Сейчас в Мурманске

06:19 -9 ˚С Погода
18+

На выставке «Блокада Ленинграда в графике» представлена 31 работа из коллекции Музея Норильска

Это литографии, офорты и эстампы, которые в разные годы приобретены у авторов или получены в дар

Изобразительное искусство Арктические музеи Норильск Выставка История О науке и культуре
Анна Щетинина
26 января, 2024 | 14:47

На выставке «Блокада Ленинграда в графике» представлена 31 работа из коллекции Музея Норильска

Елена Марттила. «Ледоход на Неве в 1942 году». norilskmuseum.ru


Выставка, открывшаяся в Музее Норильска, посвящена 80-летию полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, которая дала человечеству запредельный трагический опыт. Хотя советские идеологи долгое время говорили о Ленинграде как о городе-герое, а не городе-мученике – даже на Нюрнбергском процессе среди свидетельств обвинения блокада не была отмечена как преступление против человечности. Сейчас историкам открывают все больше архивов, они получают доступ к новым материалам и данным. Но о самой дикой и жестокой в истории современной цивилизации осаде города мы все еще знаем очень мало, рассказывают искусствоведы Музея Норильска.



Елена Марттила. «Подворотня», гравюра на картоне. Февраль 1942 года / norilskmuseum.ru


Блокада

27 января 1944 года Ленинград был освобожден. Блокада длилась 872 дня – с 8 сентября 1941 года (хоть блокадное кольцо было прорвано 18 января 1943 года). По данным документа 1945 года, подготовленного для Нюрнбергского процесса, в период блокады от голода погибли 632 253 человека, 16 747 блокадников убиты бомбами и снарядами, 33 782 человека ранены. Но эти данные занижены и точное количества жертв блокады (и защитников города) доподлинно неизвестно.

Людям в этот период пришлось испытать весь спектр физических и моральных мучений. Одним из них был голод. Зимой 1941/42 года ежедневная карточная норма хлеба сократилась до 250 граммов для рабочих и 125 граммов для служащих и иждивенцев. Категория иждивенцев состояла из детей, стариков и инвалидов. В самое тяжелое время хлеб – с мякиной (остатками колосьев, стеблей и другими отходами от молотьбы) и дурандой (жмыхом) как правило, был единственной пищей блокадников. Однако бывали дни, когда и хлеба не было.

Кроме мучений голода и быта (зимой 1942/43 в многоквартирных домах Ленинграда уже не работали ни отопление, ни водопровод, ни канализация) блокадники испытывали страдания, связанные с ожиданием гибели от бомб или снарядов – город ежедневно подвергался атакам с воздуха. И кажется невероятным, что в условиях, направленных на невыносимость жизни, на уничтожение жизни – смогло выжить свыше полумиллиона человек.



Елена Марттила. «На концерт», гравюра на картоне. Из серии «Ленинградцы 1941–1945 гг.» / norilskmuseum.ru


Блокадники

Одними из самых ценных источников повседневной, «неофициальной» правды о блокаде стали дневники жителей Ленинграда – и их рисунки (известно, что фотографировать на улицах тогда могли только военкоры – любительская фотосъемка была запрещена).

Значительную часть экспонатов  выставки «Блокада Ленинграда в графике» – 19 автолитографий и гравюр на картоне – выполнила Елена Марттила (1923 – 2022). Ленинградка Елена Оскаровна Марттила окончила художественную школу при Всероссийской академии художеств в 1941 году накануне войны. В ноябре 1941 г. поступила в Ленинградское художественное училище, которое продолжало работать и во время блокады, поддерживая молодых художников, помогая им преодолеть испытания войны, давая надежду. Первые зарисовки  Елена Марттила сделала в блокадном Ленинграде до эвакуации в апреле 1942 г.



Елена Марттила «Перекресток. Январь 1942», Гравюра на картоне. Из серии «Ленинградцы 1941–1945 гг.» / rusmuseumvrm.ru. «Это место глубоко запало мне в душу. Я проходила через этот перекресток по дороге в училище, смотрю – лежит мертвый моряк в тельняшке, запорошенный снегом чуть-чуть. Я отбыла в училище, иду назад – лежит этот мальчик или мужчина. Ни один человек к нему не подошел, не убрали его.»


В 1943 году она вернулась и возобновила обучение в Ленинградском художественном училище, которое с отличием окончила в 1948 г. Елена Мартилла приняла участие более чем в 130 выставках, ее произведения хранятся в Русском музее, Театральном музее, в РНБ им. Салтыкова-Щедрина, в ряде областных художественных музеев России и СНГ, а также в частных коллекциях в России, Латвии, Эстонии, Финляндии, Великобритании, США.

Наброски, зарисовки, эскизы, сделанные во время блокады, воплотились в будущих работах из серии «Ленинградцы 1941-1945 годы»». Как рассказывала сама художница, рисование буквально помогло ей выжить во время блокады: во время наиболее трудной зимы 1941-42 года девушка тяжело болела и чуть не умерла, но в самый страшный момент решила рисовать. «Если я должна умереть, я сделаю это как художник — не в постели, а с кистью в руках», – написала она в дневнике в тот день. По ее словам, именно это спасло ей жизнь: «Настало утро. Утро дня, которого я не чаяла увидеть. Я победила! Я преодолела смерть и не подчинилась приказу Гитлера — умертвить всех ленинградцев. Мысль, что я не умерла, что теперь-то я не умру, буду жить, ощущалась каждой клеточкой истощенного организма и вливала силы… Мне стало весело и спокойно. Единственный хлеб, что меня спас, — моя работа и вера».

Каждый экспонат выставки «Блокада Ленинграда в графике» рассказывает о реальных эпизодах тех дней, а вся она в целом – о том, как люди жили под непрерывные звуки воздушной тревоги в городе, скованном холодом, голодом и ужасом. В городе-герое, где вероятность умереть была не меньше, чем на фронте. В городе-мученике, где многое нельзя и невозможно оценивать по меркам мирного времени, но где победила стойкость и возвышенность человеческого духа.




Елена Марттила. «Добегу», гравюра на картоне. Из серии «Ленинградцы 1941–1945 гг.» / norilskmuseum.ru. Это одноклассница – Валя Ермолаева «Была тревога, надо было быть в бомбоубежище. Я говорю: «Валя, ты спрячься!» Она говорит: «Я добегу». И не добежала. Она умерла в апреле 1942 года».



Елена Марттила. «Интерьер», гравюра на картоне. Из серии «Ленинградцы 1941–1945 гг.» / norilskmuseum.ru. В центре – печка-буржуйка, жестяная труба которой выходит в окно, заклеенное крест-накрест – так укрепляли стекла от взрывных волн, над кроватью – диск радиотранслятора.



далее в рубрике