Сейчас в Арктике:
Грибы/ягоды

Циркумполярная территория как аналог советской целины

Циркумполярная территория как аналог советской целины
13 Февраля, 2018, 16:27
Комментарии
Поделиться в соцсетях

Прошедшая в начале февраля пресс-конференция зампреда комитета Госдумы РФ по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Владимира Пушкарёва на тему «Вторая волна освоения Арктики: вызовы и законодательное обеспечение» - показала, что, при наличии вызовов, системного законодательного обеспечения пока не существует.

С одной стороны, установилось согласие, что освоение арктической зоны сегодня – неоспоримый приоритет экономического развития нашей страны, локомотив для всей российской экономики, и, по словам Пушкарёва, «циркумполярная территория станет аналогом советской целины». Помимо ресурсов, в Арктике обретаются и инфраструктурные, и геополитические возможности.


«В российской части Арктики сосредоточено около четверти мировых ресурсов углеводородов. Более 90% никеля и кобальта, 60% меди, 96% платиноидов и 100% борита и апатитового концентрата. Рыбохозяйственный комплекс производит около 15% соответствующей продукции страны».
В.А. Пушкарёв

Среди крупнейших проектов – разработка Бованенковского и Пякяхинского нефтегазоконденсатных месторождений, круглогодичный нефтеналивной терминал «Ворота Арктики»; 8 декабря 2017 года заработал завод по производству сжиженного природного газа «Ямал СПГ», на торжественной церемонии присутствовал президент РФ Владимир Путин.

По словам Пушкарёва, сегодня чёткая позиция президента Российской Федерации состоит в следующем: новых городов в Арктике строить не планируется, поскольку база уже создана, но текущие города «продолжат развиваться». Добыча природных ресурсов продвигается на Север с опорой на вахтовый метод.

Что касается транспортных путей, решается проблема связности территории для дешёвого вывоза продукции. Один из аспектов – широкое покрытие Севера мобильной связью и интернетом, то есть обеспечение информационной связности.

Близок старт крупнейшего проекта «Северный широтный ход»: 707 километров железнодорожной сети свяжут западную и восточную часть ЯНАО, северную и свердловскую железные дороги. В дополнение планируется построить ветку Бованенково-Сабетта (совместный проект с китайцами), которая обеспечит прямой выход на Северный морской путь. Планируется, что к 2026 году грузопоток по Севморпути вырастет в шесть раз, до 42 млн тонн. 

Имеются и признанные социальные и экологические проблемы: большой фонд ветхого и аварийного жилья, необходимость поддерживать трудоспособность населения в суровых условиях, сохранение крайне уязвимой арктической природы. Общая же проблема в том, что для всего этого не существует сейчас рамочного, обеспеченного законом решения. Закон о развитии Арктической зоны РФ, включая и такие параметры, как северные льготы, поддержка малого и среднего бизнеса, - по-прежнему не принят, и перспективы его неясны. История этого закона тянется с 1998 года, закон об оленеводстве Дума рассматривает уже несколько созывов, но и сегодня в лучшем положении оказываются те северные регионы, где понимание социальных проблем демонстрирует не столько центр, сколько местная власть.

Ликвидация экологического ущерба – новый опыт для России, по словам Пушкарёва, «мы начали этим заниматься только в последние десятилетия». Мерзлота не позволяет делать мусорные захоронения на местах – всё нужно вывозить. На сегодня выявлено 102 объекта, которые нуждаются в ликвидации экологического ущерба. Один из способов – так называемое арктическое волонтёрство, привлечение добровольцев к уборке арктических территорий. В Госдуме рассматривается и законопроект, который «позволяет расширить рамки таких экологических проектов». Одно из нововведений, существующее, например, в ЯНАО, – раздача местным жителям (КМНС) пеллет (гранул из торфа, древесных отходов и отходов сельского хозяйства), которые считаются экологически безвредным топливом.

Разумеется, все имеющиеся проекты и решения должны учитывать, что они совершаются на фоне глобального потепления, изменения поверхностного слоя многолетней мерзлоты, которое сейчас трудно прогнозировать. Как долго города и предприятия смогут простоять в условиях изменения климата? Ответ на этот вопрос не очевиден.

В то время как принятие Закона о развитии Арктической зоны РФ то и дело отодвигается, коллективом учёных из Центра экономики Севера и Арктики только что выпущен сборник с красноречивым названием: «Арктическое право России: каким ему быть?». Авторы заявляют: если мы хотим в самом деле получить от Арктики то, на что надеемся (геополитическое влияние, транспортную связность) – мы должны понимать: Арктика будет меняться, и арктическое законодательство должно подразумевать гибкость этих изменений. При том, что территория со столь специфическими условиями труда и проживания, безусловно, нуждается в пристальном государственном внимании и опеке, законотворческие инициативы должны исходить также и снизу, с мест, основываясь на том, что уже опробовано и признано работающим. В связи с этим авторы показывают, что понятие нормы не является чем-то навечно установленным, но может (и должно) меняться вместе с реалиями. Кроме того, они рассматривают в действительности имеющиеся геополитические угрозы России в Арктике.

Авторы сборника указывают, что 

«Негативная особенность стихийно созданной российской модели регулирования хозяйственной деятельности в Арктике — и в этом её фундаментальное отличие от зарубежных передовых практик — состоит в том, что государство, по сути, устранилось от роли активного регулятора и превратилось в соглашателя лоббистских инициатив крупных корпоративных субъектов арктической экономики… ...в современной российской Арктике именно госкорпорации Газпром, Газпромнефть, Роснефть выступают инициаторами важнейших законотворческих инициатив в сфере хозяйственной деятельности, а государство преимущественно соглашается с их нормотворческими инициативами, «не тратя время» на их верификацию. Абсолютно другая законотворческая практик в Северной Европе, Аляске, на севере Канады. Здесь государство выступает очень эффективным арбитром инициатив корпораций, реально формирует правила игры для них, а не становится инертным лоббистом навязанных корпорациями эксклюзивных норм и правил хозяйственного поведения. Хозяйственные институты, регламентирующие деятельность корпораций на зарубежном Севере и в Арктике, отражают баланс интересов государства, компаний, местных сообществ, в России — преобладающий интерес самих компаний как самых сильных субъектов арктической экономики».

Пусть Арктику и можно в чём-то назвать «целиной» - но это целина, имеющая вековые традиции освоения, накопленный опыт, исторически подтверждённые риски, которые нельзя не учитывать.

Татьяна Шабаева

Комментарии