Сейчас в Арктике:
Грибы/ягоды

Нарвал - единорог Арктики

Нарвал - единорог Арктики
10 Июля, 2019, 11:29
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Нарвалы в море: иллюстрация из Атласа морских млекопитающих СССР.



Нарвал (Monodon monocerоs Linnaeus, 1758) - один из представителей подотряда зубатых китов, эндемик Арктики. Это животное средних размеров: самцы длиной около 600 см, самки – около 450 см. В отличие от других видов зубатых китов, у нарвала зубная система чрезвычайно своеобразна: на нижней челюсти зубов нет, а на верхней они присутствуют, но их всего два – по одному с каждой стороны. У самцов правый зуб скрыт в мягких тканях дёсен, а левый превратился в громадный бивень, направленный вперёд. Бивень винтообразно изогнут по всей длине и очень прочный. У некоторых самцов длина его может достигать 300 см, 7-10 см в толщину и около 10 кг веса. Очень редко встречаются самцы с двумя бивнями. У самок бивня, как правило, нет, а если изредка и вырастает, то не такой длинный, как у самцов.

Во времена расцвета китового промысла многих нарвалов добывали только из-за бивней, которые очень высоко ценились, и такая добыча нанесла громадный ущерб ряду популяций. Ранее считалось, что бивень необходим самцу в брачных состязаниях, но сегодня эта точка зрения уже не поддерживается. Высказываются и другие гипотезы, но ни одна из них не получила полную поддержку учёных.

На верхней части головы имеется жировая подушка, которую нарвал использует, когда пробивает лёд толщиной до 15-20 см. С возрастом окраска нарвалов меняется: у молодых особей она тёмная, у взрослых – светлая или желтовато-серая. На верхней части тела можно заметить тёмные пятна неправильной формы.

Половозрелыми самцы становятся в возрасте 5-8, а самки – в 11-13 лет. Гон и роды у нарвалов продолжаются в течение большей части года. Одного детёныша длиной около 150 см самка приносит раз в два-три года.

Нарвал распространён практически по всему циркумполярному региону. В основном придерживается дрейфующих льдов, но не избегает и открытых районов со значительными глубинами. В Российской Арктике чаще всего нарвалы наблюдались на севере Баренцева моря (в районе архипелага Земля Франца-Иосифа), изредка – в других высокоширотных районах, включая Арктический бассейн.

Общемировая численность нарвалов оценивается примерно в 110 тыс. особей, а в Баренцевом море – в одну тысячу голов. Нарвал никогда не добывался в российских водах; добывают это животное в Канаде и Гренландии, но только коренные жители. В прошлом в ряде районов добыча нарвалов была чрезмерно высокой и негативно сказалась на их численности. Лишь принятые в последние несколько десятилетий меры охраны предотвратили дальнейшее падение численности локальных популяций.

В питании нарвалов основное место занимают рыбы, кальмары и креветки. Среди рыб предпочтение они отдают таким видам как синекорый палтус, сайка, треска. Кормятся нарвалы обычно в глубоководных морских районах и, по-видимому, у дна. Могут погружаться почти до 1500 метров и пребывать под водой около 25 минут.

Хотя нарвалы в ходе эволюции хорошо приспособились к нахождению в довольно сплочённых дрейфующих льдах, но иногда они попадают в ледяные ловушки, в которых все или часть животных погибают. Это обычно случается после неожиданных изменений в погоде и ледовых условиях, которые приводят к исчезновению открытых участков воды.
 

Некоторые сведения о распространении и численности нарвалов в тех или иных районах были получены попутно, при проведении ледовой авиаразведки Арктическим и Антарктическим научно-исследовательским институтом или при полевых исследованиях другими научными институтами. В Российской Арктике нарвалы чаще всего наблюдались небольшими группами или поодиночке Исключение составляет район архипелага Земля Франца-Иосифа, где иногда наблюдались группы нарвалов численностью до пятидесяти особей.

Нарвал занесён в Красную книгу РФ в категорию 3 и в Приложение 2 Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС). В списке редких и исчезающих видов Международного союза охраны природы (МСОП) нарвал фигурирует в категории NT – таксоны, близкие к переходу в группу угрожаемых.

На о. Октябрьская Революция арктического архипелага Северная Земля находится место, которое можно назвать "кладбищем нарвалов". Архипелаг открыт в 1913 г. русской гидрографической экспедицией Б. Вилькицкого. В 1932 г. был нанесён на карту участниками уже другой, советской экспедиции, руководимой Георгием Ушаковым. Но планомерные полевые исследования на архипелаге, в которых принимали участие различные научные институты и организации страны, начались в 1970-х годах. Автор этого очерка однажды был приглашён принять участие в комплексной экспедиции, руководимой научным сотрудником  Арктического и Антарктического научно-исследовательского института Дмитрием Большияновым. Этому решению я был несказанно рад, так как представлялась редкая возможность собрать новые данные по фауне птиц и млекопитающих на самом крупном острове архипелага и увидеть знаменитое  «кладбище нарвалов», расположенное в центральной части острова.

