Григорий Ледков: КМНС – главные хранители Арктики

Коренные народы Севера
Валентин Юшкевич
1 Июля, 2021 | 06:16
Григорий Ледков: КМНС – главные хранители Арктики
Фото: Вадим Кантор


Одним из очевидных достоинств Петербургского международного экономического форума является то, что он позволяет узнать консолидированное мнение ключевых игроков по многим злободневным вопросам. Как инцидент с разливом дизтоплива повлиял на смену стратегии «Норникеля» в отношении коренных малочисленных народов Севера и какими проблемами сейчас озабочено коренное население Арктики, порталу GoArctic удалось узнать сразу у двух статусных участников ПМЭФ – вице-президента по федеральным и региональным программам ПАО «ГМК Норильский никель» Андрея Грачева и Президента Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, сенатора Совета Федерации ФС РФ Григория Ледкова.


 Андрей Михайлович, на профильной панельной сессии Вы сказали, что компания «Норникель», выстраивая свои отношения с таймырскими представителями коренных малочисленных народов Севера (КМНС), перешла от стратегии «предлагаем сами» к варианту «больше слушаем». Когда и почему это произошло?

Андрей Грачев: Конечно, на нас очень серьезно повлиял экологический инцидент с разливом дизтоплива на ТЭЦ-3 Норильска. Тогда мы пришли со своими предложениями к представителям тридцати шести таймырских общин. И в ходе состоявшегося диалога они их значительно дополнили, подсказали, какие компенсационные меры должны стать первоочередными. Сейчас мы приступаем к совместному развитию экономики традиционного природопользования, передаем общинам оборудование для более глубокой переработки продукции. Кроме того, мы согласились поддержать ряд инфраструктурных проектов (например, строительство жилых домов и домов культуры), а также мер по восстановлению домашнего оленеводства, как отрасли. Нельзя сказать, что мы раньше не прислушивались к пожеланиям коренного населения, но сейчас, безусловно, ситуация серьезно изменилась. Примером тому может служить созданный при руководителе Норильского дивизиона нашей компании Координационный совет общин КМНС, ведущих хозяйственную деятельность в районе реки Пясина и Авамской тундры. Вся его деятельность как раз и направлена на то, чтобы больше слушать и строить диалог на постоянной основе. Если привести конкретные примеры, то на ближайшем заседании обсудим вопросы выхода общин на рынок сбыта в Норильске, закупку продукции, рыбы и оленины, для предприятий «Норникеля».

– Там же, на сессии, прозвучала достаточно внушительная сумма, которую «Норникель» намеревается выделить на реализацию достигнутых договоренностей… 

Андрей Грачев: Да, действительно, на поддержку и развитие коренных малочисленных народов Таймыра за пять лет нами будет направлено 2 млрд. рублей. Мы не кичимся этой суммой… Но если говорить объективно, то для российской действительности она является беспрецедентной. Причем это было наше, и только наше решение. Важен не только объем средств, но и список из сорока мероприятий, который был составлен самими общинами коренных народов Таймыра, и совместное с ними управление реализацией этих мер поддержки. 


PEV_2068.jpg

Андрей Грачев. Фото: Фонд Росконргесс


 Перечисляя своих партнеров в деле поддержки КМНС на Таймыре, Вы назвали Проектный офис развития Арктики (ПОРА). Что вас связывает? 

Андрей Грачев: Именно эта организация предложила нам поддержать создание букваря и рабочей тетради по энецкой письменности. Сейчас энцев насчитывается всего 278 человек, и мы понимаем всю важность сохранения их культуры, национальной и этнической идентичности. Поэтому мы благодарны ПОРА за то, что они вовремя стали драйверами в этом проекте, объединив усилия государственных структур, частной компании и общественности. То же самое можно сказать о выпуске сборника песен военных лет на национальных языках Севера, приуроченного ко Дню Победы. Может показаться странным, но за прошедшие 75 лет подобных переводов никто не издавал. Но все же главным нашим совместным проектом можно считать этнологическую экспертизу влияния таймырской аварии на традиционное природопользование, которую провел ПОРА и которая, во многом, определила наши дальнейшие действия. Такая экспертиза также была проведена в России впервые.

 Григорий Петрович, в своем выступлении Вы как раз упомянули о разработке закона по этнологической экспертизе. На какой стадии находится эта работа?

Григорий Ледков: Комитет по делам национальностей Государственной Думы VII созыва на протяжении всех пяти лет (17 июня 2021 года Госдума завершила свою работу до выборов нового созыва в сентябре т.г. – В.Ю) работал над проектом закона об этнологической экспертизе. Было подготовлено несколько проектов, но они, к сожалению, остались без движения. На мой взгляд, это произошло потому, что в его подготовке мало учитывались мнения арктических регионов – местной общественности и органов власти, представителей науки. А без участия практиков никакой закон не заработает. Но я уверен, что он нужен и его обязательно примут.



