Сейчас в Архангельске

15:53 9 ˚С Погода
6+

Возвращение на Пегтымель

О науке и культуре
14 Сентября, 2022, 13:01

Возвращение на Пегтымель

Фотографическая съёмка, процесс (2022 г.). На фото Д.М. Павлов. Автор снимка А. Зиганшина.


Любая история начинается с дат. Любые даты – это просто цифры, которые для кого-то становятся вехами, особыми зарубками на памяти, с которых и раскручивается зачин нашего путешествия… 


Е.Г. Дэвлет и её работа

В 2018 г. не стало Екатерины Георгиевны Дэвлет – выдающегося археолога, профессора, учёного секретаря Института археологии РАН и специалиста по наскальному искусству, которая была невероятно смелым человеком. Она не боялась новых проектов, не боялась дальних путешествий и самых труднодоступных памятников. Иногда кажется, что она специально выбирала для своих исследований самое-самое: самое сложное, самое дальнее, самое рисковое.


Е.Г. Дэвлет на пегтымельских петроглифах. 2008 г. Фото И. Георгиевского.


Спустя год после её смерти в Москве открылась выставка, на которой были представлены разные регионы наскального искусства и памятники, связанные с её именем. Мы назвали эту выставку «Сквозь века и пространства: наскальное искусство России». Со всей страны и из Европы на открытие приехали специалисты по первобытному искусству. И каждый посетитель замирал около стенда с отливками чукотских петроглифов и фотографиями полярной экспедиции Е.Г. Дэвлет.

Все те, кому было знакомо название «Пегтымель», спрашивали: «А как же Чукотка, Институт археологии продолжит там свои исследования?».

На этот вопрос у меня не было ответа.

Екатерина Георгиевна родилась в 1965 г. В тот год геолог Н.М. Саморуков во время работы геологического отряда на береговых обрывах реки Пегтымель нашёл петроглифы и написал о своей находке в научный институт в Магадан. Письмо Саморукова попало выдающемуся археологу Николаю Николаевичу Дикову, и с этого момента началась история открытия и изучения пегтымельских петроглифов.

Екатерина Георгиевна попала на этот памятник по «проторенной дорожке». Диков работал на берегах реки Пегтымель в 1967, 1968 г. и 1986 г., опубликовав материалы своих исследований в монографии 1971 г. на русском языке (в 1999 г. вышел её перевод на английский язык). Он открыл 105 композиций или поверхностей с петроглифами, расположенных на так называемых «камнях» -- так Диков назвал большие скальные выходы, по которым было удобно ориентироваться на памятнике. Сейчас мы называем их скоплениями. Композиция 104 была открыта вне основного местонахождения петроглифов, в шести километрах ниже (это т.н. «петроглиф в районе устья ручья Двурогий»). В 1986 г. Диков в ходе вертолётной разведки заметил ещё одну поверхность (105) – уже в 10 км ниже. После его разведок больше никому пока не везло, но археологи не оставляют надежду найти новые скалы с рисунками.

С конца 1990-х годов возобновился интерес к чукотским петроглифам, которые благодаря Дикову стали всемирно известными. И каждая новая экспедиция открывала всё новые и новые рисунки. Это совершенно нормальный процесс: можно работать на памятнике хоть тридцать, хоть пятьдесят лет и каждый год находить новые изображения.

В 1999 г. на памятник прибыла экспедиция в составе антрополога А.В. Головнёва, палеогеографа С.Л. Вартаняна и археолога В.В. Питулько. Первоначальной целью экспедиции был мониторинг состояния сохранности памятника в связи с поступившими сведениями о вандализме, и действительно – были найдены посетительские надписи. Экспедиция Питулько провела первые после Дикова раскопки на памятнике, нашла ещё 25 композиций, а главное – новые петроглифы ниже одиннадцатого камня – так добавился 12-й пункт, и оказалось, что изображения расположены на скальных выходах, протянувшихся на полтора километра по правому берегу реки.

В результате работ С.Л. Вартаняна, археологов М.Б. Слободзяна и Л.Л. Бове в 2002-2003 гг. общее количество композиций увеличилось до двухсот. В 2007 г. они выпустили альбом «Петроглифы Пегтымеля» по результатам сплошной съёмки известных на тот момент петроглифов. 

