Сейчас в Мурманске

19:48 5 ˚С Погода
18+

В поисках Маленького принца

Романтическое путешествие, пока не достигшее цели...

Туризм Арктический туризм Новая земля
Алексей Егоров
29 апреля, 2023 | 16:58

В поисках Маленького принца
Яхта «Селенга» на просторах Арктики. Фото: А. Громов


Это рассказ о путешествии, участники которого мечтали достигнуть Земли Франца-Иосифа, но что-то у них пошло не так… 

Алексей Тимошенков из Москвы с сотоварищами начали подготовку к экспедиции в ноябре. В презентации для привлечения спонсоров он назвал архипелаг «самым красивым и печальным местом на планете» и предположил, что именно там «Маленький принц впервые появился на Земле, а потом исчез». Одним словом, романтик.


Судно-трансформер

Помимо Тимошенкова ключевой фигурой экспедиции был Аркадий Смекалов – опытный морской капитан и владелец яхты «Селенга». 

– Яхта создавалась в 2003 году, – рассказывает Аркадий, – за основу взяли надстройки, детали переборок люков ледокольного буксира, списанного на металлолом. Движок тоже был бэушным. Чтобы его оживить, залили внутрь магическую жидкость из спирта, керосина и ацетона, и ломом расхаживали двигатель два дня.


3 (2).JPG

За штурвалом Аркадий Смекалов. Фото: А. Громов


Яхта находилась в Финском заливе, за ее переход в Белое море отвечали люди, которые дальше к Земле Франца-Иосифа не пойдут. В Беломорске их сменят товарищи, которые нашли на путешествие не только время, но и деньги. Валерий Семенов, отвечавший в команде за видеосъемку, поясняет:

– Фирмы и частные лица вложили в экспедицию живыми деньгами, оборудованием и снаряжением около 800 тысяч рублей. Так в нашем распоряжении оказались спутниковые маяк и телефон, яхтенная одежда, термоса, мясные полуфабрикаты. Оля Карабанова, Сергей Журавлев и Валера Сидоренков на волонтерских началах потратили уйму времени на получение от пограничников разрешения на выход яхты в Белое море.

Первая остановка на маршруте – Соловки. Там участникам экспедиции предстояло пополнить запасы топлива и питьевой воды (на покупку опреснителя спонсор не нашелся). Тимошенков вспоминает:

– На Соловках мы разговорились с местными работягами, среди которых оказался начальник плавкрана. Мы пригласили их к себе на «Селенгу», они нас к себе на плавкран, а дальше все было как в тумане. Чай сменился рюмками, рюмки – бутылкой, и вот уже нас везут по всему острову, а на следующий день и на экскурсию в пожарную часть. Когда нас провожали – насильно всучили целый ящик продуктов. Это кроме воды и бесплатной швартовки в порту.


2 (2).jpg

Какое же морское путешествие без шторма?! Фото: В. Семенов


«Какие, к черту, нарвалы?!»

Белое море соединено с Баренцевым проливом Горло. Там экипаж «Селенги» накрыл сильный встречный ветер и качка. Некоторые из участников слегли с тяжелой формой морской болезни. 

– Меня била крупная дрожь, пошел какой-то жуткий тремор, – передает свое состояние Семенов, – я мечтал, что когда яхта будет проходить мимо острова Моржавец, меня высадят на маяке и заберут уже на обратном пути через месяц. Какие еще паруса?! Какие, к черту, нарвалы?! Я решил, что больше никогда не выйду в море.

От непогоды пострадали не только люди, но и техника. Волны перехлестывали за борт и как только брызги добрались до картплоттера (навигационного компьютера – А.Е.), укрытого в самодельный защитный корпус, он перестал работать. 

– Попытки починить картплоттер, не увенчались успехом, – вспоминает Смекалов, – мы попробовали включить запасной навигационный компьютер, но он тоже не работал. Пришлось повернуть назад, ориентируясь только по компасу и джипиэсу. В открытом море эти простейшие устройства нам бы не помогли.

«Селенга» снова вошла в пролив Горло Белого моря. Чем ближе экипаж подбирался к дому, тем тише становилась погода. Пока не наступили жара и штиль. На солнце навигационный компьютер пообсох и снова ожил, и экипаж уже ориентировался по нему. Но идти к Земле Франца-Иосифа с таким ненадежным оборудованием было все равно нельзя. К тому же движок «Селенги» начал издавать нехарактерные звуки.

