощи ласт


Перемещается морж при помощи коротких, снабжённых ластами конечностей. По земле он передвигается медленно, опираясь поочередно на брюхо и все четыре конечности. На лёд взбирается с трудом, используя клыки и передние ласты. Но как только морж попадает в свою родную стихию – морскую воду, он становится подвижным и быстро плавает, при этом передние ласты используются им в качестве рулей. Продолжительность жизни моржа около сорока лет, но до этого возраста доживают не все моржи, часть животных, особенно молодых, погибает в силу тех или иных естественных причин.

Морж – полигамное животное. Это значит, что самец в период размножения может спариваться с несколькими самками.  Половой зрелости самцы достигают в возрасте 7-9 лет, самки – 6-8 лет. Спаривание происходит в январе-марте, как правило, в районах раздробленного дрейфующего льда. Беременность длится 15-16 месяцев, лактация – до двух лет. У самок ритм размножения разный: некоторые молодые самки рожают ежегодно или раз в два года, но большинство самок – один раз в три-четыре года. Детёныши, весом от 45 до 75 кг, рождаются в апреле-мае. Окраска их тела тёмно-коричневая, почти чёрная, с возрастом она светлеет. Волосяной покров при рождении густой, но с возрастом он редеет.

Область распространения атлантического подвида моржа простирается от Канадской Арктики на западе до Карского моря на востоке. Основные районы концентрации – Земля Франца-Иосифа, юго-восточная часть Баренцева моря, Новая Земля; реже морж встречается в южной, западной и восточной частях Карского моря. Самые крупные береговые лежбища расположены на архипелагах Шпицбергене и Земля Франца-Иосифа, острове Виктория, Новой Земле (о-ва Гемскерка и Оранские), острове Вайгач; менее крупные лежбища – в юго-восточной части Баренцева моря (о-ва Матвеев, Голец, Долгий). В текущем столетии происходит восстановление исторического ареала атлантического моржа, о чём свидетельствуют появление его в Бассейне, Воронке и Горле Белого моря и образование лежбищ в северо-восточной части Карского моря (о-ва Ушакова и Визе).

Лежбище моржей на острове Виктория, Баренцево море, в начале формирования.

 

Миграции и локальные перемещения атлантических моржей в российской части ареала практически не изучены. Только в последние годы удалось получить данные о перемещениях моржей, меченных спутниковыми радиопередатчиками на острове Вайгач, которые показывают, что подавляющее большинство меченых животных перемещалось между этим островом и островами Матвеев, Долгий, Голец. Предпочитаемыми районами для атлантического моржа в период с августа по февраль были участки акватории у западного побережья Вайгача и острова, входящие в состав заповедника «Ненецкий», а также акватория от юго-западного побережья Вайгача до островов Гуляевские кошки.

Ареал лаптевского подвида моржа включает акваторию моря Лаптевых – от архипелага Северная Земля до Новосибирских островов, и западную часть Восточно-Сибирского моря. Данные о распределении моржей отрывочны, а сезонные миграции животных практически не изучались. Меньше всего информации о зимнем распределении моржей в море Лаптевых. Вместе с тем, опубликованные работы позволяют сделать вывод, что ледовые условия являются важнейшим фактором, определяющим распределение лаптевского моржа. Специфической чертой моря Лаптевых является широкое развитие припайного льда, который образуется в зимний период как у побережья материка, так и вокруг островов, включая острова Бегичев, Петра, Андрея, Фаддея, архипелаг Комсомольской правды, Новосибирские острова. С октября по конец июня эти районы припайного льда, где летом и осенью моржи кормятся, становятся для них недоступными. По материалам попутных наблюдений за моржами ледовой авиаразведки, собранных преимущественно во второй половине прошлого столетия, в конце зимы моржи наблюдались вне зоны припая в пределах вcего моря Лаптевых, но больше всего их было в северной, восточной и западной частях и к северу от Новосибирских островов. К северу от изобаты 100 м (глубина сто метров от поверхности моря до дна) моржи наблюдались редко. Как правило, моржи наблюдались в разводьях, покрытых молодым льдом. Летом и в начале осени моржи наблюдались преимущественно в западной части моря Лаптевых (вблизи восточного побережья Таймырского полуострова); обычны они были у северного и западного побережья Новосибирских островов.