Итогом экспедиции Екатерины Георгиевны Дэвлет, которая работала на памятнике в 2005-2008 гг., стало увеличение числа поверхностей с петроглифами до 350. К сожалению, публикации всех найденных рисунков не случилось, опубликована была лишь незначительная часть памятника – с I по III скопления (из 12). Остальные же материалы так и остались в архиве Института археологии РАН.

Екатерина Георгиевна, организовывая в 2005 г. первую свою экспедицию на Пегтымель, не имела большого полевого опыта, тем более организации собственных экспедиций, хотя «кровь – не водица»: мама – Марианна Арташировна Дэвлет – была известнейшим исследователем наскального искусства Центральной Азии.

Приступая к организации экспедиций за полярным кругом, Екатерина Георгиевна вряд ли представляла масштабы этого памятника. И поражает то, что она взялась за тяжелейшую задачу – расчистку огромного числа петроглифов от лишайников, в результате чего и были открыты многие новые композиции. Впервые в России её команда приступила к сплошному документированию и факсимильному копированию (копирование на силикон и отливка пластиковых копий), но не завершила работы. После её смерти даже мысль о том, чтобы разобрать, систематизировать и опубликовать материалы экспедиций 2005-2008 гг. казалась совершенно фантастической – настолько это объёмная задача.


Возвращение на Пегтымель

Всё как всегда изменил случай. В 2019 г. Елена Леванова и Леонид Бове  оказались на замечательной выставке, посвящённой выходу фильма «Книга моря» А. Вахрушева, где познакомились с Василием Шефером, большим энтузиастом развития Чаун-Чукотки. Большие планы по развитию туристического потенциала Пегтымеля, которые звучали в то время, скорее обеспокоили археологов и показали необходимость возвращения специалистов на памятник.

В 2020 г. Институт археологии РАН получил грант от Фонда социального развития «Купол» на создание виртуального образа памятника «Петроглифы на р. Пегтымель». Так сотрудники Центра палеоискусства ИА РАН и московской Лаборатории RSSDA – Елена Леванова, Юрий Свойский и Леонид Бове – с поразительным для самих себя авантюризмом нырнули в «чукотскую эпопею».

Приступая к планированию полевого выезда, казалось, что в архиве Института археологии столько материалов прежних экспедиций, что нужно просто современными средствами отснять известные петроглифы, создать трёхмерную копию скалы (не так уж там и много…) – и мы будем готовы к публикации памятника.

В августе 2021 г. мы впервые прибыли на Пегтымель. Все ожидания, конечно же, разбились о реальность. И «возвращение» стало собственным путешествием к неизведанному.


Фото А. Зиганшиной.


Подготовка любой экспедиции заслуживает отдельной оды. Тем более к экспедиции полярной, тем более в те края, где и вездеходы теперь не всюду проедут. История, как в своё время тонула экспедиция Дэвлет, нас многому научила, тем более что с тех пор прошло тринадцать лет, и никто не давал гарантии, что по суше мы вообще доберёмся. Поэтому каждый наш год подготовки «к полю» начинался с поисков спонсоров для того, чтобы добраться до памятника на вертолёте. Нам повезло, и вертолёт археологам оплатили геологоразведочная компания «Кинросс» (в 2021 г.) и ГДК «Баимская» (в 2022 г.), за что им огромная благодарность. Но и добыть вертолёт оказалось не самым сложным. Вот собрать заново всё полевое оборудование и еду, которые были отправлены в Певек морем сильно загодя, но всё равно встали во льдах из-за поздней навигации и приплыли в порт ровно в день возвращения археологов уже с Пегтымеля, – вот это была задача. Даже с ней мы справились, правда, изрядно замёрзнув холодным летом 2021 г. В 2022 г. вся подготовка к экспедиции уже шла по накатанному, многие ошибки мы учли, да и август выдался теплее.

«Возвращение на Пегтымель» по следам экспедиций Е.Г. Дэвлет обернулось собственным уникальным опытом работы за полярным кругом на невероятно красивом памятнике наскального искусства. Марсианские пейзажи чаунской тундры и разливов Пегтымеля заворожили всех тех исследователей, кто попал на него впервые в 2021 г.


Фото Е. Левановой. 


Два года с нами работают и исследователи, побывавшие здесь ещё в начале 2000-х: Леонид Бове и Анна Мухарева из КемГУ. Без их помощи было бы крайне сложно ориентироваться на такой огромной площади памятника со сложным рельефом.

