Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

От “Арктики безопасности” к “Арктике напряжённости”: зарубежные СМИ об Арктике

От “Арктики безопасности” к “Арктике напряжённости”: зарубежные СМИ об Арктике
27 Января, 2020, 10:22
Комментарии
Поделиться в соцсетях

Арктический военный кодекс

Американское аналитическое издание при Гарвардском университете Russia Matters сравнило арктические военные активы России и Запада.

Авторы издания отмечают, что риск возникновения противостояния между Россией и НАТО в Заполярье остается низким. Однако возрастание военной напряжённости в регионе сыграет на руку как Москве, так и Вашингтону. При этом Россия выиграет в европейской Арктике, а Вашингтон - в тихоокеанской.

Для США военное напряжение в тихоокеанской Арктике беспокоит куда больше, чем подобные тенденции в европейской части Заполярья. Вашингтон трепетно следит за развитием Тихоокеанского флота России, который включает в себя крупные надводные корабли, ядерные подводные лодки, а также мощные системы противовоздушной обороны. В гипотетическом противостоянии с российским военно-морским флотом Соединенные Штаты могут рассчитывать на имеющиеся активы 3-го и 7-го морских флотов, а также потенциальное канадское подкрепление. С учётом времени развёртывания соотношение сил в тихоокеанской Арктике может оказаться и в пользу США.

Однако в европейских арктических водах наблюдается совсем противоположная картина, где Россия владеет явным военным превосходством. Более того, Москва рассматривает Крайний Север как стратегический регион и обозначает его в качестве операционного приоритета, создав новый полноценный арктический военный округ в конце 2019 года. 

Что касается европейского театра военных действий, то члены НАТО и их партнеры - Швеция и Финляндия, достаточно ограничены в своих вооруженных силах, способных действовать в Арктике. Для прибытия подкреплений с другой стороны Северной Атлантики потребуется довольно много времени. Причём военно-морские силы европейских государств, как правило, недостаточно хорошо приспособлены к реальным арктическим условиям, что значительно ограничивает масштабы и характер операций в регионе. Да и сам Кремль, по мнению издания, не заинтересован в наращивании напряжённости на европейском континенте.

Несомненно, что сегодня арктический регион больше не является исключительной областью сотрудничества, изолированной от вопросов военно-стратегической безопасности. Сложилась ситуация, когда арктическим государствам всё чаще приходится обеспечивать военную безопасность в регионе, в то же время пытаясь сохранить дух сотрудничества Заполярья. Поскольку военные “правила игры” в Арктике еще не определены должным образом, такая ситуация чечревата опасной эскалацией за счёт просчетов и тактических ошибок. 

Аналитическое издание заключает, что создание военного кодекса поведения для Арктики могло бы сохранить в регионе среду “низкого напряжения”, в котором заинтересованы все арктические державы. В первую очередь, важно определить приемлемые и неприемлемые военные тактики в регионе. Это, в свою очередь, позволит расширить уже существующие меры безопасности, а также повысить прозрачность. В данном ключе Россия может стать инициатором подобных изменений, так как с 2021 по 2023 год будет председательствовать в Арктическом совете. 

Тем не менее, дилемма безопасности вносит свои коррективы - НАТО продолжает проводить военные учения в арктической зоне, а Россия взяла курс на наращивание военного потенциала в Заполярье. Кроме того, на арктическую арену выходит новый крупный игрок - Китай, который фактически обозначил себя арктической державой. Пекин благодаря своей вовлечённости может оказывать давление на прибрежные арктические государства и требовать выгодных экономических соглашений для коммерческих операций. В частности, такой тактики Китай придерживается в Гренландии и Исландии.

Американская неопределённость

Американское исследовательское агентство Defence One рассказывает в своём аналитическом докладе о неопределённости американских политиков в отношении будущей арктической стратегии.

Когда Холодная война подошла к концу, Арктика стала чем-то вроде отдельного региона - места, где нации могли взаимодействовать преимущественно в условиях мира, не затронутого внешним напряжением. Сегодня, когда исчезает понятие «арктической исключительности», арктические державы всё чаще задумываются о том, как управлять этим переходом от “Арктики безопасности” к “Арктике напряжённости”.

Открытие Арктики, вызванное изменением климата, привлекает китайские, японские и южнокорейские предприятия в области рыболовства, добычи полезных ископаемых и транспортировки нефти. Экономические и экологические соображения поставили Арктику в повестку у Европейского Союза, в то время как военно-стратегические соображения усилили интерес к Заполярью у НАТО и Пекина. Нынешние структуры управления, такие как Арктический совет, уже не могут справляться с растущим внешним давлением.

Тем не менее, в Арктике существует мощное наследие сотрудничества. Например, Международный кодекс судов, работающих в полярных водах (Полярный кодекс), который вступил в силу в январе 2017 года. В 2018 году вступило в силу Соглашение о научном сотрудничестве в Арктике, и Соединенные Штаты подписали Соглашение о рыболовстве в Северном Ледовитом океане. При этом соглашение было заключено ещё до того, как регион стал открыт для коммерческой эксплуатации. Форум береговой охраны северной части Тихого океана собирает вместе Китай, Россию, США, Японию, Южную Корею и Канаду для обеспечения соблюдения правил рыболовства.

Аналитики заключают, что в межведомственной политике США в отношении Арктики нет ясности по вопросу окончательного баланса интересов военной и невоенной безопасности в регионе. Несмотря на растущее внимание к Арктике, американская военная стратегия 2019 года года признает, что регион не является приоритетным для министерства обороны США. 

Комментарии