Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

Норвегия против всех: судьба договора про Шпицберген столетней давности

Норвегия против всех: судьба договора про Шпицберген столетней давности
10 Февраля, 2020, 13:48
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Сто лет назад – 9 февраля 1920 года – в Париже был подписан Договор об архипелаге Шпицберген. Документ называют одним из самых удачных результатов в истории международного диалога, однако споры сторон-участниц продолжаются на протяжении всего времени его действия. Накануне юбилея договора глава МИД России Сергей Лавров направил норвежской коллеге Ине Эриксен Сёрейде послание с призывом помнить и соблюдать установленные правила.

Почему договор не значит согласие и кому на самом деле принадлежит Шпицберген?

Ничейные земли

Архипелаг Шпицберген включает в себя нескольких крупных островов (Западный Шпицберген, Белый, Земля Короля Карла, Северо-Восточная Земля, Эдж, Баренца) и более тысячи небольших островов в районе российско-норвежской границы в Северном Ледовитом океане.

Название архипелага – «острые (spits) горы (bergen)» было дано нидерландским мореплавателем Виллемом Баренцем, официально открывшим острова в 1596 году. Однако открытия историков и археологов дают право утверждать, что путь к архипелагу задолго до Баренца знали русские поморы, звавшие эти земли Грумантом. От берегов России в сторону архипелага ходили рыболовецкие суда, а на некоторых островах располагались постоянные поселения. Тем не менее, официально на власть над Шпицбергеном Россия не претендовала.

Первая попытка определить статус ничейных земель была предпринята в 1871 году: правительство Шведско-норвежской унии направило дипломатические ноты России, Великобритании, Франции, Германии, Дании, Нидерландам, где выразило намерение распространить владения над архипелагом. В ноте сообщалось, что жители Северной Норвегии пожелали обустроить постоянные жилища на островах, которые «по их природе и географическому положению должны, по всей видимости, быть принадлежностью норвежского континента».

Российский ответ был неоднозначен: намерению Швеции – Норвегии создать на Шпицбергене постоянные поселения Россия не противилась, но не согласилась с распространением чьего-либо суверенитета на архипелаг. В итоговом Соглашении 1872 года между Россией и Швецией – Норвегией Шпицберген был признан территорией, на которой заинтересованные государства имели равное право на эксплуатацию естественных ресурсов, научные изыскания, устройство поселений или предприятий.

Услуга за услугу

Вопрос о суверенитете над Шпицбергеном вновь был поднят в конце 1910-х. Результатом Парижской конференции 1920 года стал Договор о Шпицбергене, отдававший под абсолютный норвежский суверенитет архипелаг и остров Медвежий на особенных условиях. Договор давал подписавшимся государствам равный доступ к ресурсам архипелага и его территориальных вод, право вести научную и иную деятельность на территории исключительно в мирных целях. Норвегия же получила право охранять природную среду на суше и в водах Шпицбергена.

Договор был составлен без участия постреволюционной России. Норвежская сторона вела активные переговоры с другими интересантами, обещая услугу за услугу. Дания взамен на согласие с новым статусом Шпицбергена получила признание суверенитета над Гренландией. Франция и Великобритания помнили о помощи норвежского флота в Первой мировой войне. Что удивительно, в итоге этот же сценарий «ты мне, я – тебе» проигрался и с российской стороной: в 1924 году Советский Союз признал норвежский суверенитет над Шпицбергеном в обмен на признание СССР как нового государства. Присоединился СССР к договору только в 1935 году, когда дипломатические отношения с Москвой установила последняя страна-подписант – США.
Стоит сказать, что российские исторические интересы и права были изначально прописаны в договоре: русские граждане и общества имели право «пользоваться теми же правами, что и граждане высоких договаривающихся сторон».

Советский след

Советский Союз видел свое присутствие на архипелаге стратегической задачей. В 1931 году был создан «Арктикуголь» – государственный трест по добыче полезных ископаемых на островах и побережье Северного Ледовитого океана. Предприятие управляло всем советским имуществом на Шпицбергене. Три советских рудника – «Баренцбург», «Пирамида» и «Грумант» в предвоенные годы обеспечивали угольные потребности северных регионов страны.

В 1940 году Норвегия превратилась в сателлита фашистской Германии, и вскоре немецкие войска не оставили и следа от режима демилитаризованной зоны архипелага. Поселения были уничтожены, советское население срочно эвакуировано в Архангельск.

После освобождения Северной Норвегии от оккупации Советский Союз предложил пересмотреть Парижский договор и привести статус Шпицбергена к советско-норвежскому кондоминиуму. Однако остальные страны-участницы соглашения инициативу не поддержали, а когда в 1949 году Норвегия вступила в НАТО, разговоры о разделе суверенитета и вовсе прекратились.

