Сейчас в Архангельске

11:30 15 ˚С Погода
18+

Зона дискомфорта. Какие условия определяют качество жизни и здоровья в Арктике

Север вносит свою специфику в динамические характеристики всех психических процессов

Здоровье в арктике
13 сентября, 2023 | 14:36

Зона дискомфорта. Какие условия определяют качество жизни и здоровья в Арктике

Фото Игоря Георгиевского / GeoPhoto



Арктическая зона Российской Федерации (АЗРФ) – это северная оконечность Европейской и Азиатской частей РФ вдоль побережья морей Северного Ледовитого океана: Баренцева, Карского, Лаптевых, Восточно-Сибирского и Чукотского. При этом острова занимают площадь 0,2 млн км2 , шельфовые и внутренние моря АЗРФ достигают площади 4 млн км2 [1].

Регионы Российской Арктики — это область транспортно-экономического влияния Северного морского пути (СМП), продвинутая вглубь материка, как правило, на сотни километров в зависимости от конфигурации речной сети и других путей сообщения, связанных с существующими и потенциальными грузопотоками СМП.


Зона дискомфорта

Арктическая зона РФ  отличается от других регионов России природно-экономическими, демографическими и иными условиями, в том числе экстремальными природно-климатическими условиями, включая постоянный ледовый покров или дрейфующие льды в арктических морях; очаговым характером промышленно-хозяйственного освоения территорий и низкой плотностью населения (один-два человека на 10 км2); удалённостью от основных промышленных центров, высокой ресурсоёмкостью и зависимостью хозяйственной деятельности и жизнеобеспечения населения от поставок топлива, продовольствия и товаров первой необходимости из других регионов России; уязвимостью природы от техногенных чрезвычайных ситуаций (ЧС) и производственной деятельности человека.

Таким образом, Арктическая зона РФ, является жизненно важной для страны, но по совокупности климатических характеристик может быть отнесена к «зоне дискомфортных природно-климатических условий проживания с элементами выраженной экстремальности по ряду параметров, которые предъявляют повышенные требования к функциональным системам организма человека» [3, с. 15]. Суровые природные условия, безусловно, прямо или косвенно влияют на различные аспекты качества жизни населения Арктики, снижая в целом его уровень и ограничивая возможности его повышения.

Современные исследования [4, 5, 6] свидетельствуют, что особый экстремальный климат Севера формируется под влиянием целого ряда планетарных природных факторов:

  • мощных и нестабильных радиационных космических потоков, и частых геомагнитных возмущений;

  • сравнительно низкой среднегодовой температуры воздуха;

  • высокой подвижности воздушных масс с постоянными сменами циклонов и антициклонов;

  • значительных территорий вечной мерзлоты и огромных пространств ледников;

  • сравнительно низкого содержания кислорода и водяных паров в атмосфере;

  • очень значительных изменений фотопериодичности в течении года;

  • преобладания тундровой растительности и арктических пустынь.


Арктические обострения

Важно отметить, что экосистемы Арктики характеризуются высокой уязвимостью перед антропогенным воздействием и резкими климатическими изменениями. Предприятия металлургической промышленности, добыча и транспортировка нефти и газа, скопление бытовых и промышленных отходов в несанкционированных местах, наносят ущерб окружающей среде, а также населению региона, в связи с загрязнением водных объектов, атмосферы и почвы. Экологические проблемы возникают также в связи с нарушением сложившихся на протяжении многих веков природных биогеоценозов, в частности, с перепромыслом рыбы, а также копытных и пушных животных, вынужденной трансформацией пастбищ домашнего северного оленя вследствие хозяйственной деятельности в Арктике, нарушением тундровой почвы и растительности вездеходным транспортом.

Ряд исследователей [7,8] указывают на то, что многие феномены, которые в умеренной зоне имеют «среднестатистический» характер, в условиях Арктики обретают предельное, крайне обострённое выражение. Проблемы справедливости и равенства, являющиеся классическими темами региональной политики, в условиях Арктики, тесно увязываются с проблемами эффективного природопользования, формирования региона-собственника, в котором местные сообщества на равных участвуют в распределении сгенерированной здесь природной ренты. Своеобразие арктических инновационных социально-экономических процессов состоит в их обращенности к решению ключевых для экономики проблем: климатической экстремальности и удалённости. Города Арктики, как и города умеренной зоны, формируют тесные связи с окрестной территорией, однако в Арктике у городов нет сельскохозяйственного пригорода, его место занимают ресурсные промыслы, для которых город играет роль не центра, а базы снабжения квалифицированными кадрами, основными средствами производства и материальными ресурсами. Наконец, нигде в умеренной зоне миграция не оказывает такого определяющего воздействия на рынки труда и жилья, как в Арктике.

