Сейчас в Мурманске

19:00 ˚С
6+

Выдающаяся находка археологов на Чукотке

Коренные народы Севера
18 ноября, 2022, 10:42

Выдающаяся находка археологов на Чукотке
На фото древнеэскимосское поселение Итык, вид с востока.


Добраться до жилищ древних эскимосов

Археологическая экспедиция под руководством Кирилла Александровича Днепровского успешно закончила тридцатый полевой сезон на крайнем северо-востоке России.

Чукотская археологическая экспедиции Российского научно-исследовательского института природного и культурного наследия им. Д.С. Лихачева и Государственного музея Востока в августе 2022 г. работала в Чукотском районе Чукотского автономного округа на побережье Берингова пролива. Ледовая обстановка в районе мыса Дежнёва в этом году была сложной, и передвижения по морю были крайне затруднены. Навигация на малых каботажных морских судах – это небольшие, до шести метров в длину моторные металлические лодки охотников на китов и моржей – мало того, что совсем непродолжительна. Она длится всего не более четырёх месяцев, из которых самое благоприятное время – это, чаще всего, июль и август. Экспедиция имеет тридцатилетний опыт передвижения вдоль берега в районе мыса Дежнёва, в Беринговом проливе и Чукотском море. На крайнем северо-востоке России, с его суровым и крайне капризным климатом, почти вся жизнь зависит от силы и направления ветра. Не только воздушные суда – основа транспортной схемы на Чукотке – зависят напрямую от тумана, ветра и состояния взлётно-посадочной полосы. «Ждать у моря погоды» приходится и морским охотникам, а с ними и нам, археологам. В шторм и при направлении ветра в сторону берега, а, следовательно, при сильном, как на Чукотке говорят, «накате», причалить к берегу и выйти в море часто бывает совсем невозможно. Если к этому добавляется ещё и лёд, то бывает совсем плохо. Летом массы льда в виде часто целых ледовых полей до самого горизонта может пригнать ветрами и океанскими течениями к побережью. Даже если берег открыт, но на горизонте виден лёд, передвижение по морю становится крайне опасным, ведь лодку может затереть льдами, и судно не сможет выбраться из ледовой ловушки. Лёд вдавливает в Берингов пролив не каждое лето, но в этом сезоне нам «повезло». А ведь дорог на северо-востоке Чукотки крайне мало, строить и содержать их на вечной мерзлоте безумно дорого. Вездеходы не всегда доступны и, к тому же, дороги…

Согласно государственному контракту, по заказу Комитета по охране объектов культурного наследия Чукотского автономного округа, было проведено обследование археологических памятников, находящихся на побережье Берингова пролива – поселений Итык, Каекан, Тунилек и Тунытлен и другие, а так же могильника Тунилек. Древние эскимосы селились всегда на самом берегу моря, морской зверобойный промысел был для них экономической основой всей жизни. Мясо крупных зверей, которые и в наше время в изобилии заселяют холодные моря, обеспечивало древним людям безбедное существование. Как правило, поселения хорошо заметны на поверхности. Они легко различимы по наличию заросших травянистой растительностью земляных холмов – руин древних жилищ. В условиях абсолютно безлесной тундры округлые в плане дома строились на каркасе из крупных костей серых и гренландских китов, иногда из плавникового дерева. Стены складывались из кусков дёрна. Кровля была легкой: на деревянных шестах крепились сшитые шкуры моржа. Отапливались такие жилища жировыми керамическими и каменными лампами – жирниками, топливом для которых служил тюлений жир. В результате процесса разрушения покинутые людьми жилища превращались в холмы, каждый из них содержит часто не одно, а несколько жилищ, каждое из которых перестраивалось и ремонтировалось в процессе эксплуатации. Неподалёку от поселений, которые могли существовать несколько столетий на одном месте, существовали и кладбища, которые археологи называют могильниками. Эскимосы хоронили умерших в могильных ямах с укреплёнными лопатками и челюстными костями кита стенками. Ямы выкапывались до уровня вечной мерзлоты: дров для растапливания грунта никогда не было в достатке.

Всего было изучено десять памятников, три из которых были впервые выявлены Чукотской археологической экспедицией во время работ прошлого сезона. В ходе обследования составлены описания, топографические планы, произведена документальная фотосъёмка (в том числе с квадрокоптера), собран подъёмный материал. Работы археологов на поселениях древних морских зверобоев сейчас особенно актуальны в связи с тем, что в последние годы процесс разрушения археологических памятников на побережье значительно ускорился вследствие всемирного потепления. С одной стороны, уровень многолетнемёрзлых грунтов теперь залегает значительно глубже, чем ещё 10-15 лет назад, с другой стороны, море замерзает позднее и ледовый покров сходит раньше. Это означает, что прибойная волна воздействует на берег более продолжительное время. Активно размывается культурный слой памятников, многие из которых значительно повреждены обвалами береговой линии. Например, всемирно известный памятник Эквен, на котором экспедиция музея Востока проводила раскопки с 1987 по 2002 г., в последние годы очень сильно обрушился. Остались только удалённо расположенные от прибрежной зоны жилые холмы.

