Александр Южаков: Оленевод на распутье

Коренные народы Севера Полезные ископаемые
2 Сентября, 2021 | 10:47
Александр Южаков: Оленевод на распутье
Ненецкое стойбище оленеводов.


Известно, что многие объекты ТЭК расположены на оленьих пастбищах. Теперь уже бывших. Как они перешли из одной категории землепользования в другую – в каждом отдельном случае есть своя история. Известно, что при советской власти промышленные предприятия не особо заморачивались с отводом земель. Для них достаточно было известить о своих планах руководство района. Директора совхозов и председатели колхозов могли и не удостоиться визита геологов, нефтяников и строителей: для них это был не тот уровень. Про обычных оленеводов в проектах даже не упоминали – кто они были для нефтегазовых генералов? Как образно выразился один из них: «Эти люди в шкурах должны быть счастливы, что на их землю пришло такое благо от государства, открылись перспективы цивилизованной жизни».

Со временем ситуация поменялась, и для отторжения земель потребовалось согласование со всеми землепользователями участков. Но сложившуюся ситуацию с отторжением земель эти нововведения не изменили кардинально: нередко процедура землеотвода была формальной. Не раз я бывал на собраниях оленеводов, когда перед ними ставили вопрос или, скорее, ультиматум: либо вы даёте согласие на передачу земель и получаете хорошую компенсацию. Либо земли мы всё равно получим, но компенсации уже не будет. А если и дадим, то гораздо меньше, чем при добровольном согласии. Как правило, местная власть давала понять оленеводам, что лучше будет, если они дадут согласие, но, конечно, перед этим поторгуются с богатыми промышленниками, чтобы не прогадать.

Понятно, что местные чиновники для заключения сделки имели свой резон от наполнения местного бюджета добровольными и обязательными платежами со стороны новых землепользователей. Никогда не видел, чтобы местное руководство отказывало претендентам на оленеводческие территории. Возможно, я не всё знаю, но то, что знаю, увы, не внушает особых иллюзий в исходе таких собраний. Оленеводы, покричав и посокрушавшись от предстоящей потери ресурса, всё же давали согласие на просьбу недропользователей, что в дальнейшем и служило основанием для отторжения и перерегистрации земель.

Но вот, побывав на общем собрании оленеводов сельскохозяйственного кооператива «Ерв», что находится в Ненецком автономном округе, я стал свидетелем интересного сюжета. После рассмотрения основных вопросов, как это бывает, перешли к разделу «Разное». На рассмотрение общего собрания поступили два обращения от нефтедобывающих компаний на выделение земельных участков. Присутствующие представители компаний рассказали, зачем нужны земли, и, конечно, не забыли напомнить о хорошей компенсации за их отторжение.

Надо сказать, что «Ерв», как и все оленеводческие хозяйства, не покрывает свои потребности выручкой от реализации продукции, то есть попросту является планово убыточным предприятием. И, конечно, дополнительные средства необходимы как воздух. Часть убытков покрывает бюджет, часть – нефтяники. После недолгих рассуждений первому заявителю разрешили использовать землю, поскольку она не использовалась для выпаса. Со вторым получилось сложнее: из трёх заявленных площадок под карьеры давали разрешение только на одну, на две другие разрешения землевладельца не было. Председатель обратился к главе фермерского хозяйства: Игнат, решай сам – даёшь ты разрешение ещё на две площадки или нет? Игнат тихо, но решительно сказал: «Нет, не даю». Нефтяник расстроился: «Нам нужны все три площадки, смысла разрабатывать только одну нет». Председатель пожал плечами: «Обращайтесь в суд, я ничего не могу в этой ситуации сделать, таково решение хозяина».

Разочарованный нефтяник покинул собрание, которое стало решать последний вопрос: о распределении материальной помощи. В числе прочих подал заявление и Игнат, попросил 400 тыс. р. на строительство дома в посёлке Красное. После жарких дебатов Игнату выделили 150 тыс. р. Остальные – на следующий год. И что самое главное: материальная помощь выделяется из компенсационных денег за пастбища. Мне подумалось: а согласись Игнат на выделение земель, он бы, пожалуй, получил деньги быстрее.

На другой день в офисе кооператива, увидев Игната, я прямо спросил его: «Не жалеешь, что отказал нефтяникам? Денег больше было бы на материальную помощь». Ответ был удивительно прост: «Дом я всё равно построю, а пока и без нового дома жить можно. Вот если детей без пастбищ оставлю, то они мне этого не простят». Такую простую истину напомнил всем нам оленевод из тундры: есть сиюминутные потребности, а есть вечные ценности. Что мы выберем, то и будет нашей судьбой.


Автор: А.А. Южаков, доктор сельскохозяйственных наук, ветеран Ямало-Ненецкого автономного округа.



далее в рубрике