Последнее десятилетие ознаменовалось повышением интереса к Арктике как во внутриполитическом плане, так и на международной арене. Главным национальным интересом России в Арктике является её использование в качестве стратегической ресурсной базы, что обеспечивает решение задач социально-экономического развития страны. В Российской Арктике создана мощная промышленность, поэтому масштабы хозяйственной деятельности здесь значительно превосходят показатели других полярных стран [4]. В Арктике планируется реализация многих широкомасштабных проектов, в том числе увеличение объёмов грузопотока по СМП; возвращение военного присутствия; перспективные планы по добыче полезных ископаемых; амбициозные планы по исследованиям и мониторингу; развитие телекоммуникационной сети.

Структура хозяйства АЗРФ также является следствием её природного богатства. Лидирующее место в структуре хозяйства занимает газовый комплекс обеспечивающий добычу более 80% российского газа. На территории АЗРФ расположены уникальные месторождения газа – Уренгойское, Ямбургское, Бованенковское, Заполярное, Харасавейское, Южно-Тамбейское. На втором месте находится горнопромышленный комплекс, основу которого составляют предприятия цветной металлургии (медно-никелевая промышленность и золотодобыча). На третьем месте в хозяйственной структуре АЗРФ – рыбный комплекс, отвечающий за добычу более трети рыбы и морепродуктов России, а также производство порядка 20% рыбных консервов. Важное место в экономике Арктического региона также занимает СМП, грузопоток по которому по сравнению с показателями советского периода сильно снизился. В данный момент развитие навигации по СМП является одним из главных направлений деятельности в управлении АЗРФ, что закреплено в приоритетных проектах АЗРФ.

Одной из ключевых социально-экономических проблем региона является наблюдающийся с 1989 года отток населения с этих территорий. За период, прошедший между переписями населения в 1989 и 2010 годах, население Арктики снизилось на 28%, а к 2015 году это снижение численности достигло 30% [9]. Численность населения Российской Арктики снижается неравномерно, и наиболее сильно этому процессу подвержены северные регионы Дальнего Востока, в которых численность населения упала на 69%. Позитивная динамика на протяжении этого периода наблюдалась в отдельные годы в ЯНАО за счёт естественного прироста и позитивного миграционного баланса [10].

Таким образом, социально-экономическое положение АЗРФ характеризуется тем, что данный регион сталкивается не только с традиционными и типичными для более южных территорий проблемами, но и с присущими именно ему экстремальными климатическими условиями, низкой транспортной доступностью и высокой степенью транспортных издержек, сильной изолированностью отдельных поселений, низкой численностью населения, тенденцией к монополизации отдельных отраслей экономики. Значительное число моногородов наглядно показывает, как местное население зависимо от деятельности отдельных предприятий.


Качество жизни

ЯНАО считается лидером АЗРФ, что отражает динамика ключевых макроэкономических показателей. По итогам 2017 года доля округа в объёме инвестиций Российской Арктики составила 71%, в объёме валового регионального продукта, по прогнозам – более 50% [11].

На основе данных Росстата Фонд развития гражданского общества [12] подготовил рейтинг регионов, согласно которому топ регионов — лидеров социально-экономической устойчивости в РФ по итогам II квартала 2021 года возглавили ЯНАО, НАО и Магаданская область. Именно у них оказались самые высокие показатели по уровню заработной платы, прожиточному минимуму и другим экономическим данным. 

Выше рассматривались два важнейших фактора, влияющих на качество жизни населения в регионах: климатогеографический и социально-экономический. Не менее важным фактором качества жизни является социально-психологический. Изучение социально-психологических аспектов качества жизни, удовлетворённости жизнью и факторов, влияющих на субъективное благополучие, давно вызывает интерес как у западных исследователей (Аргайл М., Истерлин Р., Кэмпбелл А. и др.), так и у отечественных учёных (К.А. Абульханова – Славская, Л.И. Анцыферова, И.А Джидарьян, Р.М. Шамионов. и др.).

