Сейчас в Архангельске

13:43 1 ˚С Погода
18+

Гонки "Берингия". Они были первыми

Современные гонки превратились в чисто спортивное мероприятие, но замысел их был другим.

Физкультура и спорт В мире животных Гонки на собаках Гонки берингия Собачья упряжка Лайки
20 октября, 2021 | 13:47

Гонки "Берингия". Они были первыми

«Берингия-91». На промежуточном финише в Палане (Камчатка). Фото автора.

 

Разные люди в одном порыве

Сегодня говорят: «лихие девяностые». Стереотипы известны, но было и нечто другое. И это «другое» тоже можно назвать символом эпохи, потому что было её органичным порождением.  

Гонки-путешествия собачьих упряжек «Берингия- 90, 91, 92» стали ярким фейерверком. Множество людей -- от каюров до представителей богатейшей организации Главалмаззолото, от вертолётчиков до собаководов, биологов, врачей, ветеринаров и фотографов -- объединились в искреннем порыве сделать Полезное Дело. Разные люди, которые и не встретились бы в других условиях, проявляли себя с человеческой стороны. Память об этом – как флажок на снегу белой трассы.

 

Те, без которых ничего бы не вышло

Организатор и директор «Берингии» Александр Печень, наш деловой, энергичный «командор», — как раз из тех людей, что не растерялись в условиях новой «свободы» (в т. ч. и от прежней работы) и взялись за, казалось бы, неподъёмное дело. Он нашёл спонсоров, энтузиастов-исполнителей, ну и кинологов привлёк.


Александр Печень, командор «Берингии».  Рисунок камчатского художника Вадима Санакоева. 1991 г. Из архива автора.


Главным спонсором «Берингии-90» и следующих выступила старательская артель «Камчатка» от Главалмаззолото  в лице Ореста Сычинского. Помогали и другие организации, в том числе и те, где тогда работал автор этих строк (КГПП  «Далькварцсамоцветы» и КНПП «Кинос».

Следует упомянуть и Роберта Леоновича Набатова, нашего старинного друга. В 90-е годы он стал предпринимателем, сумевшим организовать прибыльное дело, которое позволяло делиться с творческими людьми, учёными... и с кинологами (как меценату их участия в гонках «Берингия»). Кинологическая часть проекта вряд ли состоялась бы без его спонсорства. 


Пролог

«Берингия-90» -- первый опыт проведения больших гонок собачьих упряжек на нашем Севере. И были заявлены они как ежегодное мероприятие для восстановления традиций северного собаководства, сохранения аборигенной камчатской лайки, в прошлом имевшей мировую славу лучшей.

Да, тогда всё начиналось с восстановительных задач, которые с годами начисто перешли в спортивные. 

Гонками «Берингию-90» называть, конечно, не совсем корректно. Это была проба сил и возможностей. Шесть из восьми упряжек из Корякии (с севера Камчатки) прошли 250 км не соревнуясь: без обгонов, с чаёвками, на грузовых нартах.  Первое место условно было присуждено старейшему каюру Ф.П. Чечулину.


 Породный кобель камчатской лайки Весёлый каюра П.И. Уварова, участник «Берингии-90» из села Карага (Корякия). Фото из архива автора.

 

После перехода был скоростной заезд на 15 км (по шесть собак в упряжке). Первые три места достались каюрам, в чьих упряжках преобладали типичные камчатские лайки.

Экспертная комиссия Камчатского облохотобщества (Б.И. Широкий, В.И. Подопригора и М.Г. Зинатуллин) оценивала собак девяти упряжек. Из Москвы приехал Николай Носов — ветврач от бога и грамотный заводчик ненецких лаек. Вместе с Н. Носовым и доктором-биологом Л.С. Богословской мы изучали в это время лаек Чукотки.


  Экспертная комиссия (Борис и Олег Широкие, и Николай Носов — он фотографирует) оценивает и описывает чукотскую лайку из очередной стаи (упряжки) села Лорино, что на Чукотке. 29 июля 1990 г. Фото Николая Носова из архива автора.