Григорий Ледков. Фото: Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ


 Насколько я понимаю, ситуация с системой государственного учета и составления списка коренных малочисленных народов (о котором Вы неоднократно говорили) находится в лучшем положении?

Георгий Ледков: Да, действительно, соответствующие поправки в федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» были внесены. Сейчас идет переходный период. С февраля 2022 года список начнет действовать, и наша общая задача – как федеральной власти, так и регионов, – сделать так, чтобы он реально заработал на благо малочисленных народов. А для этого нужно чтобы, во-первых, процедура включения в него была понятна всем, кого он непосредственно касается и, во -вторых, максимально облегчена для реализации. Знаю, что многие регионы уже этим активно занимаются, ведут разъяснительную работу, заключают договоры с МФЦ, помогают с заполнением и отправкой заявлений.

 Мне показалось, что эта тематическая сессия получилась весьма содержательной, но какой-то слишком позитивной. Неужели у КМНС совсем нет проблем или они так успешно решаются?

Григорий Ледков: ПМЭФ – это крупнейшая международная площадка, поэтому естественно, что в первую очередь мы делились своими достижениями. Но это не значит, что мы не говорим о проблемах, ведь многие из них накапливались десятилетиями. Возьмите тот же список, который, по сути, является персонифицированным государственным учетом, а это нравится далеко не всем. С другой стороны – без него не обойтись потому, что иначе наши народы  уже не смогут получать  доступа к биоресурсам – охоте, рыболовству и другим видам традиционной хозяйственной деятельности. Сейчас, из-за невозможности подтвердить свою принадлежность к малочисленным народам и воспользоваться законными преференциями в области природопользования, многих штрафуют. Получается, что они не имеют возможности накормить себя и свои семьи рыбой или мясом рядом со своим чумом, в тундре и тайге. Наша Конституция и федеральные законы гарантируют особые права, а вот правоприменительная практика хромает. И получается, что инструкция инспектора по охране рыбных ресурсов приоритетней  нормы Конституции Российской Федерации. Из-за сложностей подтверждения национальности, возникают и другие проблемы, связанные с назначением социальной пенсии, получением высшего образования и т.п.

Андрей Грачев: Со своей стороны, еще раз скажу, что за эти полтора года компания «Норникель» сделала очень много в части развития отношений с КМНС и по всем ключевым вопросам мы достигли полного консенсуса с руководством Ассоциации. Прежде всего, потому, что их цели, направленные на сохранение и преумножение своей самобытной культуры, соблюдение законных прав, полностью совпадают с нашими. Поэтому мы можем не только гордиться достигнутым, но и готовы поделиться своим успешным опытом. В том числе и с иностранными представителями. 


Марчук Александра_amar030812.jpg

Фото: Александра Марчук / GeoPhoto

Сейчас ни один международный форум не обходится без термина «устойчивое развитие» и всего, что с ним связано. Григорий Петрович, если попытаться максимально упростить это понятие, то кому из коренных народов Арктики на нашей планете живется лучше?

Георгий Ледков: Совсем упростить не получится, и сравнивать нашу жизнь и проблемы с жизнью и проблемами зарубежных народов будет некорректно. Но если говорить о российских северных народах, то мы за все время своего существования никуда не перемещались. Мы живем в том месте, где название реки, горы или поселка обозначено на родном языке. Это великое счастье. Конечно, можно говорить о том, что у нас общий уровень жизни чуть ниже (например, доступ к интернету или доходы), но это общероссийская проблема. Можно найти поселки в центральной России, где уровень жизни хуже, чем у нас на Севере. И это объяснимо. Пожалуй, никто из арктических стран не пережил таких исторических катаклизмов, которые выпали на долю нашей страны.

И все же, если говорить о наших преимуществах?

Георгий Ледков: Я считаю, что мы опережаем многие государства по законодательной, правовой поддержке КМНС. Такой всеобъемлющей помощи нет ни у кого. Мы спрашиваем наших скандинавских соседей: «Вы на пенсию когда выходите?», и оказывается, что их пенсионный порог уже перевалил за 70 лет, а некоторые даже приближаются к 80 годам. У нас же есть льгота по раннему выходу на пенсию в 50 и 55 лет, хоть в денежном выражении она небольшая, но она есть. Если говорить стратегически, то ни у кого нет такой протяженной заполярной границы, как у России. И это не только благо, но и ответственность. Ведь мы – коренные малочисленные народы – являемся одними из главных хранителей Арктики во всех смыслах. Мы и есть главные пограничники, поэтому с нами нужно считаться и нас нужно беречь. Ведь если нас не будет, то кто будет там жить? Мы там тысячи лет стояли и должны стоять дальше.


***
Валентин Юшкевич, специально для GoArctic

далее в рубрике