Сейчас в Арктике:
Ледостав

Традиционное природопользование: мифы и реальность (на примере гаги обыкновенной)

Традиционное природопользование: мифы и реальность (на примере гаги обыкновенной)
16 Мая, 2019, 11:13
Комментарии
Поделиться в соцсетях

Иллюстрация: Лейф Райденг «Два охотника с птицами». Гренландия, середина 1960-х гг.


Является ли сбор гагачьего пуха одним из видов традиционного природопользования коренных народов Севера? По этому поводу можно встретить разные мнения. Разобраться с действительным положением вещей нам поможет знакомство с историческими фактами.

 

Что такое традиционное природопользование?

 

Традиционное природопользование коренных малочисленных народов Севера – тема, безусловно, важная, но крайне неоднозначная. Его принято рассматривать как хрупкую реликтовую социально-экологическую систему, и это, безусловно, так. Однако когда дело доходит до официального определения, начинаются трудности.

Федеральный закон от 19.06.96 N 78-ФЗ, ст.1 гласит:

«традиционное природопользование – это исторически сложившиеся способы освоения окружающей природной среды на основе долговременного, экологически сбалансированного пользования главным образом возобновляемыми природными ресурсами без подрыва способности к устойчивому воспроизводству и снижения разнообразия природных ресурсов». 

К сожалению, эта формулировка оставляет неясными массу вопросов. Даже используемое в законе слово «долговременное» не имеет чёткого определения. Долговременное это сколько: десять лет, сто, триста?

Неясность формулировки приводит к тому, что термин «традиционное природопользование» люди используют, зачастую вкладывая в него совершенно разный смысл. Размытость формулировки имеет и другие, гораздо более неприятные последствия. С одной стороны, она позволяет запрещать коренному населению действительно традиционные занятия, с другой – спекулировать на традициях коренных народов в тех областях, где они отсутствуют. Глубинные причины при этом могут крыться как в политике, так и в экономике - ведь именно “традиционность” природопользования служит ведущим критерием выделения групп пользователей, обладающих приоритетными правами на биоресурсы.

Одна из областей, где термин «традиционное природопользование» используется подчас совершенно неуместно, - сбор гагачьего пуха. Именно о нём я и хочу рассказать. Но сначала давайте договоримся, что считать традиционным природопользованием хотя бы в рамках этой статьи, раз уж мы не располагаем исчерпывающим общепринятым определением.

Анализ литературы, консультации со специалистами и простой здравый смысл приводят к выводу, что основных критериев традиционного природопользования три. Первый – собственно традиционность, то есть зарождение определённых способов природопользования внутри конкретного этноса и передача их из поколения в поколение. Второй – использование всей добычи или подавляющей её части для собственных нужд. И третий – традиционное природопользование тонко сбалансировано с тем ресурсом, которым пользуется, и не приводит к его уничтожению или уменьшению.

Ни способы природопользования, привнесённые малому народу извне, в период приобщения его к западной цивилизации, ни добыча какого-либо ресурса исключительно с целью его продажи, ни уничтожение или негативное влияние на объект добычи к традиционному природопользованию отнесены быть не могут.

Никакой вид природопользования не может считаться "традиционным вообще", а лишь в отношении конкретного народа, живущего на конкретной территории. Так, оленеводство является традиционным видом природопользования для ненцев, но разведение тех же северных оленей в зоопарках или охота на них приезжими охотниками традиционным природопользованием, конечно же, не являются.

 

Разнообразие роли гаг в жизни северных народов

 

А что же с гагачьим пухом? Недостаток русскоязычной литературы и малая осведомлённость об этом предмете порождают утверждения, что сбор гагачьего пуха является традиционным видом деятельности для неких абстрактных «северных народов». Между тем, «северные народы», то есть народы, живущие в полярных и приполярных областях, -- это более четырёх миллионов человек различных национальностей, с разными культурными традициями, и условия их проживания тоже очень различны. Географически большинство этих народов проживает рядом с местами гнездования гаг, но из этого совсем не следует, что и культура использования гаги у них сходная. Эта культура зависит и от социально-экономических условий, и от условий природных, которые очень сильно различаются для разных представителей арктических народов.