О лежбищах моржа известно больше, но большинство данных относятся к прошлому столетию. Тем не менее, некоторые закономерности сохранились до настоящего времени. Так, например, даты прихода и ухода моржей с лежбищ тесно связаны с датами взламывания и формирования прибрежного льда, а также с общей ледовой обстановкой. У лежбищ моржи появляются в конце июля – начале августа, когда припай взламывается и в акватории образуются открытые участки воды, а покидают район с началом формирования молодого льда, то есть в конце сентября – начале октября. В научных публикациях приводятся сведения о лежбищах моржей в море Лаптевых за разные годы. Анализ приведённых в этих публикациях материалов позволяет заключить, что численность животных на лежбищах, а иногда и их расположение менялось со временем. Лежбища отмечались в бухте Марии Прончищевой, на юго-восточном берегу о. Песчаный, на северной оконечности о. Бельковский, на мысе Анисий (о. Котельный, Новосибирские острова), на островах Вилькицкого, Андрея, Фаддея, Петра, Преображения, Большой Бегичев, а также на архипелаге Де-Лонга. На этом архипелаге лежбище моржей в отдельные годы наблюдалось на о. Жохова, но численность животных на нём неизвестна. Напротив, на о. Беннета в 2014 г. нами отмечены два лежбища, одно в несколько десятков особей, второе – достаточно крупное лежбище, которое, по предварительной оценке, насчитывало приблизительно 700-800 особей. Продолжают функционировать лежбища на о. Андрея и в заливе Марии Прончищевой.


Небольшое лежбище моржей на о. Беннета, архипелаг Де-Лонга. Окраинная северо-западная часть Восточно-Сибирского моря

 

Основу питания моржа составляют донные беспозвоночные животные, главным образом – двустворчатые моллюски. Реже морж добывает другие донные беспозвоночные животные (ракообразные, черви, иглокожие, асцидии, голотурии) и рыбу. Среди моржей изредка встречаются хищные особи, способные поедать, наряду с традиционной пищей, тюленей и птиц. Но одни хищные особи питаются несвойственной им пищей случайно, когда нет привычной, другие же хищничают постоянно. Во время кормления моржи всасывают пищу со дна и обычно проглатывают только мягкие части своих жертв (моллюсков, червей, голотурий). Моржата в течение первых двух лет жизни питаются как материнским молоком, так и другим кормом и лишь на третьем году жизни переходят на самостоятельное питание. Моржи предпочитают добывать пищу на глубинах от 30 до 80 м, но иногда они погружаются на глубину до 200 м. В поисках пищи моржи могут уходить от берега на расстояние до 60 км, а при наличии льда – возможно, и дальше.

Морж – стадное животное. Для него характерно образование групп разной численности: от двух-пяти до ста и более особей как на зимовке, так и в местах нагула летом. Но во льдах, особенно мелкобитых, встречаются и одиночные животные. 

Детёныши питаются материнским молоком до двух лет, и в это время между ними и матерью сохраняется тесная взаимосвязь. Самцы, не участвующие в размножении, обычно собираются в отдельные стада. В летне-осенний период после распада льдов моржи образуют береговые лежбища. Но происходит это тогда, когда на прилегающем к лежбищу участке акватории имеется открытая вода или мелкобитый лёд, который животные не могут использовать для залёжки.

Морж на мелкобитом льду

 

Сроки формирования береговых лежбищ, продолжительность нахождения на них, численность и поведение животных, использование ими прилегающей к лежбищам акватории, половой и возрастной состав и естественная смертность определяются рядом факторов внешней среды, среди которых важнейшую роль играют ледовые условия.

До начала коммерческого промысла  численность атлантического моржа неизвестна. Норвежские исследователи провели расчёты численности моржей в различных районах Баренцева моря. Полученные данные показывают, что только в районе Земли Франца-Иосифа к концу XIX столетия она находилась приблизительно в пределах 6000-12500. Но уже к середине XX столетия в результате неконтролируемого промысла она катастрофически сократилась и составляла в районе архипелага около тысячи особей. К середине 1930-х гг. в Баренцевом и Карском морях обитало, по мнению К.К. Чапского, не более тысячи двухсот голов. В последние несколько десятилетий прослеживается тенденция к росту численности популяции. Этому способствовало введение запрета на добычу зверя Норвегией на архипелаге Шпицберген в 1952 г. и Советским Союзом в 1956 г.

В 2006 г. норвежскими специалистами был проведён авиаучёт моржей на всех существующих и потенциальных лежбищах на архипелаге Шпицберген. Расчёты показали, что летом здесь обитает около 2600 моржей, среди которых преобладают самцы. Авиаучёт моржей на лежбищах был также проведён в 2011 г. в Печорском море. Численность животных была оценена около 4000 особей. Общая численность атлантического подвида моржа на начало текущего столетия оценивается экспертами примерно в 20 тыс. животных.

Есть основание предполагать, что лаптевская популяция моржа всегда была малочисленная. В первой половине 1950-х гг. её численность оценивалась приблизительно в 6-7 тыс. особей, а в середине 1970-х гг. - в 4-5 тыс. особей. В 1992 г. сотрудники Усть-Ленского государственного природного заповедника провели авиаучёт лаптевского моржа. Численность новосибирской группировки моржа была оценена в 1,5-2 тыс. особей, таймырской – 2,5-3 тыс.

