Сейчас в Арктике:
Арктическая зима

Жизнь монастыря-форпоста на Баренцевом море

Жизнь монастыря-форпоста на Баренцевом море
30 Августа, 2018, 10:46
Комментарии
Поделиться в соцсетях
Иллюстрация: ярусный лов на Баренцевом море. (Рисунок из работы: Шульц А.Я. Техническое описание рыбных и звериных промыслов на Белом и Ледовитом морях // Исследования о состоянии рыболовства в России. Т. VII. СПб., 1863).


Побережье Баренцева моря – Мурманский берег – с середины XVI в. стало районом развития отдалённого рыболовного промысла Поморья. Здесь с весны до осени производилась добыча основных промысловых рыб – трески и палтуса, сюда приходили иностранные суда для торговли на полуострове Рыбачьем и в Коле.

Участниками сезонного промысла, наряду с крестьянами, горожанами и военнослужащими Русского Севера, были монастыри. Одним из первых начал хозяйственную деятельность на Мурманском берегу Троицкий Печенгский монастырь, основанный во второй четверти XVI в. преп. Трифоном Печенгским.

Биография преподобного Трифона Печенгского отразилась в целом ряде источников: житии, составленном во второй половине XVII в., каноне «новым русским святым» (конец 1650-х гг.) соловецкого книжника Сергия Шелонина, записках иностранцев (Симона ван Салингена, Генриха Штадена), актах конца XVI – XVII в. Известно, что будущий святой родился в 1494/95 г. в окрестностях Торжка в семье священника. В зрелом возрасте он отправился проповедовать православие саамам западной части Кольского полуострова. В этом районе, на р. Печенге он и основал монастырь во имя святой Троицы. Жизненный путь Трифона завершился 15 декабря 1583 г.

Икона Трифона Печенгского

Ведению хозяйства способствовали близость места основания (р. Печенга) к морскому побережью и активная миссионерская деятельность основателя монастыря среди саамов Сонгельского, Печенгского, Мотовского и Китовского погостов[i], живших в северной части Кольского полуострова. Принимая христианство, коренные народы сначала безвозмездно, а затем через сделки купли-продажи уступали свои угодья Печенгскому монастырю. От саамов, по-видимому, монахи узнали о промысле трески и палтуса на побережье Баренцева моря.

Первоначально монастырское хозяйство складывалось на западном побережье Мурмана, обозначаемом в царских жалованных грамотах гидронимом Мотовская губа. Фактически здесь было два самостоятельных района, разделённых полуостровами Средним и Рыбачьим: к востоку от полуострова Средний – побережье Мотовского залива, к западу от него – побережье залива Варангер-фьорд.

Сначала владения монастыря формировались к западу от полуострова Средний, в сторону современной российско-норвежской границы. Саамы Сонгельского погоста дали монастырю вкладом[ii] половину р. Печенги с «лешими[iii] озерами», составившими 2 лука[iv] угодий. Ещё один вклад, поступивший от саамов Мотовского погоста, также составил два лука угодий: р. Ворьема и другая половина р. Печенги с «лешими озерки» и «звериными ловлями»4. Монастырю принадлежали р. Печенга и Ворьема и два озера, где велась добыча рыбы на восьми тонях[v]. Писцовая книга фиксирует также р. Мана и Гагарья и три тони, вошедшие во владения монастыря после 1575 г.[vi] В жалованных грамотах 1591 и 1606 гг. эти угодья не упоминаются. Они были закреплены жалованной грамотой Ивана Грозного, дававшей монастырю право сбора дани с живущих на этих землях саамов. Документ упомянут в писцовой книге 1608–1611 гг. без уточнения даты.

К северу от п-ова Средний на морском побережье монастырские промыслы велись в бухтах и устьях рек: река Печенга, губа Долгая Щелья, река Ворьема и Паз-река. Хотелось бы обратить внимание на то, что все эти районы не были местами промысла поморов, не заходивших далее п-ова Рыбачий. Отдалённость и труднодоступность этих земель служила препятствием для русской колонизации, но вместе с тем способствовала созданию изолированного хозяйства Печенгского монастыря.

Хозяйство монастыря имело смешанный характер. К западу от п-ова Средний, на побережье Варангер-фьорда вёлся промысел сёмги. Такие виды прибрежных морских промыслов, как добыча трески и палтуса, здесь почти не получили развития. Симптоматично и то, что принадлежавшие монастырю небольшие Айновы острова использовались не для промысла, а для выпаса монастырских оленей. Исключение составлял промысел на становище Немецком, которое возможно локализовать на одноимённом полуострове Варангер-фьорда. Здесь саамы Печенгского погоста и монастырь добывали треску и палтуса.