Благодаря «Берингии-90», впервые после долгого забытья стали говорить о собаках Камчатки как о породе "камчатская лайка". 

 

Кульминация

«Берингии-91,92» были уже спортивными и протяжёнными. Старт в центре полуострова Камчатка (посёлок Эссо), финиш на Чукотке в посёлке Марково. Около 2000 километров, много дней и ночей (месяц без малого). Тут уж не до шуток! В 1991-м году заявлено десять камчатских и чукотских упряжек (чукотских -- две). В упряжках от 8 до 12 собак. Дошли – 5 упряжек (чукотская -- одна). В 1992-м -- 10 камчатских и чукотских упряжек (чукотских -- четыре). В упряжках от 8 до 15 собак. Дошли – 5 упряжек (чукотские -- две).

И камчатские, и чукотские собаки проявили свои недюжинные способности. Две тысячи километров трассы, порой едва обозначенной, в пургу и при слепящем солнце, с отнюдь не спортивными нартами. К финишу прибежали в здравии и силе. Пошли бы и дальше, будь на то команда…


    Упряжка чукотских лаек Николая Калянто из Нешкана на промежуточном  финише. «Берингия-92».  Фото Хайта Кёртиса (Анкоридж) из архива автора.


А мы, кинологи были довольны ещё и тем, что имели наглядную возможность сравнивать две соседние местные породы лаек, имеющие аборигенные корни. Да ещё и попутно обследовать собак тех поселений, что находились вдоль трассы.

Структура движения каюров по трассе была такова: каждый день утром они стартовали все вместе, записывалось время. В следующем пункте (часто -- новый посёлок) члены оргкомитета встречали каюров уже поврозь, ведь разрыв в прибытии мог составлять и несколько часов. Фиксировалось время, проводился опрос. На следующее утро всё начиналось сызнова. Пока наши каюры пробирались сквозь снежную пустыню, представители оргкомитета и судейской коллегии спешно грузились в вертолёт и перелетали на место нового промежуточного финиша.

Поскольку этим занимался и я, то скажу: поджидать каюров часами в темноте на морозе холодно – не спасали и унты. Но думалось: каково же им там, на трассе, целый день, обдуваемым  ветрами. Впрочем, по крайней мере один участник точно не мёрз. Владимир Радивилов – фактический победитель обеих гонок бежал многие часы пути, держась за нарты. Отсюда и результат. Впрочем, далеко не все участники уж так хотели победы. Некоторые рассматривали эту гонку именно как путешествие и проверку своих собак «на прочность».


Винтокрылый перевозчик 

Неутомимый вертолёт Ми-8 и легендарный вертолётчик Владимир Петрович Самарский! Этого человека знала вся экспедиционная Камчатка, поскольку туда, где погода нелётная, посылали его. «И тут прилетает Самарский», -- так счастливо оканчивался тот или иной завораживающий рассказ «полевиков».

На гонках Самарский перевозил оргкомитет от очередного старта упряжек к их следующему  финишу-старту.  Незабываемо зрелище несущихся упряжек с высоты птичьего полета... Вздымаемую винтами «вечную» снежную пургу тоже не забыть.     

В посёлке Эссо на Первый общий старт из некоторых посёлков упряжки доставлял тоже Самарский. Сегодня это нелегко себе представить, учитывая цены на авиационное горючее. Я летал вместе с ним сопровождающим и могу поделиться впечатлением от нарт, нагруженных штабелями, от огромной живой «кучи-малы» в глубине салона. Места категорически недоставало, перегруженная железная птица отрывалась от земли «не вдруг», но будущие пушистые герои, лёжа буквально друг на друге, как-то «прониклись» и «вошли в положение». Неожиданно вели себя смирно и чинно. Оголтело лаяли на «конкурентов» лохматые пассажиры уже на земле.