Люди и гаги

Места жилых поселений арктических народов (рис. РИА Новости) и ареал гнездования обыкновенной гаги (рис. Circumpolar Eider Conservation Strategy and Action Plan) во многом совпадают.

 

Исследование истории отношений людей и гаг, которое я проводила в течение пяти лет[1], не оставляет никаких сомнений: сбор пуха может считаться традиционным видом природопользования только в Исландии и на северном побережье Норвегии. Ни для инуитов Гренландии и арктической Канады, ни для эскимосов Аляски, ни для чукчей, ненцев и саамов России сбор гагачьего пуха традиционным не является. Кроме исландцев и норвежцев, никакие другие северные народы традиционно не собирали пух, потому что он попросту был им не нужен. Что может показаться удивительным лишь на первый взгляд, на самом же деле абсолютно логично.

Ставшее штампом выражение «гагачий пух - лучший в мире утеплитель», как и любой штамп имеет массу «но». Чтобы гагачий пух превратился в утеплитель, необходима масса условий. Пух надо:

1) собрать в определённое, очень ограниченное время и в определённом месте;

2) высушить, для чего нужно либо солнце и много хлопот, либо печки и много хлопот, либо электричество и специальное дорогостоящее оборудование;

3) очистить от загрязняющих примесей, для чего нужны либо руки и очень много времени, либо электричество и специальное дорогостоящее оборудование (которое было изобретено в Исландии только в середине XX века);

4) если удалось сделать всё вышеописанное, то пухом ещё надо набить какое-то изделие из ткани, - то есть иметь саму ткань и сшить из неё изделие.

И вот только после всего этого пух превратится в «лучший в мире утеплитель».

Очевидно, что исторически у народов, живущих на Крайнем Севере, не было никаких условий, чтобы проделывать все вышеописанные процедуры. А главное, что в них не было и никакой необходимости. В качестве утеплителей северные народы всегда использовали звериные шкуры (в первую очередь, шкуры оленей и морского зверя) - несравненно более доступные и простые в обработке. Ни у одного северного народа (кроме исландцев и норвежцев) вы не найдёте в культуре ни одежды из гагачьего пуха, ни орудий для его чистки, ни преданий о его сборе.

Ненецкие дети

Ненецкие мальчики в традиционной национальной одежде из оленьих шкур, 2018 г. Фото: Светлана Горбатых.

 

Однако это не значит, что народы Арктики вовсе не имели традиций использования гаг. Имели, и очень давние. Только это был совсем не сбор пуха, а традиции охоты на гагу, употребления в пищу её мяса и яиц. Вот эти традиции оставили множество следов в материальной и духовной культуре, они многократно описаны разными исследователями.

«Некоторые едят мясо [гаг], в особенности охотно гренландцы, которые добывают эту птицу охотой на море… Сверх того, они забирают у них столько яиц и молоди, сколько могут получить... Пух они однако оставляют нетронутым как нечто, чему они не находят применения, или они находят удовольствие в том, чтобы рассеивать его по воздуху» (Brünnich, 1763).

 «Северная утка гага представляет высочайшую ценность для северных эскимосов. Веся три с половиной фунта, с яйцом в три с половиной унции, они являются значительным пищевым ресурсом» (MacMillan, 1918).

«Не только сами птицы, но и яйца являются значительным дополнением к кладовой эскимосов. …Эскимосы собирают тысячи гагачьих яиц, которые они хранят зимой под камнями…. Замороженные яйца остаются свежими до следующего лета» (Ekblaw, 1919).


В некоторых случаях гаг использовали и для утепления, но в ход шёл вовсе не пух, а шкурки, получаемые естественным образом, как результат охоты на гаг. Так, Гренландия славилась одеялами (или коврами) из шкурок самцов гаг, а инуиты канадских островов Белчер научились шить из гагачьих шкурок зимнюю одежду. Это случилось в конце XIX века, когда на островах вымерли северные олени, лишив инуитов привычного материала для изготовления одежды.

