Сейчас в Архангельске

12:33 ˚С
6+

Соловецкий подарок Павла Флоренского

О науке и культуре
Михаил Умнов
4 декабря, 2022, 11:15

Соловецкий подарок Павла Флоренского
М. В. Нестеров «Философы» (С.Н. Булгаков и П.А. Флоренский), 1917 г.


«Можно сказать, что жизнь ему как бы предлагала выбор между Соловками и Парижем, и он избрал… родину, хотя то были и Соловки, он восхотел до конца разделить судьбу со своим народом. О. Павел органически не мог и не хотел стать эмигрантом в смысле вольного или невольного отрыва от родины, и сам он и судьба его есть слава и величие России, хотя вместе с тем и величайшее ее преступление». С.Н. Булгаков «Священник о. Павел Флоренский»

Пути судьбы неисповедимы, особенно праведника. Вряд ли бы богослов и ученый Павел Флоренский стал бы заниматься вопросами вечной мерзлоты, если бы в 1933 году он не был обвинен в попытке организации национал-фашистской «Партии возрождения России» и не сослан в восточносибирский лагерь «Свободный». Известно, что впоследствии разработки ученого использовались при строительстве таких городов как Норильск, Сургут, Салехард. В октябре 1934 года Павла Флоренского перевели в лагерь особого назначения на Соловки, и здесь ему в известной степени повезло – учитывая профессорское прошлое именитого узника, начальство определило его на постоянную работу в Йодпром, предприятие по производству йода из морских водорослей. 


22222.jpg

Из следственного дела Павла Флоренского 27.02.1933 г.


Советское государство ежегодно тратило 1 млн руб. валюты на импорт 50 т йода и, в конце концов, решено было поставить производство отечественного йода на поток. Артели Йодпрома работали по всему побережью Белого моря. На Соловках заготовка водорослей, из которых получали йод, велась бригадами заключенных. 

О жизни и научно-практической деятельности Флоренского на Соловках известно из его писем жене Анне Михайловне, большая часть которых, к счастью, сохранились. Почти в каждом письме Флоренский упоминал или подробно рассказывал о водорослях Белого моря и, главное, о лабораторных опытах, проводимых им химических реакциях и конструировании оригинальной аппаратуры из самых простейших подручных материалов.


33333.png


Из письма жене в 1935 г.: «Ты задаешь мне ряд вопросов. Постараюсь ответить на них. Во-первых, о водорослях. Йод у нас пока добывается древнейшим из способов – зольным. Для этого водоросли сжигаются, водою выщелачивается зола и из щелока химически выделяют йод. Однако этот способ очень невыгоден. На сжигание водорослей, сырых и лишь просушенных слегка, надо много дров. 2/3 йода из водорослей уходит с дымом, так что в золе остается лишь 1/3; но и эту 1/3 удается извлекать не полностью. А между тем в нем содержится много полезных продуктов. А именно:

  1. альгин – особое вещество, по физическому характеру напоминающее желатин или агар-агар и идущее в пищевую промышленность (мармелад и т. п., желе, мороженое, крем, студни и т. д.), в текстильную и бумажную (проклейка, аппретура), промышленность пластических масс и т. д.;

  2. маннит – твердый белый сладкий спирт (высший спирт, шестиатомный), очень дорогой (250 р. 1 кг), необходимый для бактериальных исследований в электрохимии, как замена сахара при диабете, как легкое слабительное, как материал для взрывчатых веществ и т. д.;

  3. целлюлоза – для бумажной и химич. промышленности, для пластич. масс;

  4. бром – для фотографии, кинематографии, красочной промышленности, лекарств и пр., в частности, для автомобилей и аэропланов;

  5. соли калия – для удобрения почвы, для химич. промышленности.

Если же водорослям дать бродить – из них получается: ацетон, разные спирты, необходимые для лакового дела. При известной обработке можно получать сахар и др. вещества. Кроме всего, в водорослях находится много белков, которые пока не научились употреблять, и немного жиров, которые дают нечто вроде сливочного масла. Кроме того, водоросли могут в своем первоначальном или слегка обработанном виде употребляться в пищу – из них готовят несколько десятков, если не более, кушаний, которые широко распространены на Дальнем Востоке, в Японии, в США, в Британии, в Шотландии и др. странах. Наконец, сгнившие водоросли дают отличные удобрения.

