Сейчас в Мурманске

14:47 -2 ˚С Погода
18+

Женщины – герои Арктики в отечественной филателии. Часть первая

Известные представительницы прекрасного пола, отличившиеся на суровом Севере

Филателия Герои Арктики Женщины в Арктике
Аркадий Романов
7 марта, 2024 | 11:48

Женщины – герои Арктики в отечественной филателии. Часть первая

Конверт Минсвязи СССР 1991 года, посвящённый 100-летию со дня рождения первой женщины – самостоятельной участницы полярного дрейфа Е.А. Жданко


8 Марта – Международный женский день. Именно с ним связан сегодняшний поворот арктической темы в отечественной филателии. Ведь свой яркий след в истории Арктики оставили не только суровые мужчины, но и хрупкие (на первый взгляд) женщины, многим из которых на самом деле были присущи риск и любопытство, крепость тела и отвага духа... Среди них – полярные исследователи, ученые, капитаны судов, лётчицы, представители культуры... За каждым именем – своя история.  Видимо, не зря говорил ещё легендарный советский полярник И.Д. Папанин, набирая людей на пароход «Челюскин»: «Без женщины Арктику покорить нельзя».

Сегодня я расскажу о тех героических женщинах Арктики, чьи личности и судьбы нашли отражение на почтовых марках, конвертах, карточках и открытках. 



Монумент «Ждущая», символизирующий образ женщины Арктики, на марке Почты России 2016 года, посвящённой 100-летию Мурманска. Фото из архива автора



Первые российские женщины – полярные исследователи

Первой женщиной – участницей длительной арктической экспедиции, т.е. первым российским полярным исследователем женского пола была (по дошедшим до нас сведениям) Татьяна Фёдоровна Прончищева (1713–1736) – жена морского офицера В.В. Прончищева (в девичестве – Кондырева).

Как известно, Василий Прончищев возглавлял один из отрядов Великой Северной экспедиции в 1735 году. Её задачей была прокладка Северного морского пути из Архангельска в Японию и Америку, а также нанесение на карту российского побережья Северного Ледовитого и Тихого океанов. В частности, В. Прончищев разведывал северное побережье Сибири с запада на восток – от устья Лены до устья Енисея, огибая тогда ещё неизвестный полуостров Таймыр.  Вместе с ним в далёкие края отправилась его молодая жена Татьяна, которая вместе с мужем рисковала жизнью во время этой труднейшей экспедиции.



Конверт Минсвязи СССР 1989 года, посвящённый 250-летию экспедиции В.В. Прончищева


30 июня 1735 года В. Прончищев отправился из Якутска вниз по Лене на дубель-шлюпке «Якутск», дойдя до 77° 29' с. ш. – самой северной точки, достигнутой на то время. Однако из-за течи судна плавание почти сразу прервалось почти годовой зимовкой. К лютым морозам и вьюгам присоединилась цинга: к началу новой навигации большая часть команды была больна. Это не помешало отважным исследователям пройти в сторону устья Енисея почти полтысячи километров по неспокойному, полному дрейфующих льдов морю.Татьяна Прончищева активно изучала быт коренного населения, помогала мужу вести записи и сама фиксировала научные данные.

...29 августа 1736 года Прончищев в ходе разведывательной вылазки на небольшой шлюпке сломал ногу. А когда его доставили на корабль, скончался, не приходя в сознание, на руках у жены. Татьяна пережила мужа на две недели. После гибели Василия Прончищева отважная женщина, претерпевшая до этого все лишения сурового путешествия, потеряла силы бороться за жизнь… Скромной эпитафией ей стала скупая запись в судовом журнале «Якутска», сделанная его штурманом Семёном Челюскиным, принявшим командование: «В начале сего 4 часа с полуночи бывшего командира дубель-шлюпки «Якуцка» Прончищева волею Божией жена его умре...». Оставшиеся в живых участники экспедиции отвезли тела супругов на мыс Тумуль в устье реки Оленёк и там похоронили. Могила Прончищевых сохранилась в центре посёлка Усть-Оленёк до наших дней, а по их останкам был реконструирован облик супругов.



Почтовая открытка с изображением реконструированных портретов Василия и Татьяны Прончищевых


В 1913 г. картографы ГЭСЛО после экспедиции Б.А. Вилькицкого назвали именем Прончищевой вновь открытый мыс в море Лаптевых. Обозначение на карте «М. Прончищевой» (мыс Прончищевой) было при подготовке издания карт воспринято как относящееся к близлежащей бухте и трансформировалось в «бухту М. Прончищевой». В 1921 г. «М» было расшифровано в «Марию». Подлинное имя (Татьяна) установлено в 1983 г. В.В. Богдановым по документам «Центрального государственного архива древних актов». Именем Прончищевой также названы гора на полуострове Таймыр и полярная станция в бухте её имени.