Бессменный лидер

   

 Владимир Радивилов, охотник. Посёлок Алькатваям, Чукотка. Рисунок камчатского художника Вадима Санакоева. 1991 г. Из архива автора.


Владимир Радивилов -- тот самый, который часто бежал за нартами, -- стал официальным победителем гонок 92-го года. Это были, фактически, самые протяжённые в мире (2040 км) гонки, хотя в Книгу Гиннеса, по иронии судьбы, вошли более короткие предыдущие: «Берингия-91» (1980 км).    

Он, безусловно, победил бы и в 91-м году, но трасса, увы, не везде была идеально маркирована, а Владимир ехал  впереди. Первому всегда достаётся не только хорошее, а тут ещё пурга -- он заблудился и потерял время. Многие были не согласны с решением судейской коллегии, когда Радивилов в итоге гонок был записан вторым после Павла Лазарева.

Радивилов был символом «Берингии», не только участником, но и, так сказать, популяризатором. Написанная им песня стала общим гимном: он профессионально и ярко исполнял её под аккомпанемент аккордеона перед большим скоплением зрителей.  

«Не для слабых нервов

 Гонки через горы

На камчатский север

 Через тундру на прогон

Через пот и слезы

Я тебя увижу

Под корякских бубенцов

Новый перезвон». 

Надо сказать о триумфе не только гонщика, но и о победе упряжки в целом — единой команды. Состояла она из чукотских собак, хотя передовиком бывал и ненецкая лайка Старпом.


Компенсация Судьбы 

Если в 91-м году в нештатную ситуацию попал Владимир Радивилов, то в 92-м похожая история случилась с официальным победителем прошлого года Павлом Лазаревым. На промежуточном финише в посёлке Оклан мы не обнаружили его среди прибывших, хотя привыкли, что он всегда приходил вторым. Стало быть, заблудился? Пришлось -- в данном случае, мне – ехать, сев на нарты снегохода, в ночную тундру. Обнаружив, что Лазарев, очевидно, свернул с трассы на «левую» развилку, я дал ему опознавательный сигнал фальшфейером, и тем же путём вернулся в посёлок. Но не было предела удивлению, когда  обнаружил Павла Лазарева мирно спящим в тёплой комнате.  Как и где он мог меня опередить? Это же противоречило всем «законам физики»?! Оказалось, что, выехав на зимник, он голоснул «грузовик».  Погрузив в кузов собак, Павел добрался быстрее меня до Оклана. То-то же было раздумий нашей судейской коллегии – как учитывать в расчётах этот курьёз, в котором каюр был не очень-то и виноват. 


  Каюр упряжки камчатских (корякских) лаек Лазарев Павел Николаевич, плотник из Караги (Корякия), победитель гонок. «Берингия-91». Фото Хайта Кёртиса (Анкоридж). Фото из архива автора. 

 

Кое-что и о лёгких эксцессах  

Недостатки – продолжение достоинств! По прибытии в посёлок начинался праздник: не каждый же день проезжает такая гонка! Помню песни и танцы с бубнами, восторженные взгляды местных мальчишек и дам на суровых мужчин с номерами на кухлянках. Ну и как тут отказаться от угощения, от выпивки?! Гонщик – желанный гость в любом доме, правда… потом наступало утро и новый старт. Так что приходилось нашему «человеческому» врачу (как его называли в отличие от ветеринара) частенько помогать ребятам справляться наутро и с такой проблемой.

Не могу не упомянуть и про нашего «Остапа Бендера». Весёлый охотник Пётр Бурдаков из Манил участвовал в гонках с лайками-промысловиками -- работа в упряжке была для них делом новым. Но и его упряжка прошла бы нормально все 2040 км, если бы не их каюр. Пётр хитрил, подменял отдельных своих собак чужими. Пришлось снять авантюриста с зачёта. Но на общем отдыхе в посёлке Палана пришло Пете в голову тайно уйти далеко вперёд по трассе гонок. В этом свободном беге он покорил ещё без малого 1000 км, «сшибая» в попутных сёлах почести «лидеру» гонок. Затем, под давлением начальства, он таки свернул домой в родные Манилы.