Несмотря на то, что атлантический и лаптевский подвиды моржа включены в Красную книгу РФ, что предполагает особо строгие меры охраны, угрозы их существованию по-прежнему существуют. Одна из угроз – потепление климата в Арктике, которое приводит к значительному изменению ледового режима морей, в том числе вблизи лежбищ моржа. Лёд для моржей — основная платформа для размножения и отдыха. Летом в период отступления кромки льда к северным границам морей вместе с ними перемещается часть моржей. Отдельные животные даже достигают глубоководной части Северного Ледовитого океана – Арктического бассейна, где они уже не могут кормиться. В период отсутствия ледяного покрова животные выходят на острова и материковый берег, образуя береговые лежбища, где становятся более уязвимыми к воздействию человека.

В российской части ареала атлантического моржа начавшаяся разработка углеводородного сырья с каждым годом охватывает всё новые районы, в том числе ключевые местообитания моржа в юго-восточной части Баренцева моря. В недалёком будущем ожидается освоение недавно открытых месторождений нефти в западных районах Карского моря, прилежащих к Новой Земле, где также располагаются особо ценные местообитания атлантического моржа.

Интенсификация добычи нефти и газа на шельфе многократно усиливает антропогенную нагрузку на экосистемы, частью которых является атлантический морж. Потенциальную опасность для него представляют также грузоперевозки нефти и сжиженного природного газа по трассе Северного морского пути, рыболовство, создание инфраструктуры на побережье, посещение туристами лежбищ, которое может вызвать панику среди моржей и привести к давке и даже к гибели отдельных особей. Потенциальную угрозу моржу могут представлять также патогенные организмы, которые при потеплении климата во всё большем числе внедряются в арктические экосистемы. В этой связи в настоящее время актуальна разработка и реализация Стратегии по сохранению атлантического моржа, а в перспективе – и лаптевского моржа.


Автор: Станислав Егорович Беликов, канд. биол. наук, заведующий лабораторией сохранения морских и прибрежных экосистем.

Фотографии автора.


Список использованных источников

1          Беликов С.Е. 2011. Морские млекопитающие Российской Арктики: изменения численности и среды обитания под воздействием антропогенных и природных факторов. Наземные и морские экосистемы. М. – СПб.: ООО «Паулсен». С. 211—256.

2          Болтунов А.Н., Алексеева Я.И., Беликов С.Е., Краснова В.В., Семенова В.С., Светочев В.Н., Светочева О.Н., Чернецкий А.Д. 2015. Морские млекопитающие и белый медведь Карского моря: обзор современного состояния. "Печатный центр Декарт", М. 104 с.

3          Гаврило М.В. 2010. О современном распределении атлантического моржа (Odobenus rosmarus rosmarus) на севере Карско-Баренцевоморского региона. Сб. науч. труд. по мат. VI Междун. конф. «Морские млекопитающие Голарктики», Калининград 11-15 октября 2010 г. Калининград. С. 125-129.

4          Глазов Д. М., Шпак О. В., Кузнецова Д. М., Соловьев Б. А., Удовик Д. А., Платонов Н. Г., Мордвинцев И. Н., Иванов Д. И., Рожнов В. В. 2013. Наблюдения моржей (Odobenus rosmarus) в морях Баренцевом, Карском и море Лаптевых в 2010-2012 гг. Зоологический журнал, т. 92, № 7. С.841-848:

5          Гептнер В.Г., Чапский К.К., Арсеньев В.А., Соколов В.Е. 1976. Млекопитающие Советского Союза. Т.2, часть третья. Ластоногие и зубатые киты. М.: Высшая школа. 718 с.

6          Горбунов Ю.А., Беликов С.Е. 1990. Результаты многолетних наблюдений за лаптевским подвидом моржа. Морские млекопитающие. Тезисы докладов X Всес. совещ. по изучению, охране и рациональному использованию морских млекопитающих. г. Светлогорск, Калининградской области, 2-3 октября 1990 г. М. С. 79-80

7          Гуков А.Ю. 1999. Экосистема Сибирской полыньи.  М.: Научный мир. 334 с.

8          Лукин Л.Р.  1978. О сроках и районах щенки атлантического моржа. Экология, № 5. С. 100-101.

9          Лукин Н.Н., Зырянов С.В., Терещенко В.А., Егоров С.А. 2006. Распределение морских млекопитающих на акватории Белого моря в весенний период (по данным авиасъемки ПИНРО 2004 и 2005 гг.) // Сб. науч. тр. по мат. IV междунар. конф. «Морские млекопитающие Голарктики». Санкт-Петербург, 10-14 сентября 2006 г. СПб. С. 330-333.