Как уже отмечалось ранее, понятие «качества жизни» относится к числу универсальных показателей, наиболее полно отражающих реальное социально-экономическое, экологическое культурное и политическое состояние общества, и учитывает значение субъективных оценок как отдельно взятого человека, так и группы в целом относительно различных сторон жизнедеятельности. При изучении качества жизни важным является влияние множества факторов внутренней и внешней среды, а также вопрос о восприятии самим человеком тех составляющих среды, которые становятся для него значимыми в той или иной жизненной ситуации. Поскольку качество жизни оценивается людьми, следовательно, именно психологическая или духовная составляющая становится особенно важной для определения его критериев [13]. Американские исследователи А.Эбби и Ф.М. Эндрюс проследили связь между качеством жизни и такими свойствами личности как экстернальность/интернальность, уровень личностной тревожности, стрессоустойчивость и склонность к депрессивным состояниям [14]. Установлено, что качество жизни связано с рядом индивидуальных характеристик: копинг-стратегии, психогенные факторы (стресс, хроническое напряжение, пессимизм), психосоматические симптомы (аллергические и вегетативные реакции, чувство общей слабости и вялости и т.д.), а также с наличием/отсутствием социальной поддержки. Отрицательно коррелируют с качеством жизни чувство подавленности и излишняя чувствительность, в то время как уверенность в себе, эмоциональная устойчивость и независимость мышления имеют положительную корреляцию.

Известно, что одним из приоритетных направлений развития АЗРФ является её комплексное социально-экономическое развитие. Кроме показателей, отражающих экономический индекс: валовой региональный продукт, напряжённость на рынке труда, среднедушевой доход – ключевыми параметрами оценки динамики социально-экономического развития выступают показатели, отражающие социальное самочувствие людей, проживающих в Арктической зоне. При этом, как показывают исследования отечественных социологов [15, с. 52], при измерении социального самочувствия важно учитывать ценностные ориентации населения той или иной страны и региона, поскольку оценка индивидами своего социального и материального положения интерпретируется сквозь призму иерархии жизненных ценностей и культурно обусловленных императивов поведения. По мнению П.М. Козыревой, «социальное самочувствие представляет собой субъективное выражение процесса и результата адаптации личности к социальным трансформациям и, следовательно, должно изучаться в свете этого явления» [16, с. 24]. Автор предлагает измерять социальное самочувствие посредством трёх ключевых переменных: удовлетворённости и стабильности существования; статусной идентичности (представления о своём положении в системе стратификации трансформирующегося российского общества); самооценки состояния здоровья (физического и психического) [17]. Как отмечает Л.А. Беляева, существенным преимуществом измерения субъективных оценок качества жизни выступает возможность зафиксировать дифференциацию соответствующих показателей по регионам, демографическим и профессиональным группам, обнаружить различия в качестве жизни, обусловленные не только и не столько экономическими параметрами социальной системы, сколько культурными особенностями, коллективными установками и ценностными ориентациями доминирующими в том или ином обществе [18].

Зарубежные и отечественные исследователи обращают внимание на то обстоятельство, что «качество жизни определяется не только материальным благосостоянием отдельных социальных групп и общества в целом, но и уровнем развития социальной инфраструктуры, включая институциональные возможности умножения человеческого капитала» [19, с. 264].

Для арктических регионов характерным является очаговый тип расселения, ограниченность ресурсов транспортной инфраструктуры, специфическая отраслевая структура региональных экономик, сохранение элементов традиционного хозяйства и культуры среди проживающих на этих территориях коренных народов, острые демографические проблемы и дополнительные трудности с привлечением, а также воспроизводством и сохранением высококвалифицированной рабочей силы. Без обеспечения высокого качества социально-бытовых и культурно-досуговых условий жизни удержание населения на арктических территориях становится крайне проблематичным.


«Северная мрачность»

Существуют данные, свидетельствующие о том, что гипотимические расстройства [подавленность, мрачный взгляд на мир] у северных народностей относятся к числу наиболее частых клинических проявлений психических нарушений. На территории ЯНАО такие исследования немногочисленны. Вместе с тем, наблюдения показывают, что Север вносит свою специфику в динамические характеристики всех психических процессов, оказывая затормаживающее влияние на интенсивность восприятия, поведения и эмоций.

Особые социальные условия арктических регионов, монотонность среды, полярные ночи и суровый дискомфортный климат астенизируют личность, снижают её продуктивность, отрицательно влияют на настроение.

Таким образом, особые специфические условия АЗРФ, безусловно, оказывают влияние на качество жизни населения проживающего на этой территории. Кроме того, экстремальный и неблагоприятный характер этих факторов зачастую приводит к различным нарушениям здоровья населения, в том числе и наиболее трудоспособного. Поэтому, так важно внимание государства к вопросам обеспечения сохранения здоровья, активного долголетия и соответствующего качества жизни населения этого региона.