Во время одного из маршрутов мы посетили этот уникальный палеонтологический объект, представляющий собой место концентрации костей нарвалов, погибших около ста тысяч лет назад, когда это было дно моря. Походив по «кладбищу», в нескольких местах мы действительно заметили фрагменты костей нарвалов. Осмотрев эти костные останки, мы не стали пытаться достать их из вечной мерзлоты. Доисторический памятник ждал специалистов-палеонтологов. Им предстояло раскрыть тайну появления «кладбища нарвалов» и ответить на вопрос, почему животные погибли и именно в данном месте. В геологической истории земли неоднократно происходили трансгрессии и регрессии земной коры, когда она то опускалась и становилась дном океана, то поднималась и становилась частью суши...

В настоящее же время главная угроза для нарвала – потепление климата в Арктике, которое, согласно прогнозу, продлится до конца текущего столетия. При потеплении климата происходит сокращение площади распространения и толщины ледяного покрова – основного местообитания нарвала. Многие учёные считают, что при продолжении тенденции к потеплению климата численность вида в ближайшие десятилетия будет сокращаться по всему ареалу. В Баренцевом море ещё одна угроза нарвалу – высокий уровень стойких органических загрязнителей, которые могут негативно влиять на морских млекопитающих, включая нарвала.

На вопрос, как на нарвала влияют природные и антропогенные факторы, могут дать ответ данные, полученные в ходе специальных научных исследований и мониторинга популяций. В докладе, подготовленном в рамках Циркумполярной программы мониторинга биоразнообразия (данная программа находится под эгидой Рабочей группой по сохранению арктической флоры и фауны Арктического Совета), приводятся, наряду с другими компонентами морских экосистем, обзор и анализ научных и мониторинговых данных по пагофильным (льдолюбивым) видам морских млекопитающих (нарвал в их числе). Отмечается, что по ряду популяций мы пока не можем организовать мониторинг и регулярно получать достаточно надёжные научные данные. В числе главных причин называются удалённость многих арктических районов обитания животных от центров с развитой инфраструктурой, чрезвычайно высокая стоимость исследований и мониторинговых работ, отсутствие или слабо развитая техническая база.  Это непосредственно затрагивает и нарвала. Вот только один пример. Одно из перспективных направлений научных исследований и мониторинга – использование фото-каталогов. Цель фото-каталога – отслеживание отдельных особей и предоставление информации о их перемещениях и обилии. Такого рода работы проводятся, например, для касаток в Канаде, горбатых китов в Северной Атлантике и северной части Тихого океана. Но по нарвалу учёные пока не располагают реальными возможностями по использованию фото-каталога.

Как подчеркивают составители указанного выше доклада, международные совместные усилия являются критически важными для успешного проведения мониторинговых работ по морским млекопитающим, выявления и разрешения возникающих при этом проблем. Комиссия по морским млекопитающим Северной Атлантики (NAMMCO) состоящая из представителей Фарерских островов, Гренландии, Исландии и Норвегии, сформирована для сотрудничества в области сохранения, управления и изучения морских млекопитающих в Северной Атлантике. Под эгидой Международного союза охраны природы Группа специалистов по белому медведю отслеживает и оценивает состояние субпопуляций и тенденции её изменения во всём циркумполярном регионе. Международная китобойная комиссия оценивает популяции китов и отвечает за установление лимитов на вылов для гренландских китов. Такие международные усилия являются ключевыми для получения необходимой информации и определения параметров управления, которые, в конечном счёте, реализуются отдельными органами власти.

Нельзя не упомянуть ещё один важный вывод составителей упомянутого доклада, касающийся морских млекопитающих. Арктические и субарктические морские млекопитающие добываются как средство пропитания, так и в коммерческих целях. В большинстве своём добычу осуществляют местные жители, включая коренное население, проживающие на арктическом побережье. Как правило, добыча контролируется, а для некоторых видов существуют квоты. При оценке тенденций, что является важным индикатором состояния популяции, требуется множество данных за много лет или демографический анализ показателей воспроизводства населения (например, размножение и выживаемость) и статистика добычи, которая доступна для относительно небольшого числа популяций. Наличие образцов добытых животных позволяет, в сотрудничестве с местными жителями, получить набор количественных показателей (например, возраст половозрелости, частота наступления беременности, скорость роста, состояние организма, загрязнение и состав загрязняющих веществ), которые могли бы служить в качестве более широких экологических показателей. База знаний коренных народов, которую часто называют традиционным знаниям или инуитскими знаниями, обеспечивает долгосрочную и детальную информацию и понимание дикой природы и ресурсов, от которых они зависят. В полной мере это относится и к нарвалу.

Автор: Станислав Егорович Беликов, член Группы специалистов по белому медведю Международного союза охраны природы.