К востоку от полуострова Средний в прибрежных реках добывали сёмгу, а также бобров и жемчуг. Промысел китов не был регулярным. Они становились добычей промышленников только тогда, когда «вымётывались» (т.е. выбрасывались) на берег.

Добыча трески и палтуса, чем традиционно славился Мурман, в Мотовской губе велась на становищах Типуново, Аникиево и Лок-наволок. Типуново находилось у входа в губу Большую Корабельную на южном побережье п-ова Рыбачий. Оно было крупным сезонным посёлком, состоявшим из 21 избы и 11 скей[vii]. Одна изба и одна скея принадлежали Печенгскому монастырю. Аникиево находилось у входа в бухту Цып-наволок, Лок-наволок – на северном побережье полуострова Рыбачьего. Эти становища были меньше, чем Типуново. В первом имелось 6 изб и 4 скеи, во втором – 14 изб и 13 скей. Монастырю в Аникиеве принадлежали 2 избы и скея, а в Лок-наволоке – 1 изба и 2 скеи.

На восточном побережье Мурмана монастырь владел долей в становище Опасово в одноименной губе, в междуречье Териберки и Вороньей. Изначально эта доля принадлежала Кольскому Петропавловскому монастырю. После приписки Петропавловского к Печенгскому монастырю в 1605/06 г. все угодья первого, включая и долю становища, перешли к новому владельцу.

В XVII в. шло дальнейшее развитие промыслового хозяйства монастыря на Мурманском берегу. В 1604–1658 гг. монастырь организовал промысел сёмги на реках Восточного Мурмана – Териберке, Вороньей и Рынде, ранее принадлежавших лопарским погостам. Нужно отметить, что монастырь не всегда приобретал угодья у их владельцев – саамов. Промысловые угодья Териберки поступили в монастырь от посадского человека Колы В.А. Мокроусова. Самостоятельно и совместно с представителями своего семейства В.А. Мокроусов с 1605 по 1607/08 г. купил у саамов Муномашского погоста несколько долей в р. Териберке и Орловке. Доли включали различные виды промысловых угодий: «забор», тони, «гаровные места», «бобровые ловли и звериные гоны».

Сделаем несколько пояснений к терминам промыслового хозяйства Поморья XVI – начала XX в., встречающимся в хозяйственных документах Троицкого Печенгского монастыря. Забором называли конструкцию для лова сёмги, перегораживавшую реку. В заборах устраивались ловушки-тайники (сети либо плетеные корзины, называвшиеся вершами или мордами), в которые попадала идущая на нерест сёмга. Для добычи сёмги использовался также лов ставными сетями (гарвами), которые устанавливались перпендикулярно берегу.

На реках восточного побережья Мурмана велась добыча сёмги и бой бобров. Местом монастырского промысла трески и палтуса здесь был остров Кильдин. По описи имущества 1658 г., монастырь держал на Кильдине одиннадцать малых и три больших речных судна. Судовая снасть хранилась в специальном амбаре. Остров использовался и как пастбище для стада монастырских оленей.

Таким образом, на протяжении второй половины XVI – первой половины XVII в. сформировалось хозяйство монастыря на побережье Баренцева моря. Если на Западном Мурмане монастырь действовал по преимуществу как единственный хозяйственный субъект, скупавший угодья у лопарских погостов, то на востоке первопроходцами были посадские люди Кольского острога. Именно они жертвовали монастырю свои доли в прибрежных морских реках. Промысловые угодья Восточного Мурмана, в отличие от Западного, не получили вотчинного статуса: монастырю не было выдано жалованных грамот закреплявших права и привилегии на угодья.

Печенгский монастырь принимал участие и в международной торговле на побережье Баренцева моря. 30 июля 1701 г. монастырь заключил договор с голландским купцом А.К. Нейхом сроком на шесть лет. Обитель должна была сдавать ему ежегодно треску, палтуса, сёмгу и рыбье сало[viii]. За рыбу купец должен был выплатить задаток в размере 200 ефимков. Кроме этого, он обязан был ежегодно давать в монастырь 2 пуда[ix] воска, 1 пуд ладана и несколько бочек разного вина[x].

