Сейчас в Мурманске

05:05 -2 ˚С Погода
18+

Подвижник науки Георг Стеллер

Составил ботаническую коллекцию и каталоги семян, а также описание насекомых, пресмыкающихся, рыб

Герои Арктики Исследование Арктики
Михаил Умнов
25 июня, 2023 | 18:10

Подвижник науки Георг Стеллер


«Стеллер являлся одной из благороднейших личностей, которых дала немецкая земля подымающемуся русскому национальному сознанию», писал знаменитый российский ученый и мыслитель Владимир Вернадский, сумевший оценить научное наследие Георга Вильгельм Стеллера (1709 – 1746) раньше многих историков науки, а именно в подлинниках, изданных в Германии. По разным причинам, в том числе по идеологическим мотивам основные труды Стеллера, которые он создавал по заказу Императорской академии наук, на русский язык были переведены сравнительно недавно. Между тем участник морского похода Витуса Беринга, старший товарищ и учитель Степана Крашенинникова, Георг Стеллер по нескольким научным направлениям является первооткрывателем мирового уровня.


Учёный Петровского призыва

Как и знаменитый исследователь Камчатки Степан Крашенинников, Георг Вильгельм Стеллер смог оказаться на переднем крае российской науки только благодаря преобразованиям Петра Великого, продолженным императрицами Анной Иоанновной и Екатериной II. 

Стеллер Г.В. (немецкое произношение Штеллер, или Штёллер) родился в 1709 году в Германии в городке Виндсхайм в семье местного кантора и органиста. По настоянию отца Георг изучал богословие, но в студенческие годы серьезно увлекся медициной и ботаникой и, сделав выбор в пользу этих наук, поступил в берлинский Высший медицинский коллегиум, который успешно закончил, при этом параллельно изучал ботанику и даже получил право преподавать эту дисциплину. 

Отсутствие подходящей вакансии на родине побудило молодого ученого поступить на службу в русскую армию в качестве лекаря.

Оказавшись в Санкт-Петербурге в конце 1734 года, он продолжил врачебную практику, но затем волею случая стал помощником Иоганна Аммана, ботаника Академии наук. В новом качестве он подал прошение об участии в готовящейся Второй Камчатской экспедиции Витуса Беринга и вскоре получил распоряжение отбыть в Енисейск под начало академика Иоганна Гмелина, который в составе так называемого «академического отряда» уже два года проводил исследования в Сибири. Путь Стеллера до Енисейска, куда он прибыл осенью 1738 года, занял восемь месяцев. 

Научный дневник молодого ученого, в который он с немецкой педантичностью и основательностью записывал свои наблюдения о растительном и животном мире Сибири, о нравах и обычаях местных жителей и о народной медицине, впоследствии стали частью его капитального труда. 

«Он не был обременен гардеробом. Поскольку надо было все имущество везти с собой через Сибирь, у него его было так мало, как только возможно. 

Для пива, меда и водки у него был всего один стакан. Вина он не употреблял совсем.

У него была только одна миска, из которой он ел и в которой он готовил все свои кушания. Для них ему не требовался повар. Он все варил сам и все как можно проще, так что суп, овощи и мясо помещал в один горшок и варил все вместе. Он легко переносил чад от стряпни в комнате, где работал. Ему не нужны были парик и пудра. Любые туфли и любые сапоги ему годились; при этом он никогда не досадовал на плохие жизненные условия; он всегда был в хорошем настроении, и, чем необычнее шли его дела, тем радостнее он был. При этом мы замечали, что, несмотря на полную неустроенность, которую он обнаруживал при своем образе жизни, он тем не менее всегда был крайне аккуратным в исполнении своих наблюдений и неутомимым во всех своих предприятиях», – так об адъюнкте натуральной истории и ботаники отзывался академик Гмелин, который сам во многом был полной противоположностью своего соотечественника. 

Спартанский характер Стеллера вкупе с его профессиональной подготовкой явно устраивали академиков Гмелина и Миллера, которые тяготились походной жизнью и искали повод не продолжать свой путь на Камчатку, куда ими уже был направлен студент (официальное звание – авт.) Степан Крашенинников в целях подготовки лагеря и проведения самостоятельных исследований. Таким образом в лице Стеллера академики нашли себе замену, а Крашенинникову – начальника и научного руководителя. 


2.jpg

Степан Крашенинников, соратник Г.В. Стеллера, автор и составитель описания Камчатки


В конце февраля 1739 года Георг Вильгельм Стеллер вместе с живописцем Иоганном Х. Берканом (ему принадлежит заслуга и в сохранении части научного наследия Стеллера), помощником, толмачом и стрелком двинулись в сторону Иркутска и Баргузина. 

Во время байкальского похода, продлившегося до ноября 1739 года, Стеллер составил обширную ботаническую коллекцию и несколько каталогов семян, а также описание насекомых, пресмыкающихся, рыб. Стеллер стал первым, кто создал «Топографическое описание разных мест около Иркутска и Байкала», которое вместе с коллекцией высушенных трав, семян, чучел животных и минералов были посланы в Санкт-Петербург.

Помимо шести больших ящиков с экспонатами Стеллер отправил для Кунсткамеры и бочку с рыбой местных пород. 