 Мужская парка

Мужская парка из гагачьих шкур. Острова Белчер, 1914 г. Королевский музей Онтарио, Канада (Royal Ontario Museum).

 

Традиционно использовались гаги в пищу и на российской Чукотке, что подробно описал еще в 1930-х годах Л. А. Портенко:

«На морском побережье Чукотского п-ова и на о. Врангеля … обыкновенная гага является самым обычным, широко распространённым и привлекательным объектом охоты, что находится в полном соответствии с прекрасными вкусовыми качествами мяса, величиной и весом птицы и её многочисленностью… » (Портенко, 1972).

Для охоты на гаг здесь существовало – и существует до сих пор – специальное орудие, эпликатет.

«Ещё в те времена, когда огнестрельное оружие не проникло в описываемый край, существовала специальная охота на гаг и в меньшей степени на морянок с помощью особого метательного приспособления, называемого по-чукотски эпликатет. Он представляет собой несколько костяшек, подвешенных на длинных шнурах и скреплённых на противоположном конце… Когда приближается стая летящих гаг, охотник схватывает в левую руку костяшки, а в правую конец шнуров и мечет вверх эпликатет, что требует соответственных силы, ловкости и умения. Достигнув предельной высоты в несколько десятков метров, эпликатет разворачивается звездообразно, причём в центре находится конец из связанных шнуров, а от него радиусами отходят шнуры с костяшками, которые вследствие центробежной силы находятся на периферии окружности. Как только гага заденет шнур, костяшка начинает вращаться вокруг тела, крыла или шеи птицы, и запутанная шнурами птица валится наземь» (Портенко, 1972).

Эпликатет

Эпликатет, применяемый для метания в стаю летящих гаг. Рис. из книги Портенко Л.А. Птицы Чукотского полуострова и острова Врангеля. 1972.

 

В небольших количествах шкурки обыкновенных гаг использовались на Чукотке как декоративный элемент, правда, чаще для этой цели брали более нарядные шкурки гребенушки и очковкой гаги.

Пуфик из шкурок гаги

Пуфик из кожи нерпы и оленя с вставками из шкурок голов самцов обыкновенной гаги, с. Лаврентия, начало 1990-х гг. Музейный центр «Наследие Чукотки».

 

Во всём, что связано с использованием гаг в пищу, народы Крайнего Севера достигли большого совершенства. Но совсем другая картина получалась, когда эти же народы начинали заниматься нетрадиционным для себя делом – собирать гагачий пух. Поскольку занимались они этим исключительно под влиянием спроса с Запада, не имея ни собственной внутренней потребности в пухе, ни отточенных поколениями традиций в этой области.

В Гренландии инуиты начали собирать гагачий пух в 1820-х годах – только потому, что появился покупатель, заинтересованный в его приобретении, -- датская «Королевская Гренландская торговая компания». В результате за сто лет добыча гагачьего пуха в Гренландии уменьшилась в двадцать раз, что свидетельствует о катастрофическом снижении численности гаг (Salomonsen, 1951). По данным Саломонсена, сбор пуха сопровождался разорением гнёзд. Да иначе и быть не могло, ведь искусство собирать пух без вреда для птиц (культура гагачьих ферм) было незнакомо гренландским инуитам. Такого урона не нанёс даже традиционный для гренландских инуитов сбор гагачьих яиц, поскольку он лимитировался естественными ограничениями: тем, сколько яиц люди могли унести, сохранить, съесть. Но с тех пор, как появился спрос на покупку гагачьего пуха, всякие лимитирующие факторы исчезли, и последствия этого оказались самыми плачевными.

В конце 1930-х гг. компания Гудзонова залива пыталась организовать сбор гагачьего пуха в северных районах Канады, на Баффиновой земле. Пух предложили собирать коренным жителям этих мест, инуитам, и что же? Хотя пуха инуиты собрали много – 1720 кг, но правильным методам сбора их никто не учил, поэтому в процессе сбора было разрушено много гнёзд, что привело к сокращению популяции гаги (Cooch, 1965; Doughty, 1979).

