Сейчас в Арктике:
Грибы/ягоды

Ноябрьск: ожидания и реальность

Ноябрьск: ожидания и реальность
4 Сентября, 2019, 10:58
Комментарии
Поделиться в соцсетях


...Я переезжаю в большой южный город. Именно так я говорила коллегам и друзьям, собирая вещи в Салехарде. Ирония, конечно, но в сравнении с административным центром Ямала нефтяная столица ощутимо южнее и значительно – в три раза – больше.

Здесь растут сосны, строятся новые дома, есть дороги, по которым можно уехать «на землю». Ожидалось, что жизнь на новом месте станет радостнее и счастливее. Теперь, спустя четыре месяца, можно подводить первые итоги: соответствует ли Ноябрьск ожиданиям?

 

Не такой как все

– Ты даже не представляешь, насколько Ноябрьск отличается от Салехарда.

– Ноябрьск не такой как все.

Эти реплики я слышала от многих новых знакомых. И с первых дней находила много подтверждений.

Город молодой, построенный в середине семидесятых. Это заметно и по названиям улиц. Улицы Высоцкого и Цоя, Изыскателей и Энтузиастов, площадь Опалённой юности… И привычные учреждения тут называются иначе. Не библиотека, а интеллект-центр. Не редакция телевидения, а телепорт. Не музей, а музейно-ресурсный центр. Здесь всё – ярко, молодо, свежо, против шерсти.

"Не библиотека, а интеллект-центр..." 


Продукты и цены

«Там есть дорога». Так реагировал в Салехарде каждый в ответ на мою новость о переезде.

Знаете, у салехардцев есть мазохистское развлечение – выкладывать в соцсети ценники из магазинов. Помидоры по 500 рублей за килограмм, авокадо за тысячу… Цена на черешню и клубнику в июне прыгает далеко за пределы здравого смысла и возможностей среднестатистического кошелька. Предприниматели разводят руками: а что вы хотели, в распутицу доставляем самолётами… «Бизнес-классом, что ли, летит ваша клубника?» – иронизируют горожане.

Ну, бизнес не бизнес, но попробуй доставь еду, когда город будто на облаке стоит. Дороги сюда нет. Очень трудно объяснить тем, кто никогда здесь не был, но по земле в Салехард вы не доберетесь. На колёсах можно доехать либо по зимнику, а это ох как непросто, «паркетник» по нему не пригонишь. Либо на пароме, который идёт двое суток из соседней Югры. Ещё вариант – по Северной железной дороге до самого конца – города Лабытнанги, и потом через Обь – зимой по льду, летом на пароме. Чуть непогода, и сообщения между городами нет.

Так и крутятся предприниматели – везут сложными маршрутами еду, одежду, стройматериалы, значительную часть расходов перекладывая на кошельки горожан.

На юге округа всё оказалось приятно предсказуемым. Цена на сезонные ягоды в мае не превышала трёхсот рублей. А в конце лета виноград стоил 79 рублей за кило – отличный, крепкий, сочный, без косточек, ягодка к ягодке.

Ноябрьск расположен на ветке Свердловской железной дороги, есть и асфальт – сел за руль и покатил в отпуск. Дорога, ведущая с «земли», сказывается во всём: в ценах на жильё, одежду, мебель, соответственно – цены в ресторанах, парикмахерских… Давно зашли и обжились ритейлеры. «Пятёрочка», «Магнит» и прочие продуктовые, «Остин» и другие одёжные, и прочие – мебель, общепит.

Горожане, впрочем, не всегда довольны ассортиментом товаров. И за вещами ездят в соседний Сургут.

 

Вам поплавать или покататься?

Интересной была возможность позаниматься в разных спортзалах. Дубль-гис (программа для ориентирования в пространстве) предлагает больше десятка точек. Есть из чего выбрать: Газпром постарался, и несколько объектов, построенных по гранту «Родные города», обещают качественный активный досуг.

Пятидесятиметрового бассейна нет на всём Ямале – увы, это так. Работает обычный, двадцатипятиметровый, в спорткомплексе «Зенит». Но попасть туда непросто, даже принимая во внимание то, что он работает с шести (с шести!) утра до десяти вечера, и кассир открывает окошко достаточно рано, чтобы первые посетители поплавали с утреца пораньше. Купить билет на разовое посещение можно и на сайте, но нужно ухитриться поймать момент.

Тренажёрные залы, студии йоги, ледовые корты, стадион – если вы хотите заняться спортом, то выбор имеется. Есть даже конно-спортивный клуб. Верховой ездой можно заниматься круглый год. Лошадей не выводят на манеж только в сильный мороз или ветер, всё остальное время они отлично себя чувствуют.

Не хватает разве что тира и возможности прыгнуть с парашютом с самолёта.

 

А кстати, ноябрьцы или ноябряне?

Журналисты говорят и так, и эдак, а мы знаем, что именно пишущая братия – на передовой русского языка. Пробуют на вкус, склоняют. По аналогии с жителями города Октябрьска надо бы говорить «ноябрьцы», и первое время так и было. Но в обиходе возникла альтернатива.

Коллеги делали запрос в Институт русского языка. Какой же вариант предпочтительнее? Столичные филологи ответили, что второй: именно от него можно образовать форму единственного числа и женского, и мужского рода. Ноябрянин. Ноябрянка. А от «ноябрьцев» попробуй сооруди что-нибудь подобное.