Прибыв на Камчатку, Стеллер потребовал от Крашенинникова, чтобы тот передал ему все материалы своей многолетней работы, которая несомненно произвела впечатление на адъюнкта, как объемом собранного материала в разных областях естествознания, так и их качеством. Хотя формально Крашенинников был подчиненным Стеллера, между ними сложились хорошие рабочие и просто дружеские отношения. Они удачно дополняли друг друга: Стеллер был силен в медицине, ботанике, зоологии, систематизации научного материала, Крашенинников успел приобрести обширные знания в геологии и топографии Камчатки. По многим вопросам у ученых было единое мнение. Этим, кстати, объясняется решение Академии наук именно Крашенинникову поручить изучение архива Стеллера, скончавшегося в Сибири в результате болезни, и дополнить свой труд о Камчатке соответствующими цитатами немецкого натуралиста. Степан Крашенинников выполнил это поручение с редакторской точностью и даже с некоторым благоговением перед памятью старшего товарища и учителя. 

Камчатский период сотрудничества Стеллера и Крашенинникова длился всего полгода, за это время немецкий ученый собрал большой материал о климате, полезных ископаемых (в частности, указал на наличие нефти), морских животных, о породах рыб и птиц, об обычаях аборигенов, которым он оказывал медицинскую помощь. 


Первооткрыватель растений, птиц и морских животных северо-запада Америки

В январе 1741 года адъюнкт получил приглашение от Витуса Беринга принять участие в плавании к берегам Америки. Как известно, во время этого морского похода были открыты Алеутские и Командорские острова. 

Стеллер был первым профессиональным ученым, ступившим на северо-западное побережье американского континента. Он открыл и описал несколько видов растений, птиц и морских животных.

3.jpg

Так могла выглядеть морская Стеллерова корова. Фото: Biodiversity Heritage Library / Sci-News.com


Некоторые из них названы в честь ученого: (Стеллерова) черноголовая голубая сойка (ныне символ Британской Колумбии), сивуч, или северный морской лев Стеллера, очковый (Стеллеров) баклан, сибирская (Стеллерова) гага, но наибольшую известность в научном мире получило описание морской, или морщинистой (Стеллеровой) коровы, к сожалению, вскоре полностью истребленной промысловиками из-за ценного ароматного жира, хорошо хранящегося в бочках, и мяса, напоминающего говядину. Сам натуралист назвал это крупное, размером с быка, морское животное «капустницей» из-за того, что оно предпочитало пастись в прибрежных зарослях ламинарии – «морской капусты». Хотя задокументированных фактов выживания Стеллеровой коровы не зафиксировано, время от времени в газетах мелькают сообщения о встречах с этими безобидными гигантами, достигавшими, по описанию Стеллера, 10 метров в длину. Ученые надеются, что какая-то часть популяции сохранилась в труднодоступных местах Алеутско-Командорской гряды.


4.jpg

Витус Беринг (1681 – 1741), российский мореплаватель, капитан-командор


К сожалению, во время плавания на пакетботе «Святой апостол Петр» между Берингом и Стеллером возникли разногласия. По какой причине командор стал чинить препятствия исследовательской деятельности натуралиста, выяснить уже не представляется возможным. Стеллер даже был вынужден направить в Сенат жалобу на Беринга, где открыто говорит, что с ним «непорядочно поступлено, и я в небрежении и презрении оставлен». Речь шла об игнорировании его просьб о высадке на американский берег для проведения научной работы. 

Но как говорится, было бы счастье, да несчастье помогло. В начале ноября 1741 года «Святой апостол Петр» потерпел крушение у неизвестных необитаемых островов, впоследствии названных Командорскими. Во время вынужденной зимовки погиб командор Витус Беринг. 

В ужасающих условиях бедствия Стеллер не только оказывал врачебную помощь членам команды, но и продолжал научную деятельность: собирал экспонаты, зарисовал, описывал птиц и рыб. Одна только ботаническая коллекция острова Беринга составила 218 видов растений и водорослей.

В августе 1742 года выжившим членам экспедиции удалось добраться до Камчатки. В Большерецке Стеллер завершил работу над рукописями «Дневник путешествия из Камчатки в Америку», «Физико-топографическое описание острова Беринга», «История Камчатки, ее обитателей и их нравы». Позже Стеллер принял приглашение промышленника Григория Демидова организовать ботанический сад редких растений в Соликамске, начал подготовку к научному исследованию Пермского края, однако в августе 1746 года ученый был неожиданно взят под стражу. Причиной ареста стал донос: якобы Стеллер самовольно выпустил из острога камчадалов, обвиняемых в бунте против администрации Большерецка. Стеллера с курьером отправили в Иркутск. В Тюмени ученый сильно простудился и 12 ноября 1746 года скончался. Георг Вильгельм Стеллер был похоронен рядом с Троицким мужским монастырем на берегу реки Туры. 


5.jpg
Памятник Г.В. Стеллеру на Командорских островах. Скульптор Илья Вьюев. Фото: www.kamgov.ru


К счастью, бóльшая часть коллекции и рукописей Стеллера сохранилась. Его основной труд «Описание земли Камчатки» вышел в Германии еще в 1774 году. В российской Академии наук на перевод и издании книги средств не нашлось. Да и выход монументального труда Степана Крашенинникова, включавшего десятки цитат Стеллера, невольно отодвинул работу немецкого исследователя на второй план. Этот пробел в истории российской науки был восполнен через двести с лишним лет, уже в наше время. 


***

Михаил Умнов, специально для GoArctic

далее в рубрике