Сейчас в Арктике:
Арктическое лето

"Вечная" мерзлота: тает быстрее, чем предполагалось

"Вечная" мерзлота: тает быстрее, чем предполагалось
17 Февраля, 2018, 14:11
Комментарии
Поделиться в соцсетях

«Все без исключения современные климатические модели дают потепление климата России в XXI в., заметно превышающее среднее глобальное потепление. Наибольший рост приземной температуры ожидается зимой, причём он усиливается к северу, достигая максимальных значений в Арктике».

Доклад о климатических рисках на территории Российской Федерации Климатического центра Росгидромета, 2017 год.

 

Нередко говорится, что глобальное потепление в целом благоприятно для нашей страны, почти две трети которой заняты криолитозоной, в просторечье – вечной мерзлотой. Правда, сейчас «вечная» уже редко услышишь, чаще – «многолетняя мерзлота».

Но и «вечная», и «многолетняя» мерзлота (многолетнемёрзлые грунты, ММГ) очень трудна для освоения. Летом верхняя её часть оттаивает, образуется слой без льда – деятельный слой. В такой зоне сложно строить. Лёд – это всегда увеличенный объём по сравнению с оттаявшими породами. Замерзая вновь, он будет выталкивать возведённую над ним постройку. Таяние мерзлоты деформирует и нефтяные скважины. Другой пример: в Норильске за последние десять лет количество зданий, получивших повреждения, оказалось выше, чем за предшествующие 50 лет.

Климатообусловленные изменения.jpg

Даже простая поездка вездехода по тундровой целине может привести к нарушению температурного режима, дальнейшему образованию термокарстовых провалов, озёр, затоплению и деформации проложенных по территории трубопроводов. Именно оттаивание грунтов под полотном стало причиной разрушения участков строившейся в 50-х годах XX века железной дороги Салехард – Игарка. В те же годы в Московском государственном университете была открыта первая в мире кафедра геокриологии (мерзлотоведения): изучение свойств криолитозоны было признано особенно важным для нашей страны. 

В наши дни, представляя в начале февраля Доклад о климатических рисках на территории Российской Федерации, руководитель Росгидромета Максим Яковенко отметил: 2017 год вошёл в число самых тёплых на планете, и в Арктической зоне потепление было наиболее заметно. Если в среднем по земному шару повышение температуры было на один градус, то в северных регионах – на три градуса. Это повышение – несомненная тенденция нашего времени, и для её отслеживания принято решение восстанавливать в Арктике прежде закрытые метеостанции. В первоначальных планах восстановление сорока станций, что потребует соответствующего возобновления и обеспечивавшей их инфраструктуры.

Стоит отметить и то, что прошлый 2017-й год – первый рекордный год без помощи Эль-Ниньо (смещение нагретых поверхностных вод Тихого океана к востоку), а Эль-Ниньо всегда влиял на климат.   

Директор Главной геофизической обсерватории им. А.И. Воейкова Владимир Катцов считает, что Арктика постепенно движется к сезонному обледенению (уже в середине XXI века), и происходит это со скоростью 13,3% за десятилетие. Видно и то, насколько резко подскочила концентрация CO2. В 2015 году впервые был превышен психологический минимум 400 частиц на миллион – это на 40% больше того, что наблюдалось в доиндустриальную эпоху.

СО2 в атмосфере, прошлое и настоящее

Опасность климатических рисков сегодня – на втором месте после оружия массового поражения. Дело не только в повышении уровня мирового океана (более чем на 2,5 мм в год), что угрожает подтоплением не только далёких Нидерландов, но и некоторых наших нефтедобывающих районов (Ямал). В криолитозоне содержится огромное количество метана. Если в связи с глобальным потеплением метан начнёт выделяться в атмосферу, то этот газ будет намного более эффективным, чем углекислый, для создания над поверхностью земли «одеяла», способствующего дальнейшему потеплению.

Эффект «одеяла» уже можно наблюдать в Москве, где и сейчас теплее, чем в сопоставимых регионах, поскольку над ней стоит купол из газов, пыли и т.д. Но метан в десятки раз плотнее СО2, имеет в 25-30 раз более сильный парниковый эффект и гораздо дольше не уходит из атмосферы.

В прошлом году на основе повторного бурения четырёх скважин, выполненных Институтом мерзлотоведения РАН в 1982-1983 годах, было установлено, что скорость деградации подводной мерзлоты в последний тридцатилетний период достигает 18 см в год (среднее значение 14 см в год). И если ранее считалось, что основная часть мерзлоты шельфа морей Восточной Арктики является сплошной, и выбросы метана здесь в обозримой перспективе невозможны, то после наблюдений 2011-2016 годов такой уверенности уже нет. Опасны в этом отношении и айсберги, вспахивающие мерзлоту на мелководье, образующие борозды глубиной 4-6 метров, откуда сочится метан. 

Из Доклада о климатических рисках: «Деградация многолетнемёрзлых грунтов на побережье Карского моря может привести к значительному усилению береговой эрозии, в результате которой в настоящее время берег отступает ежегодно на 2–4 метра. Особую опасность представляет ослабление ММГ на Новой Земле в зонах расположения хранилищ радиоактивных отходов».

Стоит упомянуть о рисках для коренных малочисленных народов Севера: из-за более частых оттепелей происходит образование слоя льда на грунте, северные олени не могут достать лишайники из-под корки льда, а более раннее таяние и более позднее образование речного льда приводит к нарушению традиционных путей миграции оленей между зимними и летними пастбищами, что непосредственным образом влияет на хозяйственный уклад КМНС.

Олени в период миграции переплывают реку Хатанга

Можно отметить и плюсы. Таяние льдов приводит к упрощению плавания по Севморпути, что повышает доступность российской Арктики. Так, в январе в Сабетту – впервые без поддержки ледокола в это время года – пришёл из Кореи танкер-газовоз «Эдуард Толл». С другой стороны, уменьшится использование дорог-зимников – и досягаемость некоторых удалённых пунктов может быть проблемой в условиях неразвитости северной малой авиации.

Фото с "Эдуарда Толла" в Арктике

Гидрат метана – так называемый «ледяной газ» - это ещё один источник углеводородов: из одного кубометра гидрата метана можно получить 164 кубометра природного газа. В России большие залежи этого потенциального природного ресурса. Однако в пору таяния мерзлоты он представляет собой скорее опасность, чем пользу для экономики. 

Из Доклада о климатических рисках: «В контексте ресурсоориентированного развития экономики Арктических регионов России особенно важен вопрос об устойчивости инфраструктуры топливно-энергетического комплекса, которая включает в себя разветвлённую сеть трубопроводов. Проведённые в США исследования показали, что для поддержания нормативной работоспособности существующей на Аляске инфраструктуры в период до 2030 г. потребуется от 3,6 до 6,1 миллиарда долларов и около 7,6 миллиардов в период до 2080 г. Хотя подобные перспективные оценки для России отсутствуют, можно предположить, что с учётом значительно большего числа инфраструктурных объектов в криолитозоне расходы на их поддержание будут более высокими. Уже сейчас только лишь на обслуживание трубопроводов в районах распространения многолетнемёрзлых грунтов в России ежегодно расходуется около 55 млрд рублей».

Существует несколько снимающая напряжённость гипотеза о периодичности колебания климатической системы, в соответствии с чем в 2020-2040-х годах можно ожидать нового похолодания и роста ледяного покрова Северного Ледовитого океана. Однако, по заключению Росгидромета, хотя повторяемость подобных явлений действительно существует, имеющиеся данные не дают возможности прогнозировать её интервалы.

Подготовила Татьяна Шабаева

Комментарии