Сами горожане называют себя ноябрянами. В отличие от жителей Октябрьска, которые не заморочились альтернативой и не обзавелись катойконимом в единственном числе.

 

Память

У Вечного огня на стене памяти есть таблички с именами героев Великой Отечественной войны. Обычно на таких памятниках пишут имена ушедших на фронт горожан. Ноябрьск же, напомню, был заложен в семьдесят пятом, до комсомольской стройки тут не было ни двора. Чьи же имена на табличках? Кто эти люди?

Оказывается, увековечена память ветеранов – тех, кто, окончив воевать, приехал сюда осваивать новые земли, кто открывал и обустраивал месторождения. Кто остаток жизни, свой опыт и жар сердца отдал северной земле.

Нигде не видела такого, а вы?

Стена Памяти

 

Жильё

Чего уж там – мне повезло. Работодатель предоставил квартиру в новом микрорайоне. Окна выходят сразу на две стороны, и город просматривается в двух направлениях.

Новоселье! Со всеми сопутствующими: какая мебель нужна и где её достать. Здорово помогли коллеги, у многих нашлось, что отдать на первое время. Так в квартире появились двуспальная кровать, диван, овальный обеденный стол, кухонный гарнитур, комод… Конечно, всё – не первой молодости, но в отличном состоянии.

Соседка увидела, как в открытую дверь заносят очередной шкафчик, и спросила: «А не нужна ли вам корзина для белья?». Квартира у неё оказалась такая же, только несколькими этажами выше. От соседки я вышла с двумя кастрюлями, гладильной доской и сушилкой, корзиной для белья.

И… с местом для машины: «Во-о-он, около той «Нивы», видите свободное место? Успевайте его занять».

Да, проблема стоянок есть, как и в других городах. Важно ведь не только поставить автомобиль около дома – нужно кинуть к нему шнур, чтобы греть зимой. И это привычное зрелище для любого северянина: тянутся шнуры к стоянкам, и с пятого этажа, и с седьмого, и с девятого, а из-под капотов торчат электрические вилки. Редко какой житель Салехарда удерживается, чтобы не разыграть гостей города: «Смотрите, у нас давно все перешли на электрокары».

Проблему подогрева автомобилей решили разве что в Лабытнангах, и то только в одном дворе: установили нечто вроде электроколонки, которой можно пользоваться за арендную плату.

Ну, а в остальных городах, в том числе и в нефтяной столице Ямала, – всё по старинке: стоянка под окном, кабель, розетка. Места распределяются между соседями годами, кто где стоит – решается не в один день, и не на собрании, а в долгих соседских диспутах, не всегда мирных. Поэтому свободный пятачок для железного коня – действительно ценное приобретение, как и в любом северном городе.

А вот и отличие ноябрьских дворов в новом микрорайоне: здесь сохранили сосны. Город отвоёвывает пространство у тайги, но не валит тотально всё живое, что растёт на месте будущего микрорайона. И гуляя среди девятиэтажек, запросто можно увидеть настоящую лесную красавицу, будто заблудившуюся в лесу домов. Она заглядывает в окна пятого этажа, напоминая, что совсем недавно, всего несколько лет назад тут шумел лес.

Гордятся горожане ещё и тем, что прямо среди города сохранён немаленький лесной массив. Здесь водятся белки, год от года растут муравейники, а осенью народ даже собирает грибы.

 

Ну и, наконец, знаменитый комар

«У нас сто-о-о-олько комаров!» – говорят жители города.

Июнь, июль, август я была в городе и выбиралась в лес. Так и хочется сказать: ребята, комары – это такая чёрная туча жирных зудящих тел, от которых не скрыться даже под одеялом. Накомарники грибников только привлекают их, а репелленты кажутся лакомством, и все кровососущие окрестных тундр слетаются, если вы вышли в лес с корзинкой.

Так было на полярном круге. А вот эти бледные существа числом не больше десятка, летающие среди сосен, не могут носить гордое звание комаров. Тем более что в городе их не встретишь совсем. Разве что если очень повезет.

Все ваши (наши, наши) кровососущие похоронены под длинноногим длинноносым металлическим собратом, который установлен достаточно далеко от центра – не догуляешь во время вечернего променада.

Знаменитый комар 


Сбывшееся

Да, я бывала здесь и раньше. Но по командировкам Ноябрьск запомнился другим – более тёплым и удобным. И первые пару месяцев он будто испытывал меня. Был апрель, потом май. Бесснежный, пыльный, тусклый город, который запутывал в своих улицах и настойчиво напоминал: «Ты приезжая, Ноябрьск не такой как все, не лезь со своими мерками, сравнениями и ожиданиями».

А накануне лета в считанные дни деревья оделись в светло-зелёное, уборочные машины умыли и причесали дороги и тротуары, воздух потеплел, включились фонтаны. 

...включились фонтаны 

Улицы выстроились в голове логично, а среди телефонных контактов каждый день появлялись новые номера и имена.

Картинка сложилась, и город заулыбался: «Не переживай. Я ж твой ровесник, и я тоже многого от тебя жду. Давай узнавать друг друга. Нужно время, чтобы я назвал тебя ноябрянкой…»

А это видео Николая Береснева как нельзя лучше передаёт моё летнее впечатление от Ноябрьска!  



Автор: Ольга Сытник, Салехард - Ноябрьск

Фотографии автора (кроме фото Комара).


Комментарии