10      Попов Л.А. 1960. Состояние береговых лежбищ моржа в море Лаптевых. Охрана полезных зверей. Всеросс. общ-во содействия охране природы и озеленения, вып. 3. С. 95-104.

11      Светочев В.Н., Светочева О.Н. 2008. Распределение атлантического моржа (Odobenus rosmarus rosmarus L.) в Белом, Баренцевом и Карском морях в 2004-2007 гг. Сб. науч. труд. по мат. V междунар. конф. «Морские млекопитающие Голарктики». Одесса, Украина, 14-18 октября. Одесса: С. 543-545.

12      Семенова В.С., Болтунов А.Н., Никифоров В.В., Бабушкин М.В., Светочев В.Н. 2014. Результаты спутникового мечения атлантических моржей (Odobenus rosmarus rosmarus) в юго-восточной части Баренцева моря в 2012-2014 гг. // Морские млекопитающие Голарктики. Сб. науч. труд. по мат. VIII Международной конференции, Санкт-Петербург, 22-27 сентября 2014 г. Том 2. М. С. 168-174.

13      Семенова В.С., Болтунов А.Н., Никифоров В.В., Светочев В.Н. 2012. Исследования атлантического моржа (Odobenus rosmarus rosmarus) в юго-восточной части Баренцева моря в 2011-2012 гг.// Сб. науч. труд. по мат. VII Междун. конф. «Морские млекопитающие Голарктики», Т.2 Суздаль, 24-28 сентября 2012 г. М. С.228-234.

14      Соколов В.Е., Кондаков А.А., Зырянов С.В., А.В. Воронцов, Г.В. Хахин. 2001. Экология атлантического моржа. Морж. (Образ вида) // Виды фауны России и сопредельных стран. М.: Наука. С.74-91.

15      Чапский К.К. 1939. Краткий исторический анализ современного состояния запасов моржа в Баренцевом и Карском морях. Проблемы Арктики, №3. С. 62-69.

16      Шерешевский Е.И. 1960. Морж (Odobenus rosmarus L.), его распределение и миграции в море Лаптевых. Миграции животных, вып. 2. АН СССР.  Москва. С. 27-37.

17      Born E.W., Acquarone M., Knutsen I.Ø., Toudal I.. 2005. Homing behavior in an Atlantic walrus (Odobenus rosmarus rosmarus)// Aquatic Mammals, № 31. Рp. 23–33.

18      Born E.W., Gjertz I., Reeves R.R. 1995. Population Assessment of Atlantic Walrus. Oslo, Meddelelser, №138. 100 pp.

19      Gjertz I, Wiig O., Oritsland N.A. 1998. Back calculation of original population size for walruses Odobenus rosmarus in Franz Josef Land // Wild. Biol, №4. Рp. 223-230.

20      Gjertz I., Hansson R., Wiig ø. 1992. The historical distribution and catch of walrus in Franz Josef Land // Environmental studies from Franz Josef Land, with emphasis on Tikhaia Bay,Hooker Island. Meddelelse. Oslo, №120. Рp. 67-81. 

21      IPCC 2013: Climate change 2013: The physical science basis. Contribution of Working Group I to the Fifth Assessment Report of the Intergovernmental Panel on Climate Change. – Cambridge University Press, New York, U.S.A. 1535 p.

22      Joint Norwegian - Russian environmental status 2013. Report on the Barents Sea Ecosystem. Part II - Complete report. 2016. McBride, M.M., Hansen, J.R., Korneev, O., Titov, O. (Eds.) Stiansen, J.E., Tchernova, J., Filin, A., Ovsyannikov A. (Co-eds.), IMR/PINRO Joint Report Series. № 1. 359 p. 

23      Laidre K.L., Stirling I., Lowry L.F., Wiig Ø., Heide-Jørgensen M.P., Ferguson S.H. 2008. Quantifying the sensitivity of Arctic marine mammals to climate-induced habitat change. Ecological Applications, vol.18 (2). Рp. 97–125.

24      Lindqvist C., Bachmann L., Andersen L. W., Born E. W., Arnason U., Kovacs K. M., Lydersen C., Abramov A. V., Wiig O. 2008. The Laptev Sea walrus Odobenus rosmarus laptevi: an enigma revisited // Zoologica Scripta, 15 pp.

25      Lydersen C., Aars J., Kovacs K. M. 2008. Estimating the number of walruses in Svalbard based on aerial surveys and behavioral data from satellite telemetry// Arctic, vol. 61, № 2. Рp. 119-128.

Комментарии