Возле Архангельска два Валеры, – Семенов и Петров, – облачились в гидрокостюмы и нырнули под корпус, чтобы проверить винт на повреждения. 

– Течение относило нас от «Селенги», а волнение било головой о корму, – описывает тонкости починки Петров, – но в девятимиллиметровом гидрике удары почти не ощущались. Обследование показало, что на винт намоталась сеть. От трения она буквально вплавилась в ось винта, и ее пришлось отпиливать ножовкой.


4 (2).jpg

«Селенга» на фоне Новой Земли. Фото: В. Семенов


Попытка №2

– В Архангельске произошло чудо, – продолжает делиться воспоминаниями об экспедиции Семенов, – там нашелся Павел Телюкин, инструктор по парусам и кайтам и друг нашего руководителя. Он снял картплотер со своего катера и отдал его нам. Так мы смогли возобновить свое движение к Земле Франца-Иосифа, намотав лишних 400 км пути и 4 дня.

В пути иногда кто-нибудь кричал: «Киты!» Все тут же выскакивали на палубу и смотрели в бинокли. Но китообразные показывались лишь на мгновение, только где-то вдалеке мелькали их плавники. Валерий Семенов признается, что в такие моменты хотелось развернуть судно и броситься на поиски морских животных. Успокаивала мысль, что у берегов Земли Франца-Иосифа киты, а также нарвалы и белухи водятся в изобилии.

На седьмой день после выхода из Архангельска «Селенга» вошла в Белушью Губу, – закрытый военный поселок на Новой Земле, – с целью передохнуть и укрыться от непогоды. 

– Когда мы бросили якорь, – рассказывает Семенов, – он не зацепился за грунт, и на винт намотало трос от якоря. Поэтому мы не могли завести двигатель, в то время как судно медленно тащило ветром к берегу. Пришлось снова облачиться в гидрик и нырять под винт резать веревку.

Экипаж уже готовился идти дальше, когда у капитана «Селенги» Аркадия Смекалова сильно заболело сердце. По спутниковому телефону к нему из поселка вызвали военного врача. Он выписал Аркадию нужные таблетки, но было понятно, что продолжать движение к Земле Франца-Иосифа с больным капитаном слишком рискованно. Максимум, на что отважился экипаж, это пройти еще немного на север и бросить якорь в бухте Большие Кармакулы. 


Исследовательский голод

Свои впечатления от увиденного в бухте Большие Кармакулы Валерий Семенов описывает так:

– Первое, что бросается в глаза, это оленьи рога. Они там повсюду, как и другие оленьи кости, утоптанные в зеленый мох или обветренные на черных камнях. За три дня мы облазили на моторе и пешком все доступное пространство вокруг «Селенги». Это было похоже на исследовательский голод – хотелось залезть под каждый камень и обойти каждый утес. Мне надо было везде нырнуть, а Лехе запустить кайт на каждом пляже.


5 (2).jpg

Новоземельский сувенир. Фото: В. Семенов


Обследованные пляжи Новой Земли были усеяны плавником и всем, что принес прибой. 

– Мы шли по этим пляжам шеренгой, – вспоминает Семенов, – жадно высматривая что-нибудь необычное. Кто первый увидел, того и артефакт. Для себя я решил, что буду собирать морские буи или на языке поморов кухтыли. Их там было великое множество – норвежские и датские, компактные и размером с полчеловека, современные и довольно старые... Особый раритет – это стеклянный кухтыль, который, увы, нашел не я.

Бухта, изученная командой Тимошенкова, когда-то принадлежала поморскому роду Кармакуловых из Мезени. Здесь были обнаружены два разрушенных дома, нарты и безымянная могилка. 

– Кто были эти люди? Что они здесь делали? Как жили? – задается вопросами Семенов и обещает найти ответы на них в один из следующих сезонов.

Остается сказать, что 30 июля команда без особых приключений вернулась в Беломорск. В сухом остатке, за вычетом спонсорской помощи, экспедиция Алексея Тимошенкова на Новую Землю обошлась в 750 тысяч рублей. В пересчете на количество участников (девять) и глубину изучения этой части Арктики получилось вполне бюджетно.


6.jpg

Алексей Тимошенков – не только полярник, но и кайтсерфер. Фото: А. Громов


***

Алексей Егоров, специально для GoArctic

далее в рубрике