Именем Василия Прончищева был назван ледокол, изображённый на марке Почты СССР 1978 года


Ещё одна женщина-полярник, чье имя навечно вписано в историю изучения Арктики, – судовой врач последней экспедиции шхуны «Геркулес» под руководством легендарного исследователя В.А. Русанова и его невеста Жюльетта Жан-Сессин (1886–1913).

...Они познакомились в Сорбонне, парижском университете, где девушка готовила дипломную работу по геологии, и параллельно занималась медициной. За плечами студента Владимира Русанова были политическая ссылка на север России и экспедиции в Арктику. Молодые люди подружились. Ещё в 1911 году В. Русанов назвал её именем ледник и бухту (ныне зал. Цивольки) на Новой Земле. Как тут было не влюбиться в отважного полярника! Они решили пожениться. Владимир писал родным в Россию: «Мне судьба дала очень учёную, красивую и молодую жену-француженку. Она теперь приготовляет тезу по геологии на степень доктора естественных наук. До сих пор ещё ни одна женщина во Франции не делала доктората по геологии». «…Она нисколько не избалованна и умеет работать… Иметь такую жену – счастье! Франция… дала мне одну из лучших дочерей».



Конверт Минсвязи СССР 1975 года, посвящённый 100-летию В.А. Русанова


...Уже в 1912 году они вместе отправились в экспедицию на Шпицберген. Жюльетта принимала активное участие в сборе информации. Экспедиция провела обследование угольных залежей. На следующий год на основании этих данных Россия начала разработки каменного угля на острове. 

...Оказалось, что медик и геолог в одном лице – это находка для работы в Арктике. Владимир, восторгаясь Жюльеттой, с радостью сообщал об этом родным в своих письмах: «Её знания являются для меня в высокой степени необходимыми. Нисколько я один не смог бы сделать то, что легко могу делать теперь, работая совместно. Научная важность нашего союза неоценима, громадна...».



Почтовая карточка с изображением В.А. Русанова и Жюльетты Жан-Сессин в экспедиции


Жюльетта Жан-Сессин оказалась и в составе следующей экспедиции Русанова на том же зверобойном боте «Геркулес», приспособленном к передвижению во льдах. Она по-прежнему была невестой отважного полярника: узаконить брак они так и не успели. На этот раз они вместе с экипажем отправились в плавание вокруг мыса Желания на восток и пропали без вести предположительно в районе архипелага Северная Земля в Карском море, рядом с полуостровом Михайлова (время и обстоятельства их гибели остались невыясненными).  



В 2012 году вышла маркированная карточка Почты России, посвященная 100-летию экспедиции В.А. Русанова на судне «Геркулес», в которой принимала участие и Жюльетта Жан-Сессин


...В 1957 году начальник исследовательских партий на Диксоне, гидрограф В.А. Троицкий назвал именем Жюльетты озеро на острове Колосовых в шхерах Минина. Таким образом, имя Жюльетты Жан-Сессин полноправно значится среди отважных пионеров Арктики.

...В их числе – и Ерминия Александровна Жданко (1891–1914?) – участница экспедиции лейтенанта Г.Л. Брусилова на шхуне «Св. Анна», первая русская женщина, участвовавшая в высокоширотном дрейфе.

...Она росла отчаянной девчонкой. Чтобы получить доступ в самые опасные места, окончила курсы сестёр милосердия, пыталась сбежать воевать в Порт-Артур во время русско-японской войны. И, конечно, была готова устремиться в ледяную пустыню со всеми её опасностями и проблемами быта. Так в 1912 году она оказалась на корабле «Святая Анна» под управлением своего дальнего родственника Георгия Брусилова. Судно из Александровска-на-Мурмане (ныне Полярный) отправлялось на Дальний Восток по Северному Ледовитому океану. И когда штатный судовой врач передумал идти в путешествие, предложила свою кандидатуру в качестве медработника. Она сочла это своим долгом: не оставлять же экипаж без врачебной помощи! И путешествие началось.



Конверт Минсвязи СССР 1982 года, посвящённый 70-летию экспедиции Г.Л. Брусилова на шхуне «Св. Анна» с участием Е.А. Жданко


...Возле полуострова Ямал корабль, однако, прочно вмёрз в лёд. Начались долгие месяца арктического плена. Без возможности связаться с землёй, пополнить запасы... Вместе со льдом судно дрейфовало всё больше на север. К 1914 году его вынесло к Земле Франца-Иосифа. Кончился керосин, начались болезни...



Маркированная односторонняя карточка Почты России 2012 года, посвящённая 100-летию экспедиции Г.Л. Брусилова на шхуне «Св. Анна» с участием Е.А. Жданко


...Во время дрейфа Ерминия Александровна Жданко проявила завидную выдержку и мужество. Один из спасшихся участников экспедиции А.Э. Конрад так отзывался о ней: «Мы все любили и боготворили нашего врача… Это была сильная женщина, кумир всего экипажа. Она была настоящим другом, редкой доброты, ума и такта…». А она (по одной из версий) любила штурмана Валериана Альбанова, благодаря воспоминаниям которого мы знаем подробности участия Е. Жданко в той экспедиции.