Продолжение следует.


***

Семикин В. В. – доктор психологических наук, профессор, ведущий научный сотрудник сектора социальных и психологических исследований, ГАУ ЯНАО «Научный центр изучения Арктики», г. Салехард, ул. Республики, д. 20.

E-mail: semikin_v@mail.ru

Попова Т.Л. – клинический психолог, поликлиническое отделение ПНД ГБУЗ ЯНАО «Надымская центральная районная больница» г. Надым, ул. Сенькина, д. 2.

E-mail: popova-nadym@yandex.ru

Литература:

  1. Указ Президента РФ от 18 сентября 2008 г. № 1969 «Об основах государственной    политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». https://legalacts.ru/doc/osnovy-gosudarstvennoi-politiki-rossiiskoi-federatsii-v-arktike/

  2. Указ Президента Российской Федерации от 02.05.2014 № 296 "О сухопутных территориях Арктической зоны Российской Федерации" http://www.kremlin.ru/acts/bank/38377

  3. Гудков А.Б., Попова О.Н., Лукманова Н.Б. Эколого-физиологическая характеристика климатических факторов севера. Обзор литературы // Экология человека. – 2012. - №1. – С. 12-17.

  4. Корчин В.И. Влияние климатогеографических факторов Ямало-Ненецкого автономного округа на здоровье населения обзор / В.И. Корчин [и др.] // Журн. мед.-биол. исследований. – 2021. – Т.9. - №1. – С. 77-88.

  5. Сюрин С.А., Ковшов А.А. Условия труда и риск профессиональной патологии на предприятиях арктической зоны Российской Федерации // Экология человека. – 2019. - № 10. - С. 15-23.

  6. Кривощеков С.Г. Труд и здоровье в Арктике // Вестн. Сев. (Арктич.) федер. ун-та. Сер.: Мед.-биол. науки. - 2016. - № 4. - С. 84–93.

  7. Овчинников О.В., Орлова В.В. Качество жизни как объект исследования. Особенности в Арктике // Вестник науки Сибири. - 2018. - №4(31). – С. 70-81.

  8. Замятина Н.Ю., Пилясов А.Н. Новое междисциплинарное научное направление: арктическая региональная наука // Регион: экономика и социология. – 2017. – № 3. – C. 3–30.

  9. Синица А.Л. Демографическое развитие городов Арктической зоны Российской Федерации // Экономическая наука современной России. – 2016. – №3. – С. 112-123.

  10. Татаркин А.И. Социально-экономические проблемы развития Арктической зоны России / А.И. Татаркин, В.Г. Логинов, Е.А. Захарчук // Вестник Российской академии наук. – 2017. - Т. 87. – №2.– С. 99-109.

  11. Стратегия социально-экономического развития Ямало-Ненецкого автономного округа до 2030 года. 138 с. URL: https://www.economy.gov.ru/material/file/018e08421ad3d3b523173e61e2f3476b/23.04.2019yanao.pdf

  12. Регионы-лидеры социально-экономической устойчивости // Фонд развития гражданского общества, 30 августа, 2021. http://civilfund.ru/mat/view/127

  13. Зараковский Г.М. Критерии качества жизни как ориентиры социально-экономического развития общества. М.:ВНИИТЭ, 2000.

  14. Abbey A., Andrews F. M. Modeling the psychological determinants of Life Quality // Research of the Quality of Life / by F. M. Andrews. Ann Arbor, 1986. - P. 85–118.

  15. Российское общество и вызовы времени. Книга первая / М.К. Горшков и др.; под ред. Горшкова М.К., Петухова В.В. - М.: Издательство «Весь Мир», 2015. - 336 с.

  16. Козырева П.М. Социальная адаптация населения России в постсоветский период // Социологические исследования. - 2011. - № 6. - С. 24–36.

  17. Козырева П.М. Процессы адаптации и эволюция социального самочувствия россиян на рубеже ХХ–ХХI веков / П.М. Козырева; Ин-т социологии Рос. акад. наук, Центр общечеловеческих ценностей, Исслед. Центр «Демоскоп» - М., 2004. - 319 с.

  18. Беляева Л.А. Уровень и качество жизни. Проблемы измерения и интерпретации // Социологические исследования. - 2009. - № 1. - С. 33–42.

  19. Михайлова А.Н., Попова Л.Н. Анализ качества жизни и человеческого потенциала (на примере регионов Арктической зоны России). Теория устойчивого развития экономики и промышленности. - СПб, 2016. - С. 258–292.

далее в рубрике