В середине 1950-х, в тех же местах, была предпринята ещё одна попытка организовать сбор пуха силами инуитов. Её организаторы из Канадской служба дикой природы и Департамента Северных дел и национальных ресурсов быстро убедились, что главная проблема, которую в данном случае надо решать, -- социальная, поскольку сбор гагачьего пуха не просто был занятием неизвестным инуитам -- он входил в прямое противоречие с их традициями сбора гагачьих яиц и охоты на гаг (причём охота производилась по большей части именно в сезон гнездования).

Приведённые примеры составляют разительный контраст с результатами действительно традиционного природопользования. В тех местах, где гагачий пух собирают исландцы и норвежцы, количество гнездящихся гаг неизменно возрастает, поскольку сбор пуха там неразрывно связан и с охраной мест гнездования, и с выработанными веками методами, безвредными для птиц. 

Ферма

Гнездование гаг около дома фермеров, которые собирают с их гнёзд пух. Ферма Sæból, Исландия. Фото: Ирина Коршунова.

 

Сбор гагачьего пуха северными народами России

 

Всё, сказанное выше о негативных последствиях сбора пуха коренными народами, не имеющими в этой области традиционного опыта, справедливо и для российской территории. Например, для ненцев не только сбор и использование пуха, но даже и охота на гаг совсем не была традиционной. Ведь ненцы изначально – жители материковой тундры, где гаг вовсе не было. Только после переселения на Новую Землю (а оно началось в историческом масштабе совсем недавно, в конце XIX века) ненцы впервые столкнулись с массовым гнездованием гаг. Результаты этого столкновения оказались вполне ожидаемыми.

«До поселения на Новой Земле самоедов [ненцев] их [гаг] было много на островах Мало-Кармакульского залива, а равно на Гагачьем острове. Промышленники жалуются на норвежцев, которые будто бы обирают начисто все острова, где гавка пух садит. Нужно видеть, какие, часто бесцельные, опустошения производят сами самоеды, чтобы понять, отчего гавка, с их поселением на Новой Земле, начинает встречаться реже и на берегу и на островах Моллерова залива» (Н. Кривошея, 1884, цит. по: Формозов, 1930).

Через пятьдесят лет, в 1921-27 гг., на Новой Земле работала комплексная экспедиция Института по Изучению Севера под руководством Р.Л. Самойловича. В материалах экспедиции приводится устрашающе наглядное описание обычного на тот момент промысла гагачьего пуха.

«Как только гага начнёт кладку, промышленники устремляются на гнездовья (в Малых Кармакулах на полуострове Храмцова, - в других местах гага там уже истреблена), стараясь опередить друг друга. Достигнув гнездовья, промышленник убивает всех попадающих ему гаг (которые в это время мало пугливы) и забирает все яйца и гнёзда (гагачьи гнёзда состоят из пуха). Чрезвычайно несложно и необыкновенно по-хищнически. Можно только удивляться, что вообще ещё в районах становищ имеются гаги» (Горбунов, 1929).

В середине XX века часть ненцев с Новой Земли переселилась на Вайгач. Способы обращения с гагой они принесли с собой.                                                                                                  

«Промысел гагачьего пуха и, к сожалению, гаги и гагачьих яиц ведётся на Вайгаче самым хищническим образом. Ненцы, судя по опросным данным, отстреливают всех насиживающих самок на обнаруженных ими гнёздах» (Головлев, 1961).

Предложенный вашему вниманию исторический экскурс ни в коем случае не имеет целью доказать, что одни народы «хорошие» а другие «плохие». Приведённые примеры свидетельствуют лишь о том, что у каждого народа есть свои традиционные виды природопользования. Они отрабатываются веками и приходят к схеме неистощительного использования природных ресурсов, потому что, фактически, и сам ресурс, и люди, его добывающие, являются частью единой экосистемы. Но когда какой-либо народ начинает заниматься, образно говоря, «не своим делом», экосистема разрушается. В этих случаях – что опять же доказано практикой, – для организации неистощительного природопользования требуется участие учёных. Они берут на себя те функции, которые при традиционном природопользовании выполняет метод проб и ошибок, применявшийся на протяжении столетий.

