Сейчас в Мурманске

02:10 15 ˚С Погода
6+

Как использовать современное искусство в стратегических целях

О Науке и культуре Нероссийская Арктика
Анна Щетинина
24 Июля, 2022, 11:15

Как использовать современное искусство в стратегических целях
Фото: Arne Berge / flickr.com


В этом году исполнилось 30 лет масштабному художественному проекту Skulpturlandskap Nordland в Северной Норвегии: на 40 000 кв. км арктических территорий были размещены 36 скульптур всемирно известных художников – чтобы приблизить большое искусство к жителям отдаленных территорий.

Идея о том, что глухая окраина страны, отдаленная от культурных центров на сотни километров, может способствовать притягательности своих территорий благодаря современному искусству, впервые возникла в 1988 году в комитете по культуре Совета округа Нурланд, одного из трех норвежских регионов, через которые проходит Полярный круг.

Вместе с этой идеей забрезжила надежда завлечь на край света, куда и лютефиском с аквавитом никого не заманишь, кучу туристов – эксклюзивом мирового уровня. Тут и слава, и деньги, и красота, и польза.

Так возник план организовать огромное арт-пространство: парк скульптур, музейную коллекцию объектов, которые будут создаваться знаменитыми художниками для конкретных мест по всему округу, и оживят малообитаемые полукосмические пейзажи.


1_SN_Aiha.jpg

«Семь волшебных точек» финского художника Матти Айхи (1994) – 5,5-метровый железный медальон ржаво-рыжего цвета, похожий на жертвенник в форме солнца.


Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается

Ключевое для понимания: Нурланд по размеру – примерно с Московскую область, только жителей там – не под 8 миллионов, как в Подмосковье, а всего 240 тысяч. То есть – отдаленная северная провинция с населением, как у областного города, решила заказать работы у лучших художников мира и разместить равномерно по всем своим райончикам, независимо от заселенности и значимости территории.

Проект назвали Skulpturlandskap Nordland (или Artscape Nordland) и – предложили входящим в округ Нурланд 44-м муниципалитетам установить у себя по одному общедоступному арт-объекту, интегрированному в ландшафт. А поскольку Норвегия, несмотря на наличие монарха, страна очень демократичная и социально ориентированная, идею столь масштабного и затратного проекта должна была одобрить общественность.

И тут началось.

Кроме того, что современное искусство любому глубинному народу представляется смехотворным шарлатанством и бессмысленным пшиком, – одна часть жителей Нурланда считала, что их родная природа и так прекрасна и не нуждается в произведениях искусства; другим не нравилось, что на искусство пойдут государственные деньги. Третьи волновались, не попрут ли туристы и не затопчут ли экологически чистые пейзажи. Четвертые как раз туристов и ожидали и волновались – не разбегутся ли туристы от того, что проект ожидается международный, «глобалистский», а не сермяжно-местный, национальный.

К тому же известно, что люди склонны поначалу встречать в штыки что-то непривычное и новое. Парижскую Эйфелеву башню даже представители образованных и творческих слоев называли «пошлой, вульгарной, уродующей город» и требовали демонтажа. Фрески Микеланджело в Сикстинской капелле собирались счистить со стен, считая, что столь непристойные изображения годятся только для общественных бань и таверн. Из современного – вызвавшая бурное непонимание горожан скульптура «Большая глина» в Москве, тем не менее, стала центром притяжения и частью модного «вью» и деликатно демонстрирует, что хороший объект мало того, что способен вписаться в пейзаж, не нарушив, а умножив его значимость, но и не теряет смысловой нагрузки. В данном случае – это идея о безграничности возможностей материала в руках человека, и вообще – о многообразии человеческих возможностей.


2_SN_Christensen.jpeg

Композиция Стейнара Кристенсена «Стелла Марис» (1994) состоит из группы предметов, лежащих на камнях: звезды, гриф скрипки, кубок – будто обломки нашей цивилизации при взгляде из будущего. Фото: Kari Adelaide / hyperallergic.com


Любишь кататься, люби и саночки возить

В итоге – после урегулирования споров с общественностью, выбора мест установки и вида скульптур с художниками в 1992 году, наконец, началась реализация проекта Skulpturlandskap Nordland, и этот год считается стартовым.

На арт-сотрудничество согласились 35 из 44-х муниципалитетов Нурланда, плюс один из соседнего округа Тромс – всего 36. Большинство скульптур было установлено с 1992 по 1998 год, новые работы появились в период 2009–2020 гг., две находятся за Полярным кругом, и все они остаются на своих местах и сегодня.

В проекте поработали значимые художники: Энтони Гормли, Тони Крэгг и Аниш Капур из Великобритании, Дэн Грэм из США, бразильцы Вальтерсио Кальдас и Силду Мейрелиш, швейцарский скульптор Маркус Ретц, итальянец Лучано Фабро и многие известные мастера Скандинавии. Из 36 участвующих в проекте художников 19 – из скандинавских стран (в том числе 7 – из Норвегии) и 17 – со всего остального мира: необходимо было сохранить скандинавское и норвежское присутствие, но при этом – попасть на мировую арт-сцену, создав мощную международную коллекцию музейного уровня.

Те общины, которые отказались от участия в проекте, возможно, сожалеют об этом. Сейчас между 35 муниципалитетами Нурланда, обладающими произведениями искусства, похоже, существует некое дружеское соперничество, и жители «меряются скульптурами», рассуждая о превосходстве своего арт-объекта над соседским.


Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок

Прошло 30 лет с момента старта Skulpturlandskap Nordland. Все объекты целы, доступны, по их локациям возят туристов (некоторые умудряются посетить все 36 скульптур, и не раз, а ведь между северными и южными объектами – 500 км). В 2014-м журнал National geographic, эксперт по достопримечательностям, признал Skulpturlandskap Nordland одним из лучших в мире ландшафтных арт-проектов. В 2015 году проект получил специальную награду Художественного совета Норвегии.

Скульптуры, которые сначала были встречены скептически, сегодня приняты и активно используются муниципалитетами как в качестве художественных и туристических объектов, так и в маркетинговых целях – как акцентный символ места. Жители города Му-и-Ран, который в Норвегии еще называют Polarsirkelbyen («Город за полярным кругом»), гордятся скульптурой Энтони Гормли «Хавманнен», считают этот образ своим «представителем» и вдохновителем фестиваля Havmanndagene («Дни Хавмана»), который проводится каждый год в мае.

Муниципалитет Бё, обладатель скульптуры «Человек из моря» Килли Олсена, инициировал выпуск одноименного вина с изображением фигуры на этикетке.


3_SN_Olsen.png

Тот самый «Человек из моря» Кьелла Эрика Килли Олсена (1994, H: 430 см) с бутылки вина муниципалитета Бё, оказывается, держит в руках светящийся кристалл-жертвенник и имеет тайник за спиной. 


Композиторы Кари Беате Тандберг и Карстен Брустад вдохновились на музыкальное произведение «Skulpturlandskap Nordland – музыкальный диалог».

Эксперты всегда подтверждали, что проект демонстрирует «искусство очень высокого качества». Такая же оценка и в причинах присуждения премии Художественного совета Норвегии: проект похвалили за «симбиоз включения локальных, региональных и международных аспектов в перспективы развития» и за художественные качества, «одновременно – бросающие смысловой вызов и гармонично встроенные в естественную среду».

Значит, странная и требующая больших затрат средств и действий программа, в других местах рискующая так и остаться прожектом, завиральной идеей и скандальной блажью, о том, что в связи с немногочисленностью художественных институций и удаленностью от культурных центров, арктическую малонаселенную территорию в 40 000 кв. км всю следует рассматривать как «открытую общественную галерею», где отдельные районы играют роли «выставочных залов», – сработала! Регион проявился на карте мира и вызывает национальную гордость благодаря современному искусству и грамотному современному управлению.

С этой точки зрения Skulpturlandskap Nordland – прекрасный пример того, как красиво, экологично и взаимоуважительно можно использовать бюджетные и прочие средства, сделав доступными для людей объекты культуры высокого уровня, и главное – с пониманием абсолютной необходимости этого.

Все 36 произведений с картами, расположением и описанием – здесь.

«Независимо от эстетики каждой работы проекта, все вместе они представляются важными фрагментами сложного человеческого послания», – идеализируют искусствоведы способность людей читать и понимать послания.

Но есть, есть сказки, ради которых стоит учиться читать.


Некоторые из 36 «фрагментов общего послания» с комментариями куратора проекта Skulpturlandskap Nordland Мааретты Яуккури 

4_SN_ Graham.jpeg

Фото: Vegar Moen / nfk.nkdb.no


За Полярным кругом на Лофотенских островах расположен объект американца Дэна Грэма «Без названия» – двухстороннее зеркальное полотно в конструкции из нержавеющей стали (1996)

М.Я.: «Произведение искусства – это картина, объект, архитектоническая форма, но прежде всего это – событие. Это событие создается скульптурой и ее кинематографически меняющимся окружением, но мы можем принять участие в игре движения. Зритель находится внутри отражения и процесса взаимодействия, и может выбирать свою роль, свое положение в целом»


5_SN_Raetz1.jpeg

Парадоксальный и обманчивый объект Маркуса Ретца «Голова» (1992)

Он меняет свою форму – а значит, и содержание – 16 раз по мере того, как зритель обходит вокруг него. С одного ракурса голова выглядит как привычный портрет, а с другого – перевернута на 180 градусов.

6_SN_Gormley .jpg

Одиннадцатиметровая гранитная скульптура Энтони Гормли «Хавманнен» (1995), символ города Му-и-Ран, стоит в воде в 15 метрах от берега. Приливы и отливы, туманы и штормы, птицы и ветры – вокруг нее всегда движение.

М.Я.: «Фигура стоит спиной к городу и смотрит на фьорд в сторону открытого моря. Она как бы концентрируется на собственных мыслях, обращаясь внутрь себя, к своему внутреннему пространству, как физическому, так и ментальному состоянию. Его посыл адресован каждому из нас в отдельности, и это носит частный характер. Это относится к опыту, которым мы не можем поделиться с другими. Мы основываем наше ощущение наличия чего-то общего на убеждении, что мы разделяем этот экзистенциальный опыт друг с другом».


***

Анна Щетинина, специально для GoArctic


Использованные для статьи ресурсы:

Nordland Fylkeskommune

Rachel Withers. How to get environmental art right  / The Conversation

Artscape Nordland / Sculpture Network


Использованные фотографии:

balsamia, Ine Marit Lund Soløy / flickr.com

далее в рубрике