Сегодняшнее присутствие России на Шпицбергене ослабевает из-за нерентабельности угледобычи. Единственный российский рудник «Баренцбург» сейчас работает лишь на обеспечение внутренних потребностей поселения численностью несколько сотен человек.

Новые правила

С конца 1970-х Норвегия начала по-иному трактовать прежние договоренности. Летом 1977 года страна объявила об установлении 200-мильной рыбоохранной зоны вдоль своих границ, включив туда же водные районы Шпицбергена. Некоторые страны-подписанты Парижского договора отреагировали нотами протеста. Однако Норвегия взяла в качестве аргумента новшества международного морского права.

Конвенция по морскому праву 1982 года разделила мировое морское пространство на несколько правовых зон: внутренние воды, 12-мильное территориальное море, 24-мильную прилежащую зону, 200-мильную исключительную экономическую зону (ИЭЗ), открытое море. По норвежскому толкованию, международные правила позволяют стране установить вокруг Шпицбергена свою ИЭЗ и реализовать права в районах континентального шельфа.

Однако, как замечают юристы, договор 1920 года уточнил режим территориальных вод архипелага и определил условия действия норвежского суверенитета на акватории. Так как суверенитет Норвегии ограничен договором, то воды вокруг Шпицбергена не могут быть приравнены к территориальному морю у материкового побережья Норвегии. А значит, от этих вод нельзя провести ни границы исключительной экономической зоны, ни границы континентального шельфа Норвегии.
Положение возможно изменить только на основе согласия других стран-участниц договора, на которое они едва ли пойдут.

Чей краб?

Договор о Шпицбергене закрепил в том числе и равные права участников на осуществление всех сфер экономической деятельности на архипелаге: «всякие морские, промышленные, горные и торговые операции на условиях полного равенства»; «всякое морское, промышленное, горное и коммерческое дело». Именно эти строки и стали ключевыми условиями для подписантов в признании норвежского суверенитета над Шпицбергеном. Эти права распространяются на рыбные ресурсы в территориальных водах, на минеральные ресурсы в недрах суши, а также дна территориальных вод.

В 2016 году Еврокомиссия выдала лицензии на вылов снежного краба в районе архипелага 16 судам из Литвы, Латвии и Испании. Норвегия эти лицензии официальными не признала и задержала рыболовецкие суда, выписав крупные штрафы. Латвия открыто выразила недовольство и обратилась в Общий суд Европейского Союза с требованием компенсации ущерба от простоя судов, но после долгого рассмотрения суд принял решение об отклонении иска.

Для Норвегии защита вылова снежного краба представляет особую важность. Этот вид является оседлым и обитает на дне в районе континентального шельфа. Шельф и его ресурсы в договоре о Шпицбергене отдельно не прописаны, и Норвегия считает это основанием для предъявления прав на шельфовые полезные ископаемые. Если ресурс в виде краба будет разрешено вылавливать без регулирования со стороны Норвегии, это может стать прецедентом для международного доступа на шельф вблизи архипелага.

Трудности диалога

Несмотря на большое количество подписантов Парижского договора, наибольшую настороженность поведением Норвегии в отношении архипелага проявляет Россия. Недавнее обращение российского министра к норвежской коллеге стало лишь очередным свидетельством недовольства Москвы. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров не раз говорил о нелегитимных регулированиях Норвегии доступа к районам научных исследований, препятствовании рыболовного промысла и деятельности компании «Арктикуголь».

В заявлении от 7 февраля 2020 года Посольство России в Норвегии отметило также выставление Норвегией шельфовых участков в пределах действия Парижского договора на аукцион лицензий на разработку нефтегазовых ресурсов. «Из-за позиции Осло российские компании фактически лишены возможности участвовать в подаче заявок на некоторые перспективные участки... И таких практических вопросов очень много. Решать их можно через переговоры или ультиматумы. Мы предлагаем переговоры и консультации», – заявили в посольстве.

Российское беспокойство иногда касается и военных вопросов. Несмотря на запрет милитаризации архипелага, Осло не один раз разрешало кораблям НАТО заход в порты Шпицбергена.

«Шпицберген входит в состав Норвегии, а, следовательно, является частью НАТО, — заявлял генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг. — И все гарантии безопасности распространяются и на этот архипелаг».

Главной проблемой исполнения договора столетней давности становится отсутствие единой позиции стран-участниц по поводу возникающих нарушений. Удаленные от Арктики государства ведут научную деятельность, не встречая препятствий с норвежской стороны, и только единицы вспоминают о положениях Парижского договора, столкнувшись с конфликтом интересов. Удастся ли России фактически в одиночку вызвать Норвегию на диалог, учитывая современные внешнеполитические условия?

***
Анна Горохова, специально для GoArctic






Комментарии