На той же Новой Земле, где в конце XIX века ненцы производили «бесцельные опустошения», положение с гагой начало выправляться после того, как в 1930 году вышло постановление Островного Совета о запрещении охоты на гаг и сбор их яиц, а более всего – после работы там в течение пяти лет научного сотрудника Арктического Института Нины Петровны Демме. Она обследовала десятки островов с гагачьими гнездовьями, описала расположение и численность колоний, разрабатывала и внедряла правильные методы сбора пуха, вела большую разъяснительную работу с новоземельскими промышленниками. Исключительно благодаря деятельности и руководству Н.П. Демме новоземельские промышленники постепенно переходили на более правильные методы сбора пуха, благодаря чему сбор пуха – а значит, и количество гаг – увеличился в два-три раза.

Поддержала эти позитивные изменения и организация в 1947 г. Новоземельского филиала заповедника «Семь островов». Он располагался на западном побережье Южного острова Новоземельского архипелага. В 1948-1950 годах здесь работал известный советский арктический орнитолог Савва Успенский. Так же, как и Демме, Успенский ратовал за организацию «рационального сбора пуха», проводил работу в этом направлении.

Таким образом, всё, что может быть отнесено к традициям правильного сбора пуха и бережного отношения к гагам на Новой Земле, было принесено туда биологами, но никак не традициями живших там ненецких и русских промышленников.

Хищнический сбор пуха

Хищнический сбор гагачьего пуха на Новой Земле. Рисунок из диссертации Н.П. Демме, 1946 г.

 

Опыт, сын ошибок трудных

 

На сегодняшний день человечество уже совершило все возможные ошибки в отношении сбора гагачьего пуха и хорошо осознало его возможные губительные последствия, о которых предупреждал ещё А.Н. Формозов (1930). Во всём мире процедура сбора гагачьего пуха находится под контролем государства, производится на основе рекомендаций биологов, для неё разработана система лицензирования и контроля. Если говорить о сборе пуха коренными народами, то он в современном мире ведётся либо там, где действительно является традиционным видом природопользования (Исландия, Норвегия), либо прекращён вовсе (Гренландия), либо ведётся коренными народами после обучения и под контролем биологов (Северная Канада).

К сожалению, возросший в последние годы интерес к сбору пуха в России не всегда принимает адекватные формы и подчас, в погоне за наживой, отказывается учитывать как мировой исторический опыт, так и простой здравый смысл. Печальным примером тому является ситуация на острове Вайгач, где приезжие коммерсанты пытаются собирать пух руками ненцев, используя в качестве прикрытия ложное утверждение о том, что сбор пуха для ненцев есть традиционный вид природопользования. К каким последствиям для птиц могут привести такие действия, уже сто лет назад показал опыт Гренландии и Канады.

Всё сказанное, безусловно, не означает, что коренные народы, для которых сбор пуха не является традиционным, вообще не могут им заниматься. Могут – но не на основании закона о традиционном природопользовании, а на общих основаниях. Более того, вопрос о сборе пуха теми коренными народами, для которых традиционной является охота на гаг, требует особо внимательного и деликатного подхода и сопровождается необходимостью решения ещё целого комплекса социальных и экологических вопросов. На сегодня в мире есть единственный успешный пример такой работы – это Арктическое Общество Гаги, канадская благотворительная организация, созданная биологом Джоэлом Хитом совместно с сообществом инуитов в 2009 году. Инуиты, работающие в рамках этой организации, собирают гагачий пух на островах Белчер, но это лишь одно из направлений работы организации, нацеленной на решение социальных проблем инуитов, с одной стороны, и изучение их традиционных знаний о природе, с другой. Кроме того, общество, совместно с инуитами Гудзонова залива, проводит исследования состояния морского льда, изменения которого пагубно влияют на местную популяцию гаг. Работа Арктического Общества Гаги – прекрасный пример плодотворного сотрудничества биологов с коренным народом и большая социальная и экологическая ответственность, но уж никак не использование проблем и статуса инуитов в целях чьего-либо личного обогащения.