Список использованных источников

Атлас морских млекопитающих СССР (под ред. В.А. Земского). – М.: "Пищевая промышленность", 1980. – 183 с.

Бурдин А.М., Филатова О.А., Хойт Е. Морские млекопитающие России: справочник-определитель. – Киров: ОАО «Кировская областная типографи», 2009. – 210 с.

Загрязнение Арктики 2002: стойкие органические загрязнители, тяжелы металлы, радиоактивность, здоровье человека, изменение путей переноса. АМАП (Программа Арктического мониторинга и оценки). – Осло, 2003. – 112 с.

Belikov S.E., Boltunov A.N. Distribution of cetaceans in the Russian Arctic according to observations from aerial reconnaissance of sea ice //Belugas in the North Atlantic and the Russian Arctic. NAMMCO Scientific Publications, 2002. – vol. 4. – Pp. 69-86.

Hay K. A., Mansfield A. W. Narwhal Monodon monoceros Linneaus, 1758. // Handbook of marine mammals. – London, UK, Academic Press, 1989. – Pp. 145-176

Heide-Jorgensen M. P. Narwhal Monodon Monoceros.// Encyclopedia of Marine Mammals. – San Diego, USA, 2002. – Pp. 783-787

Heide-Jorgensen M. P., Richard P., Ramsay M., Akeeagok S. Three recent ice entrapments of Arctic cetaceans in West Greenland and the eastern Canadian High Arctic // Belugas in the North Atlantic and the Russian Arctic. NAMMCO Scientific publications, Tromso, 2002. – Vol. 4. – pp. 143-148.

Heide-Jorgensen, M.P., Dietz. R. Some characteristics of narwhal, Monodon monoceros, diving behavior in Baffin Bay // Canadian Journal of Zoology, 1995. – Vol.73, №11. – Pp. 2120-2132.

IPCC 2013: Climate change 2013: The physical science basis. Contribution of Working Group I to the Fifth Assessment Report of the Intergovernmental Panel on Climate Change. – Cambridge University Press, New York, U.S.A, 2013. – 1535 p.

Jefferson T.A., Karkzmarski L., Laidre K., O’Corry-Crowe G., Reeves R., Rojas-Bracho L., Secchi E., Slooten E., Smith B.D., Wang J.Y., Zhou K. Monodon monoceros // The IUCN Red List of Threatened Species 2012.

Joint Norwegian - Russian environmental status 2013. Report on the Barents Sea Ecosystem. Part II - Complete report / McBride, M.M., Hansen, J.R., Korneev, O., Titov, O. (Eds.) Stiansen, J.E., Tchernova, J., Filin, A., Ovsyannikov A. (Co-eds.), IMR/PINRO Joint Report Series,2016. – № 1. – 359 pp. 

Kovacs K.M., Frie A.K., Skern-Mauritzen M., Belikov S.E., Svetochev V.N., Lydersen C. Marine mammals. Joint Norwegian-Russian environmental status 2013. Report on the Barents Sea Ecosystem. Part II. ISSN 1502-8828. IMR/PINRO Joint Report Series, 2016 (2), pp. 37-41.

Laidre K. L., Heide-Jorgensen M. P. Winter feeding intensity of narwhals (Monodon monoceros) // Marine Mammal Science, 2005. – №21(1). – pp. 45-57.

Laidre K. L., Heide-Jorgensen M. P., Dietz, R., Hobbs R. C., Jorgensen O. A. Deep diving by narwhals Monodon monoceros: Differences in foraging behavior between wintering areas // Marine Ecology Progress Series. – 2003. – Т. 261. – pp. 269-281.

Laidre K.L., Stirling I., Lowry L.F., Wiig Ø., Heide-Jørgensen M.P., Ferguson S.H. Quantifying the sensitivity of Arctic marine mammals to climate-induced habitat change // Ecological Applications. - 2008. - Vol. 18(2). - P. 97-125.

Laidre K.L., Stern H., Kovacs K.M., Lowry L., Moore S.E., Regehr E.V., Ferguson S.H., Wiig O, Boveng P, Angliss R.P., Born E.W., Litovka D., Quakenbush L., Lydersen Ch., Vongraven, D., Ugarte F. Arctic marine mammal population status, sea ice habitat loss, and conservation recommendations for the 21st century // Conservation Biology, 2015. –Vol. 29(3). –Pp. 724-737.

Meehan R.H, Belikov S., Desportes G., Ferguson S.H, Kovacs K.M, Laidre K.L., Stenson G.B., Thomas P.O., Ugarte F., Vongraven D. Marine Mammals // CAFF. State of the Arctic Marine Biodiversity Report. - 2017. - Pp. 149-174

Wiig O., Boltunov A.N. Marine mammals. The FRAM anniversary cruise to Zemlya Franca-Iosifa 23 August – 5 September 1996 //Norsk Polarinstitutt, Oslо, 1997. – pp. 21

 


Комментарии