Исследования раскопками в этом полевом сезоне не проводились, несмотря на то что экспедицией накоплен большой опыт изучения культурного слоя поселений древних эскимосов в вечной мерзлоте: за плечами археологов земляные работы на нескольких древних памятниках региона. Весьма значительные площади вскрыты в непростых арктических условиях для изучения древнеэскимосской жилой архитектуры первого тысячелетия нашей эры на таких известных памятниках, как Эквен, Пайпельгак и Наукан.


Удивительная находка

На поверхности, в обвале береговой линии, на поселении Итык, открытом экспедицией в прошлом году, в числе других находок был обнаружен выдающийся предмет – мотыга или, скорее небольшая кирка, из клыка и скелетной кости моржа. 


Костяная рабочая часть мотыги скреплена с рукоятью жгутами из разделённого на нити китового уса. Рукоять орудия покрыта сюжетной гравировкой и рельефным изображением гренландского кита. На торце рукояти мотыги рельефно изображен кит, а выгравированы изображения людей, кита, каяка, гарпуна и морских волн, в которых хорошо различимы клыки моржей или сами моржи. 



Сюжеты, воспроизведённые на рукояти, ждут подробной научной интерпретации, однако даже до реставрации предмета можно предположить, что на клыке запечатлены космогонические представления эскимосов о мире живых и мёртвых. Рядом с рельефным, живым китом мы видим его тень, отражение, выполненное едва заметными гравированными линиями. Это двойник кита из загробного мира. Фигура стоящего человека соседствует с антропоморфным изображением, лежащим в погребальной позе, в которой хоронили умерших. Между мирами живых и мёртвых – морские волны в зеркальном отражении. Могильники эскимосов всегда устраивались за ручьём или за рекой от поселения. Между миром мёртвых и живых у многих народов обязательно наличие воды: вспомним известную Лету – реку забвения, перевозчика Харона. По представлениям эскимосов, у так называемых «верхних людей», которыми становятся умершие, жизнь мало чем отличается от земной. Точно так же надо охотиться на морского зверя, строить жилища, воспитывать детей…Поэтому в погребения всегда попадали прижизненные вещи умершего: орудия охоты, инструменты, украшения…

Кстати, следует сказать, что эскимосы и чукчи – народы совершенно разные, говорят на разных языках. Эскимосы жили оседло на берегу, а чукчи были оленеводами-кочевниками. Чукчи, в отличие от эскимосов, хоронили своих умерших на поверхности, иногда обкладывали место захоронения камнями.   

Рукояти мотыг из клыка моржа нередко украшались эскимосами резьбой и гравировкой. Небольшие орудия использовались женщинами для выкапывания из земли съедобных корней растений и, иногда, запасов из диких злаков в норках землеройных животных. Использовались мотыги и при сооружении захоронений – погребальные конструкции древних эскимосов с использованием крупных костей кита выкапывались в земле до уровня вечной мерзлоты. Мотыги, используемые в погребальном обряде, в этом случае становились ритуальными предметами, и вполне закономерно, что они оставались в могиле вместе с умершим. Именно этим обусловлено украшение этих предметов резьбой и гравировкой. Однако известные до сих пор рукояти мотыг были украшены геометрическими орнаментами или резными барельефными изображениями, среди которых есть и антропоморфные. Сюжетная гравировка и гравированные фигурки людей встречаются впервые.

Среди других находок следует отметить объёмную деревянную фигуру водоплавающей птицы и деревянную копьеметалку с декоративной вставкой из клыка моржа, каменное тесло в роговой муфте. Все предметы прекрасно сохранились в вечной мерзлоте.

Предположительно, мотыга с резным и гравированными изображениями может быть датирована временем от XII до XV веками н.э. Считалось, что для этой эпохи сюжетные гравированные рисунки людей и животных на клыке моржа не характерны, и ранее они не встречались на обширной территории, заселённой эскимосами в древности: на Чукотке, Аляске, севере Канады и островах.

Собранные предметы после реставрации в Государственном музее Востока поступят на хранение в Музейный центр «Наследие Чукотки» в Анадыре.



Предметы из Фонда археологии Чукотки Государственного музея Востока.


Работы экспедиции производились в районе Дежнёвского массива, памятники которого номинируются в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, над этим работают сотрудники Института.


Автор: Кирилл Александрович Днепровский, археолог, канд. ист. наук, сотрудник Государственного музея Востока и Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва. Фотографии К.А. Днепровского.



далее в рубрике