 

 На фото участники экспедиции 2021 г.: А.А. Зиганшина, А.Н. Мухарева, Е.С. Леванова, Л.Л. Бове, В.В. Шефер, А.С. Штефан, А.В. Кирюшенко и экипаж вертолёта. Фото Ю. Свойского.


2021 год стал для экспедиции рекогносцировочным. Основными задачами были оценка состояния сохранности памятника, выявление разрушений, а главное – документирование петроглифов и всего их ландшафтного контекста на новом методологическом уровне: с использованием фотограмметрии и спутниковой геодезии.

Безусловно столь интересный и ценный для истории и культуры коренных народов памятник заслуживает внимания специалистов-археологов. С последней экспедиции 2008 г. прошло тринадцать лет, и нам было важно понять, что с памятником: разрушается ли он, что происходит с расчищенными плоскостями – заросли ли они лишайниками или остаются чистыми? Тринадцать лет – хороший срок для мониторинга, для того, чтобы увидеть значимые изменения. Да, оказалось, что памятник разрушается и эти процессы занимают не сотни лет, а намного меньше времени. Лишайники в большинстве случаев медленно покрывают уже очищенные поверхности, но всем желающим увидеть скрытые петроглифы нужно помнить, что технология безопасной и действенной расчистки сложная и заниматься этим должны только профессионалы! На Пегтымеле расчистки нужно продолжать, тем самым открывая новые петроглифы и спасая их от уничтожения лишайниками.

Расчистка петроглифов. Волонтёр А. Штефан (2021 г.). Фото А. Зиганшиной.


Главной задачей экспедиции 2021-2022 г., конечно, было создание виртуального двойника памятника и точное картографирование всех поверхностей с петроглифами. Это амбициозная задача, учитывая размеры памятника и ограниченные финансовые ресурсы. Забегая вперёд, стоит сказать, что и в 2021 г., и в 2022 г. мы выполнили в итоге больше, чем планировали.

Для создания карты памятника было проведено сплошное картографирование обрыва ниже устья ручья Кээнейкууль (он ошибочно назван во всех ранних публикациях Кайкуульским ручьем) – это 1,6 км береговой линии. Район распространения петроглифов был картографирован плановой и перспективной съёмкой с беспилотника, причём картографировался как памятник в целом, так и отдельные останцы сложной конфигурации, представляющие собой места наибольшей концентрации петроглифов. На основе собранных фотографий были сформированы ортофотоплан и цифровая модель поверхности на всю площадь памятника и его буферной зоны (это более 1 кв. км).

Для всего обрыва и отдельных скал с петроглифами создавались облака точек и трёхмерные модели. 


Скопление X (камень X по Н.Н. Дикову). Облако точек.


Все выявленные предыдущими экспедициями петроглифы были идентифицированы на местности, для каждой из поверхностей с изображениями методами спутниковой геодезии были определены координаты. Таким образом мы смогли уточнить границы памятника, облегчить ориентирование на местности и существенно упростить последующее нахождение петроглифов. Если в 2021 г. у специалистов, ранее неоднократно работавших на памятнике, на поиск всех изображений ушло десять дней, то теперь любая поверхность может быть быстро найдена исследователем, ранее памятник не посещавшим. Вот тогда мы и сможем говорить о «возвращении на уже известный памятник». 

В ходе работ 2021-2022 гг. были собраны данные для создания более 190 моделей поверхностей с петроглифами. Данное число означает, что за два года работ на памятнике с помощью методов наземной фотограмметрии было задокументировано около 2/3 известных рисунков. По новой нумерации число поверхностей с изображениями на Пегтымеле возросло. Это связано с тем, что все документированные экспедициями Дикова и Дэвлет поверхности были проиндексированы по единому стандарту, и из 350 слишком разных по размерам и геометрии поверхностей мы получили почти 600.

Трёхмерные модели петроглифов выполняются на основе цифровых фотоснимков высокого разрешения фотограмметрическим способом с очень высокой детальностью (размером полигона модели порядка 0,05 мм), что обеспечивает возможность создания цифрового образа поверхности с рисунками – более полного и точного, чем фотоснимок.


 Пример 3D модели поверхности с петроглифами.


Были оцифрованы не только петроглифы на самом Кээнейкуульском обрыве, но и на скоплении к юго-западу от горы Кэйныней, находящемся на 6 км ниже по течению (это «петроглиф у руч. Двурогого по Дикову). Впервые были собраны точные геодезические координаты этой скалы, произведено воздушное обследование. Поход до этих отдалённых петроглифов, работа и возвращение заняли сутки, однако позволили получить надёжные данные об их местоположении и сделать точную трёхмерную копию. 