Мы делали подсчет: если бы извлечь все полезные вещества из 25 тыс. тонн сырых водорослей, т. е. выброшенных из моря и непросохших (а в них 80% воды), то эти вещества стоили 3,5-4 миллиона рублей золотом. Мы заняты сейчас разработкою приемов выделения отдельных веществ как чисто химическим способом, так и электрическим. Между прочим, для выставки заняты варкою мармелада из водорослей».


44444.png


Изучением водорослей Павел Флоренский занимался с большим энтузиазмом, о чем говорит отрывок из его следующего письма.

«Сейчас ночь, 2 часа. Сижу в лаборатории, так как сегодня пустили первый раз на испытание сконструированный мною аппарат для осаждения и фильтрации йода. Это большой чан с двумя фильтрами, электрически движимой мешалкой и трубой, снабженной вентилятором, а также другими приспособлениями. До сих пор осаждение велось вручную, в бутылях. Это было трудно для рабочих, а главное – очень вредно, так как выделяются обильные пары брома, окислы азота, пары кислоты, пары йода; от них невозможно дышать и здоровье сильно разрушается. Аппарат оказался действующим как следует и как было мной рассчитано: качество йода весьма повысилось, расход на материалы понизился, и никакой вони нет и работать с ним легко».

Создание этого и других аппаратов, повышавших качество переработки водорослей, дало казне экономию 8000 рублей – значительные средства для того времени. За это достижение в 1936 году з/к Павел Флоренский в числе других соратников «врагов народа» был премирован общей суммой в размере 260 рублей. Также Флоренский и его коллеги получили авторское свидетельство на методы комплексной переработки водорослей.

Хоть Павел Флоренский и не был медиком, он хорошо знал о лечебных свойствах йода. В суровых условиях заключения йод помогал выживать, о чем он также сообщал своей супруге:

«Кажется, я писал тебе относительно приема тинктуры йода по 3-4 капли в день в молоке как предохранительном средстве против гриппа. У нас тут была эпидемия, но я, однако, не заболел, потому что принимал йод. Чтобы йод, не принося вреда, действовал исцеляюще в полную мощь, надо добиться его стопроцентного синтеза с молекулами молочного белка. И тогда с помощью йода можно будет уверенно лечить не только грипп, но и вызывающие в организме массу расстройств болезни щитовидной железы. А значит, исключать важнейшие причины заболеваний сердца, крови, легких и положительно влиять на гормоны психики».

Произвести синтез йода и молочного белка Флоренский не успел… Волна «большого террора» дошла до Соловков в конце 1937 года. Как и сотни островных узников, Павел Флоренский был вывезен на один из полигонов под Ленинградом и расстрелян 8 или 9 декабря 1937 года. Точное место захоронения неизвестно. Семья узнала о смерти заключенного спустя шесть лет, в справке было указано, что он умер от тифа. В 1959 году Флоренский П.А. был окончательно реабилитирован «за отсутствием состава преступления».


5555.jpg


Десятилетия спустя опыты Павла Флоренского были продолжены в обнинском Институте радиобиологии. Команда специалистов по лучевым болезням создала йодказеин, позже известный как Йод-Актив, который спас многие жизни на ядерных полигонах СССР и особенно после аварии на Чернобыльской АЭС. Опытным путем была установлена способность альгинатов, то есть полисахаридов, извлекаемых из водорослей, выводить из организма до 90% радионуклидов, в том числе из костных тканей. Во времена СССР йодосодержащие препараты спасали от многих болезней, в том числе от задержки умственного развития, более 100 000 детей в год. 

Отец Павел Флоренский писал своим детям: «Когда будет на душе плохо, смотрите на звезды или на лазурь днем. Когда грустно, когда вас обидят, когда что не будет удаваться, когда придет на вас душевная буря – выйдете на воздух и останьтесь наедине с небом. Тогда душа успокоится». У самого Флоренского даже в заключении на Соловках были и звезды на небе, и бескрайная непреодолимая морская лазурь. И еще научная работа, ставшая последним подарком священника и патриота своей родине.


***

Михаил Умнов, специально для GoArctic

далее в рубрике