Владимир Соколов: «В Арктике начали выпадать тропические ливни»

Наука Экология
Валентин Юшкевич
12 Августа, 2020 | 13:53
Владимир Соколов: «В Арктике начали выпадать тропические ливни»
Фото: А.Б. Тюряков, ААНИИ

О процессах глобального потепления и его влиянии на климат Земли говорят с разных трибун все чаще и все тревожнее. С вопросами о происходящем на полюсах нашей планеты и среднесрочных прогнозах мы обратились к океанологу, полярнику с многолетним стажем, начальнику Высокоширотной Арктической экспедиции ФГБУ ААНИИ Владимиру Соколову.


Владимир Тимофеевич, в начале нашей беседы разрешите поздравить в Вашем лице всех сотрудников Арктического и антарктического научно-исследовательского института (ААНИИ) со 100-летием со дня его основания.

– Спасибо. Действительно в начале марта на состоявшихся торжествах прозвучало немало теплых и, как мне кажется, абсолютно заслуженных слов в адрес нашего института. Все-таки на протяжении целого века мы являемся во всех смыслах ведущим отечественным научным центром, который занимается «высокими широтами».

Ну, а если говорить о круглых датах, то давайте вспомним и о том, что в 2020-м году мир отмечает 200-летие со дня открытия Антарктиды. Знаковое событие не только для полярников, но и для всего человечества. И вдвойне приятно, что к нему причастны русские мореплаватели Фаддей Беллинсгаузен и Михаил Лазарев.


Россия и СП 442.jpg

Фото: архив В. Соколова


Вот только, к сожалению, праздничную атмосферу всерьез подорвала затянувшаяся пандемия коронавируса. Как Вы лично ее пережили или продолжаете переживать?

– Достаточно спокойно. Рекомендуемыми мерами безопасности не пренебрегаю. А что касается вынужденного «заключения» в замкнутом пространстве, то, как несложно догадаться, во время полярных экспедиций я переживал и не такое. Уровень психологических и физических нагрузок несопоставим.

А какая из них была самая сложная?

– По совокупности обстоятельств, наверное, дрейф на станции «Северный полюс – 30». Я принял ее в качестве руководителя 4 апреля 1990-го и в течение года с коллективом из 17 человек мы дрейфовали в Арктическом бассейне. Закончили уже за Северным полюсом, ближе к Канаде. При этом мы пережили 123 разлома нашей льдины, а каждый разлом – это стресс со спасением оборудования и материалов. Кроме того, из-за проблем с топливом мы длительное время мы не могли себе позволить поднимать температуру в домике выше 15 градусов. А холод, полярная ночь и оторванность от большой земли достаточно серьезно влияют на психику и здоровье человека. Но мы справились и все поставленные задачи выполнили.


Соколов 6 - спуск флага на СП-30.jpg

Спуск флага на станции «Северный полюс – 30». Фото: архив В. Соколова


О степени влияния полярных условий на организм человека известно уже очень многое. Чего не скажешь про наши знания о влиянии полюсов на климат планеты. Начните, пожалуйста, с ликбеза. Действительно ли «погода в доме» (на Земле) настолько зависит от Арктики и Антарктики?

– Два полюса являются своеобразными холодильниками Земли. В свою очередь экваториальный пояс – это территория, где происходит основной нагрев океанических вод. За счет разности температур (нагрева и остывания) происходит перманентная циркуляция воздуха, воды и всей атмосферы в целом. И эти изменения напрямую воздействуют на формирование климата планеты. Специалисты ААНИИ постоянно следят за этими процессами в полярных широтах. Но если в ХХ веке нам казалось, что мы достаточно хорошо изучили Северный Ледовитый океан и за последние сорок лет практически закрыли все белые пятна, то сейчас обнаруживаем, что это не совсем так, в климатической системе полярных регионов планеты происходят существенные изменения.


Соколов 4.jpg

Фото: архив В. Соколова

 

Что же настораживает Вас и всех ученых?

– Серьезно меняются температура воздуха и морской воды, ледяной покров, течения, соленость отдельных районов, меняются градиенты, циркуляция атмосферы и океана, разрушаются ледники и вечная мерзлота…

В сентябре-октябре прошлого года я с группой ученых из 27 стран участвовал в начальной фазе мощного международного проекта «Мозаика» (MOSAiC) на российском научно-экспедиционном судне «Академик Федоров», которое помогало основной действующей единице проекта немецкому ледоколу «Polarstern» («Полярная звезда»). Этот проект как раз направлен на исследования климатической системы в высокоширотной Арктике и ее влиянии на климат. Так вот, как океанолог с многолетним стажем я отметил массу изменений. Лед очень тонок для этих широт в это время года, верхний слой океана теплее, соленость ниже. Соленость меньше – температура выше. А одна десятая градуса, на которую повысилась температура воды это колоссальная величина. Причем океан разогрелся и эту температуру держал еще на протяжении трех месяцев, как мы видим по данным, поступающим с Поларштерна.

