Антагонист Приарктического: арктические планы Индии

Дмитрий Михайличенко
18 Сентября, 2020 | 05:49
Антагонист Приарктического: арктические планы Индии
Фото: shutterstock.com

 

У Индии нет задокументированной арктической стратегии, однако интерес к Арктике планомерно возрастает. Планы Нью-Дели рассматривает в контексте индийско-китайского противостояния, потребностей в углеводородах и желания играть возрастающую роль в мир-системе.

 

Статус есть, исследований – нет

Индия как доминион Британской империи стала участником Шпицбергенского трактата еще в 1920 г., однако на протяжении прошлого века арктическая политика этого государства практически никак не проявлялась.

Проблемами Арктики в Индии занимается министерство наук о Земле, которому подчиняется Национальный центр антарктических и океанических исследований (NCAOR). С конца 1990-х гг. этот центр демонстрирует возрастающий интерес к исследованиям Арктики. Тем не менее, в отличие от большинства рассмотренных нами стран-наблюдателей Арктического совета, Индия имеет очевидные пробелы в этом сегменте. В частности, на международном уровне Индия постоянно говорит о влиянии изменения климата в Арктике на экологию собственного государства, однако признанных мировым сообществом исследований на эту тему нет.

Впрочем, у Индии есть и потенциал, и стремление ликвидировать этот пробел: в распоряжении индийских ученых есть станция «Химадри», которая способна разместить до 8 специалистов. В 2013 г. Индия вместе с Китаем (что отнюдь не случайно) получили статус постоянных наблюдателей Арктических советов. В 2019 г. этот статус был подтвержден.

 

Арктическая станция «Химадри» в Ню-Олесунде, Шпицберген. Фото: ncaor.gov.in

 

Страны-антагонисты

Арктические потенциалы Китая и Индии несопоставимы, однако статус держав-антагонистов заставляет Нью-Дели активизировать свою арктическую политику. У Индии нет таких ледоколов, как у Китая, однако, вероятнее всего, в ближайшие 3-5 лет они появятся. Пока же у Нью-Дели есть исследовательское судно Sagar Kanya.

Ковидные реалии обострили до предела (и без того сложные) отношения Индии и Китая. В долгосрочной перспективе это скажется и на арктической конфигурации. Обе державы являются крупнейшими потребителями углеводородов, соответственно, интерес к Арктике у двух стран будет устойчивым.

 

Исследовательское судно Sagar Kanya. Фото: NCPOR, twitter.com

 

Интернационализация или прагматичный расчет?

Среди слабых сторон арктической политики Индии российский исследователь Н. Николаев называет невысокую инвестиционную активность индийских бизнес-структур и слабую изученность арктических проблем с точки зрения индийских вопросов. По сути, у Индии только формируется полноценное арктическое направление геополитических исследований. Например, Индия отстаивает тезис о влиянии процесса таяния ледников на климат страны, однако всемирно признанных исследований на эту тему, как уже отмечалось, нет.

Магистральный подход уже определен, но его нельзя рассматривать как догму: Индия настаивает на варианте «Арктика – мировой заповедник». Наиболее медийным выразителем такого подхода выступает Грета Тунберг.

Нью-Дели предлагает разработать универсальный договор с целью возрождения первоначальной окружающей среды северных широт, но с полным запретом добычи ресурсов в Арктике. Как отмечает Н. Николаев, экологические изменения, происходящие в Арктике, рассматриваются индийскими учеными, как потенциальный вызов для интересов и национальной безопасности Индии. Впрочем, от глобализма Индия уже переходит к фактически совершенно иной, более прагматичной и ориентированной на конкретные арктические страны политике.

 

Индийская делегация на заседании Арктического совета в Рованиеми (Финляндия, май 2019 г.). Фото: Madhavan Rajeevan, twitter.com

 

Российское-индийское арктическое сотрудничество

Текущий подход Индии прагматичен: стратегически Нью-Дели выгодно, чтобы Северный морской путь не использовался вовсе, а использовались юго-восточные морские маршруты через Суэцкий канал. Но если этого миновать нельзя (а реальность говорит об этом) Индия демонстрирует готовность поменять свою политику.

Ярким примером этого является усиление сотрудничества Индии с Норвегией и Швеций и, что более показательно, с Россией. В январе 2020 г. министр иностранных дел С. Лавров заявил: Индия может стать первым неарктическим государством, добывающим ресурсы в Арктике. Индийские компании уже участвуют в освоении нефтегазовых месторождений («Сахалин-1», Ванкорское нефтегазоконденсатное месторождение). «Роснефть» – крупный акционер индийского нефтеперерабатывающего завода «Вадинар». Индийские крупные нефтяные компании активно изучают углеводородные потенциал на арктическом шельфе России и ведут активный диалог с Россией.

 

Премьер-министр Индии Наренда. Фото: kremlin.ru

 

Возрастающее внимание Китая к Арктике определяет догоняющий характер арктической политики Индии. Обе страны обладают ядерным оружием и, потенциально, могут добавить конфликтности арктической конфигурации в масштабах мир-системы.

В Индии понимают: мораторий на Северный морской путь наложить не получится, следовательно, нужно менять тактику (сохраняя привычную риторику). В кратко- и среднесрочной перспективе следует ожидать усиление исследований Арктики, строительство ледоколов и выход на качественно новый уровень сотрудничества в сфере углеводородов. Здесь главный партнер Индии – Россия, а также Норвегия.

Масштаб страны и возрастающая доля в мировом ВВП не позволяет игнорировать индийский фактор, влияние которого на Арктику не стоит недооценивать.

 

***

Дмитрий Михайличенко, специально для GoArctic

далее в рубрике