 Упряжка Петра Бурдакова из Манил (Корякия). «Берингия-92». Фото Юрия Малкова из архива автора.

 

«Собачий» фактор

Те ранние гонки представлялись более похожими на большую романтическую экспедицию, чем на спортивное мероприятие. Тем более что это действие – с участием иностранцев -- было в новинку для региона, выходящего из состояния «режимного пограничного объекта». Воспринималось оно как надежда («Надежда» -- так называлась и «смежная» с нами гонка на Чукотке) на счастливые перемены в стране.

Но мы обратим внимание на аспект, наиболее важный лично для нас (исследователей аборигенных собак): это мероприятие задумывалось в том числе для того, чтобы привлечь внимание к нашим ездовым собакам – камчатским и чукотским, которые находились в общественном забвении.

В рекламном проспекте гонок «Берингия-91» было резонно отмечено: «Упряжка — это каюр, собаки и нарта». Говорилось кроме этого: «гонками собачьих упряжек», а не «на собачьих упряжках». Это делалось для того, чтобы подчеркнуть: собаки (прежде всего передовики) являются такими же осознанными участниками. Кроме того, эти гонки стали ещё и полевым испытанием рабочих качеств собак в откровенно экстремальных условиях. Определённое количество информации, пригодной для исследования, было нами получено; позднее оно вылилось в ряд публикаций и составление стандартов пород.

Камчатская лайка – волкообразная, среднего и вышесреднего роста. На Камчатке с далёкого прошлого предпочитали рослых и сильных. Упряжку состав­ляли всего 4—6 собак, и увеличение их количества к нашим дням стало следствием измельчания породы.


 Камчатские лайки посёлка Ильпырский (Корякия). 1992 г. Фото автора.


Крепкая и сухая конституция важна при перевозке грузов и скоростной езде, также и на промысле. Шёрстный покров камчатских собак также неодинаков. Каюры предпочитают густо одетых собак, но недолюбливают длинную, мягкую шерсть. В неё набивается снег при мокрых пур­гах.

Чукотская лайка менее длинноногая, но с более грубой остью. Тут проблемы -- не столько глубокий снег, сколько лютые ветра и мороз. 


  Чукотские лайки -- передовики  Николая Калянто из Нешкана на старте «Берингии-91» в Эссо. Фото автора.


Гонки показали, что обе породы ведут себя прекрасно на дальних экстремальных перегонах, но непосредственно на скорости пробега отражается слаженная работа конкретной упряжки и воля каюра. При великолепном природном «инструменте» -- чукотских лайках (с передовиком – ненецкой лайкой) -- такие качества были ярче всего выражены у тех, кто лично стремился к победе.


Спортивный триумф и кинологическое  разочарование

В кинологическом  отношении  ожидаемого нами продолжения проект не дал. Современные ежегодные гонки «Берингия» превратились в чисто спортивное мероприятие, где большинство собак – иностранные и их метисы. То есть тот аспект, который был чуть ли не основным в первоначальной задумке, пока утерян. Но тут жаловаться некому, да и нужно ли? Ведь для административного (освоение денег) и для коммерческого результата легче сделать упор именно на спорт и шоу, потому как любителей такового значительного больше, чем осознанных ценителей аутентичности и местной экзотики. На хорошо оборудованной спортивной трассе преимущество чаще будет за специализированными спортивными собаками, но так ли это на многодневном экстремальном переходе?

Организация мероприятия «старого типа», с перевалами, без гладкой трассы, действительно традиционного и со своими собаками -- это то, что требует отдельных неформальных усилий.

Надеемся на лучшее!


Автор: Олег Широкий, зоолог, кинолог гонок «Берингия».

По материалам кинологических отчётов о гонках «Берингия-90,91,92».


далее в рубрике