В России примеры подобных проектов долговременного сотрудничества биологов с коренным населением отсутствуют, зато, как показывает пример Вайгача, присутствуют попытки использовать статус коренных народов для обогащения приезжих коммерсантов. И случай со сбором гагачьего пуха на Вайгаче – не досадный частный эпизод, а тревожный сигнал, призывающий обратить внимание на то, что существующая правовая неразбериха делает возможным повторение этой ситуации в любом районе Севера, где гнездятся гаги. Да и мало ли какие ещё ценные природные ресурсы, помимо гагачьего пуха, захотят собирать нечистоплотные люди, прикрываясь традиционным природопользованием! А «крайним» в итоге окажется то самое коренное население, чьим статусом так удобно прикрываться и чьим тяжёлым финансовым положением так удобно пользоваться.

Очевидно, что отечественное законодательство остро нуждается в принятии законов, регламентирующих сбор гагачьего пуха. Очевидно также, что в разработке этих законов обязательное участие должны принимать орнитологи, и сам сбор пуха также должен производиться в самом тесном взаимодействии с ними, как это уже происходит во всех других странах, где собирают пух. Наконец, очевидно и то, что российский закон о традиционном природопользовании нуждается в доработке. Необходима более чёткая формулировка с указанием всех критериев, формулировка, которая не оставит простора для спекуляций.

Традиционное природопользование – это квинтэссенция многовекового опыта конкретного народа. Его нельзя придумать на пустом месте. Оно вырастает постепенно, принимает свои неповторимые формы, лишь обкатываясь столетиями использования, накапливает тысячи тонкостей, лишь проходя через многие поколения. Пренебрегать его существованием так же опасно, как использовать не по назначению.

 

Автор: Александра Горяшко – биолог, историк науки. Более 35 лет сотрудничает с Кандалакшским заповедником, основной специализацией которого является охрана и изучение гаги. Член Ассоциации «Морское наследие: исследуем и сохраним», Союза литераторов России. Заканчивает работу над книгой «Дикая птица и культурный человек. Гага обыкновенная и человек разумный: четырнадцать веков взаимоотношений».

  

Литература

Головлев Е.Л. 1961. Материалы по птицам острова Вайгач. Научный архив КГПЗ. Д. В-154.

 Горбунов Г.П. 1929. Материалы по фауне млекопитающих и птиц Новой Земли // Труды Института по изучению Севера. М.-Л. Вып. 40, стр. 169-239.

Демме-Рябцева Н.П. 1946. Гнездовые колонии гаги обыкновенной Somateria mollissima mollissima (L.) на Новой Земле и организация гагачьего хозяйства. Дис. … канд. биол. наук. Ленинград, ЗИН.

Портенко Л.А. 1972. Птицы Чукотского полуострова и острова Врангеля. Ч. 1. Л.: Наука.

Формозов А.Н. 1930. Гага и промысел гагачьего пуха. Распространение, биология, хозяйственное значение, методы правильного использования гнездовых колоний, собирание пуха, его очистка и хранение. М.: Всекохотсоюз.

 Brünnich M.T. 1763. Eder-Fuglens Beskrivelse. Kopenhagen.

 Ekblaw W.E. 1919. The food birds of the Smith Sound Eskimos // Wilson Bulletin. № 106. P. 1–5. 

Cooch F.G. 1965. The Breeding Biology and Management of the Northern Eider (Somateria mollissima borealis) in the Cape Dorset Area, Northwest Territories. Canadian Wildlife Service Wildlife Management Bulletin, Series 2. № 10.

 Doughty R.W. 1979. Eider husbandry in the North Atlantic: trends and prospects. Vol. 19. № 122. P. 447–459.

 MacMillan D. 1918. Four years in the white North. New York: Harper & Brothers.

Salomonsen F. 1951. Economic Use of Birds in Greenland. Encyclopedia Arctica, unpublished reference work. Vol. 4. Zoology (Birds). Dartmouth College Library. 


[1] Результаты исследования будут опубликованы в книге «Дикая птица и культурный человек», которая сейчас готовится к выходу в свет (ссылка http://www.alexandra-goryashko.net/eider_book/index_eider_book.htm)




Комментарии