Петровская эпоха ознаменовалась наступлением государства на церковь, что выразилось в частичной секуляризации её владений. В Кольском уезде этот процесс был инициирован архиерейским сыном боярским Михаилом Окуловым в 1704 г. По сведениям строителя Лаврентия, накануне передачи монастырских угодий в казну Печенгский монастырь владел следующими промыслами на Мурманском берегу. На Западном Мурмане за монастырем была прибрежная территория от Поган-наволока до Паз-реки[xi]. Здесь вёлся промысел сёмги на р. Уре Большой и Малой, Лице Большой и Малой, Зубовке (совр. Корабельной), Печенге, Княжухе, Гагарке, Паз-реке и Ровденге[xii]. На реках Китовке, Оленке и Майке промысел не вёлся из-за их обмеления или в силу каких-то других причин, не указанных в источнике[xiii]. На Восточном Мурмане промысел сёмги вёлся на р. Териберке, Орловке и Вороньей[xiv], трески и палтуса – на становищах Лопские Куванцы и Бакланец[xv]. Второе становище может быть локализовано на одноимённом острове близ устья реки Вороньей. Промысловый флот монастыря насчитывал 2 соймы[xvi] и 22 карбаса[xvii].

Основную наёмную рабочую силу монастыря на промыслах составляли кольские стрельцы. С началом Северной войны и подготовкой Кольского острога к возможной обороне от неприятеля у монастыря возникли трудности с рабочими руками: «начальные люди» Колы не отпускали стрельцов на промыслы[xviii].

Таким образом, в начале XVIII в. Троицкий Печенгский монастырь продолжал эксплуатировать уже имевшиеся у него промысловые угодья побережья Баренцева моря. Изъятие монастырских владений в казну приостановило этот процесс. Только во второй половине 1720-х гг. Печенгский монастырь начал восстанавливать хозяйственную деятельность. Однако сокращение численности монахов, скудные средства, шедшие в основном на содержание братии, не позволили продолжить активную промысловую деятельность на Мурманском берегу.

Троицкий Печенгский монастырь существовал до 1764 г. В ходе секуляризационной реформы Екатерины II он был упразднён и возрождён только в 1886 г.

Общий вид Троицкого Печенгского монастыря, фотография конца XIX века

Подводя итог, отметим, что в XVI–XVII вв. Троицкий Печенгский монастырь являлся активным участником хозяйственного освоения Мурманского берега, наряду с крестьянами и монастырями Поморья. Роль обители в развитии региона не ограничивалась хозяйственной деятельностью. Монастырь также был духовным центром Кольского Севера и занимался просвещением саамов.

Автор: Сергей Александрович Никонов, к.и.н., доцент кафедры истории и права Мурманского арктического государственного университета. 


[i] Погост – объединение саамов, занимавшее определённую территорию, на которой происходили сезонные кочёвки – переходы с летних на зимние стоянки.

[ii] Вклад – пожертвование монастырю движимого и недвижимого имущества.

[iii] Лешие – лесные.

[iv] Лук – условная доля в промысловых владениях саамского погоста, закреплённая за владельцем; единица налогообложения. Не поддаётся переводу в метрические единицы измерения площади.

[v] Тоня – рыболовный участок.

[vi] Выписка из писцовой книги Алая Михалкова (Писцовая книга Кольского уезда 1608–1611 гг.) // Харузин Н.Н. Русские лопари. (Очерки прошлого и современного быта). М., 1890. С. 433–434.

[vii] Скея (ския) – амбар для хранения рыбы.

[viii] Две торговые сделки строителя Павла Холмогора с иноземцем Нейхом / Харевич Ф. Акты и материалы, собранные в Холмогорском Спасо-Преображенском соборе // Труды Архангельского статистического комитета за 1865 год. Архангельск, 1866. С. 45–50.

[ix] Пуд – мера веса, равная 16,38 кг.

[x] Две торговые сделки строителя Павла Холмогора с иноземцем Нейхом. С. 47.

[xi] РГАДА. Ф.26. Оп.2. Д.60. Л.49.

[xii] Там же.

[xiii] Там же.

[xiv] Там же. Л.49 об., 53.

[xv] Там же. Л.47 об.

[xvi] Сойма – мореходное палубное судно.

[xvii] Никонов С.А. Промысловые становища монастырей Поморья на Мурманском берегу в XVI–XVII вв.: проблемы локализации. Л. 53–53 об.

[xviii] РГАДА. Ф. 26. Оп. 2. Д. 60. Л. 50 об.


Комментарии