И если я раньше был сторонником теории цикличности в климатических процессах (когда раз в 60 лет потепление сменяется похолоданием), то сейчас я не вижу границы. То есть что может остановить потепление? Сейчас каждый год все больше и больше тепла поступает в океан, все больше и больше льда тает и открываются все большие пространства. Некоторые климатические модели показывают, что подобные процессы могут привести к полному вытаиванию льда к концу летнего периода через 30-50 лет. То есть к концу 2050-х годов в Арктическом бассейне льда может вообще не остаться к сентябрю. Он будет образовываться зимой в полярную ночь при отрицательных температурах воздуха.

 

Соколов цвет 2.jpg

Фото: архив В. Соколова  


К чему может привести таяние арктических льдов?

– Вообще лавинообразный процесс уменьшения площади и толщины льдов впервые наблюдался в 2007 году и с каждым последующим годом ситуация только обострялась. В этом году, например, в Арктике зафиксирован абсолютный минимум площади занятой льдом по сравнению со всем предшествующим периодом наблюдений. И трасса Северного морского пути полностью открылась на месяц раньше обычного. Это создает условия для свободной навигации и более «комфортной» добычи полезных ископаемых. С другой стороны, открытая акватория и прогревающийся океан обеспечит поступление еще большего количества влаги и энергии в атмосферу. А это, в свою очередь, приведет к активизации циклонической деятельности и аномальному развитию процессов во всем Северном полушарии. Циклоническая деятельность станет усиливаться и может достичь мощностей ураганного характера. Собственно, с чем мы и сталкиваемся в последние годы и в Европе, и на территории нашей страны, когда во время ураганов и ливней за одни сутки подчас выпадает месячная норма осадков.

В 2003 году у нас в России была возобновлена программа дрейфующих научно-исследовательских станций и наши специалисты зафиксировали в высокоширотной Арктике в летний период несколько двадцатиминутных (практически кратковременных тропических) дождей в виде ливневых осадков. А в конце арктической зимы за счет прихода теплых циклонов начал выпадать не снег, а дождь.

Поэтому, возвращаясь к вопросу о значении полюсов для климата Земли, можно с уверенностью говорить, что те атмосферные изменения и катаклизмы, которые сейчас наблюдаются на планете, порождены именно полярными изменениями. При этом напомню, что Арктика разогревается в три раза быстрее, чем средние широты.

Помимо перечисленных погодных катаклизмов, таяние льдов на полюсах может привести к затоплению материковой части суши?

– Некоторые исследователи полагают, что если растают ледники Гренландии, то уровень мирового океана поднимется на метр. По их оценкам это может привести к подтоплению, то есть уходу под воду части Великобритании, Голландии, Филиппин, Бали. Не поздоровится и Санкт-Петербургу. Лисий нос затопит точно… И это только одна Гренландия.

Добавьте к этому, что сейчас с некоторым запозданием по отношению к Арктике происходит серьезное повышение температуры в Антарктике, то ситуацию можно оценить как тревожную.


Площадь льдов в Арктике с 1984 по 2016 год. Источник: NASA

 

Но ведь некоторые ученые, наоборот, пугают Малым ледниковым периодом?!

– Да, существует альтернативная точка зрения, которая заключается в том, что космико-геофизические силы, влияющие на планеты солнечной системы, скажутся на природообразующие процессы на Земле и повлияют на циркуляцию атмосферных процессов. Вот тогда наступит некий период похолодания. Но я не сторонник этой теории. Скорее можно согласиться с возможностью падения на Землю большого метеорита с последующим колоссальным выбросом пепла и продуктов горения. Либо усилению масштабной вулканической активности или долговременной деятельности одного огромного вулкана, что может так же вызвать масштабный выброс пепла в верхние слои атмосферы, что приведет к похолоданию на планете. Как, например, это произошло в ХIII веке в Индонезии, и вся Европа узнала, что такое настоящая зима.

В таком случае, Ваш личный прогноз на то, что ждет человечество и Россию в ближайшем будущем?

– Я полагаю, что в Арктике процессы потепления будут продолжаться. Это неизбежно принесет проблемы для нашей страны, поскольку мы будем испытывать аномальное развитие атмосферных процессов. Выпадение большого числа осадков будет приводить к подтоплению и наводнениям на значительных территориях. Причем не только на Дальнем Востоке, как это происходило в последние годы, но и в других местах. Поэтому самое главное, на что мы сейчас должны обратить свои усилия – это разработку теории климата и теории общей циркуляции атмосферы. Ведь до сих пор у нас есть оценки, модели, представления, а теории климата нет. А это самое главное. Пока ее не будет, ученые и специалисты не смогут на длительные сроки прогнозировать развитие глобальных климатических процессов.

 

***

Валентин Юшкевич, специально для GoArctic

далее в рубрике