Конверт Почты России 1996 года, посвящённый штурману Валериану Альбанову


Марка Почты России 2021 года с изображением танкера «Штурман Альбанов», названного в честь возлюбленного Ерминии Жданко


После очередной крупной ссоры с Брусиловым (их конфликт был длительным) Альбанов с частью экипажа ушёл пешком по льду искать Большую землю. Он звал и Жданко, но та отказалась бросать истощенных зимовкой больных членов команды. Альбанов и те, кто пошёл с ним, выжили. Судьба оставшихся на «Святой Анне», в том числе Ерминии Александровны Жданко осталась неизвестна...



Конверт Минсвязи СССР 1991 года, посвящённый 100-летию со дня рождения Е.А. Жданко


Именем Е. Жданко в 1953–1955 гг. советскими картографами назван мыс на юге острова Брюса Земли Франца-Иосифа, а в неприступных отрогах запретной Новой Земли есть мыс Ерминии и ледяной купол Брусилова.


Первая в мире женщина – начальник полярной станции

Первой советской полярницей в 1930 году со страниц журнала «Работница» была провозглашена Нина Петровна Рябцева-Демме (1902–1977), участница экспедиции на ледокольном пароходе «Г. Седов». В статье Л. Муханова она была охарактеризована так: «Первая женщина – полярный исследователь, учёный географ, пролетарка, комсомолка».



Марка Почты СССР 1977 года с изображением ледокольного парохода «Г. Седов»


Родилась Нина в Костроме, окончила там женскую гимназию. Отцом девочки был торговец швейными машинами и велосипедами, немец по происхождению, Людвиг Демме из баронского рода. Ну, а мать – крестьянка Мария Рябцева. Несмотря на то, что Демме и Рябцева имели троих детей, их союз не являлся официальным браком, а потому Нина в детстве по документам числилась «дочерью крестьянской девицы», а своё отчество получила от крестного. 

Наполовину дворянка по происхождению Нина участвовала в Октябрьской революции 1917 года, избиралась членом губкома комсомола двух созывов, вела политпросветработу. Прошла курс наук на географическом факультете Ленинградского университета. 

...И тут резкий поворот судьбы. В 1929 году (c 21 июня по 11 сентября) на ледоколе «Г. Седов» была снаряжена экспедиция Института по изучению Севера (ныне – Арктический и антарктический научно-исследовательский институт), в составе которой оказалась и Нина. Руководил экспедицией легендарный впоследствии Отто Юльевич Шмидт. 



Марка Почты СССР 1966 года, посвященная О.Ю. Шмидту


Команда обследовала Землю Франца-Иосифа и организовала в бухте Тихой остров Гукера (Земля Франца-Иосифа) полярную станцию. 



Марка Почты России 2021 года с изображением полярной станции в бухте Тихой на острове Гукера


Их было 11 зимовщиков. Начальник станции – её муж Иван Маркелович Иванов, участвовавший в знаменитом походе ледокола «Красин» по поиску Нобиле в 1928-м. Нина Демме была среди них единственной женщиной. Целый год она провела на острове Гукера, где занималась изучением ландшафта, метеорологии, геоморфологии и гидрологии. На земле Франца-Иосифа она однажды провалилась в трещину ледника, едва не погибла, два часа выдалбливала наганом зарубки во льду и выбралась.

В 1932 году Нина Петровна стала начальником полярной станции на острове Домашний в районе мыса Памятный (Северная Земля) и успешно руководила ею до 1934 года. Станция была создана здесь в 1931 году полярным исследователем Георгием Ушаковым, который помимо всего прочего составил первую карту острова. 



Конверт Минсвязи СССР 1985 года, посвящённый Г.А. Ушакову, с картой Северной Земли


На Северной Земле их было четверо, она – опять единственная женщина и первая в мире женщина – начальник зимовки.

...В 1946 году Нина Петровна защитила диссертацию на соискание учёной степени кандидата биологических наук по теме: «Гнездовые колонии гаги обыкновенной на Новой Земле и организация гагачьего хозяйства», с 1949 года – доцент. Сначала преподавала зоологию в Ленинграде, а затем в Сибири занималась разведением чернобурых лисиц.




Маркированный конверт Почты России 2022 года и штемпель спецгашения, посвящённые 120-летию со дня рождения Н.П. Демме


Нина Петровна Демме по завещанию похоронена на малой родине, в Костроме. В здании бывшей Григоровской гимназии, где она училась, в 2022 году установлена мемориальная доска в её честь. Сейчас здесь располагается один из корпусов Костромского госуниверситета.

Продолжение следует.


***

Аркадий Романов, специально для GoArctic

далее в рубрике