Петроглиф у ручья Двурогого. На фото А.А. Зиганшина. Фото Д. Павлова.


Не обошлось и без находок новых петроглифов. В 2021 г. перед экспедицией не стояло цели поиска новых петроглифов, но в дело вмешался слушай. Волонтёр В.В. Шефер в ходе расчистки блока от грунта и кустарника в скоплении V обнаружил новый петроглиф – изображение северного оленя.

На горизонтальной поверхности камня, расположенного рядом c открытым в 2021 г., уже в нынешнем году был обнаружен незамеченный ранее рисунок оленя. Данных рисунок является единственным на данный момент изображением, выбитым на горизонтальной поверхности, и стилистически выделяется на фоне других петроглифов. 

В 2022 г. Анна Мухарева обнаружила рисунки на перемещённом камне у береговой линии. Это великолепная и по степени сохранности, и по внешнему облику поверхность со сценой охоты: несколько одноместных лодок преследуют бегущих сушей оленей. К сожалению, камень частично скрыт водой. Однако надводная часть была тщательно задокументирована.


Новая поверхность с изображением сцены охоты (2022 г.). Фото Л. Бове.


Множество не таких ярких и часто нефигуративных, но также заслуживающих внимания выбивок были обнаружены группой документирования в ходе очистки поверхностей от лишайника или осмотра скал. 

Одним из важных результатов экспедиции стало применение спектроколориметрии, которое позволило собрать банк данных о цвете рисунков и поверхностей, которые их несут, по шкале Манселла. В дальнейшем эта информация позволит проследить, существовали ли у древних жителей края предпочтения в выборе поверхностей в зависимости от цвета породы. 

Другим важным результатом экспедиции стала закладка скального репера и проведение длительных наблюдений на нём. Это в очередной раз символизирует то, что археологи Центра палеоискусства Институт археологии РАН здесь всерьёз и надолго.


Репер, 2022 г. Фото Д. Павлова.


Несмотря на суровые условия Крайнего Севера, участники экспедиции 2022 г. благополучно вернулись домой и продолжили работу с накопленными данными уже в Москве. Но на полевой части работы с памятником не заканчивается. Предстоит длинный процесс формирования трёхмерных моделей и собственно их научной обработки. Кроме того, нуждается в упорядочивании и объединении в базу данных материал, собранный в 2005-2008 гг. экспедицией Е.Г. Дэвлет. Этим и предстоит продолжить заниматься археологам длинными зимними вечерами.

В октябре 2022 г. будет запущен сайт с трёхмерными моделями пегтымельских петроглифов и информацией о памятнике, который позволит всем желающим воочию увидеть самые северные петроглифы Азии.


Автор: Елена Сергеевна Леванова, заведующая центром палеоискусства Института археологии РАН, кандидат исторических наук.


Справка:

Петроглифический отряд Института археологии РАН работал на р. Пегтымель с 11 по 26 августа 2021 г. и с 11 по 29 августа 2022 г. Работы финансировались Комитетом по охране объектов культурного наследия Чукотского автономного округа, Институтом археологии РАН, Фондом социального развития «Купол» при участии геологоразведочной компании Kinross и ГДК «Баимская».

Участники экспедиции 2021 г.: руководитель экспедиции Е.С. Леванова (ИА РАН), археологи А.Н. Мухарева (КемГУ), Л.Л. Бове (ИА РАН), специалист по цифровым методам документирования Ю.М. Свойский (ИА РАН, Лаборатория RSSDA), лаборант Центра палеоискусства ИА РАН А.А. Зиганшина и волонтёры Комитета по охране объектов культурного наследия Чукотского автономного округа: А.В. Кирющенко, В.В.  Шефер, А.С.  Штефан.

Участники экспедиции 2022 г.:  руководитель экспедиции Л.Л. Бове (ИА РАН), А.Н. Мухарева (ИА РАН, КемГУ), специалист по фотограмметрии Ю.М. Свойский (ИА РАН, Лаборатория RSSDA), лаборант центра палеоискусства А.А. Зиганшина, практикант Д.М. Павлов (ГАУГН), оператор видеосъемки Г. Телешов, завхоз И.П. Олейников.

Обработкой материалов документирования чукотских петроглифов руководит Е.В. Романенко (Лаборатория RSSDA).




 


далее в рубрике