Сейчас в Архангельске

23:03 10 ˚С Погода
6+

Арктика между Западом и Востоком. Арктический маркер

Владимир Привалов
9 Июня, 2022, 06:44
Арктика между Западом и Востоком. Арктический маркер
НИС «Профессор Молчанов». Залив Моллера, Новая Земля. Фото: Вера Вакулова

Древнее прошло, теперь все новое

2-е послание к коринфянам 5:17


Пресловутую «эпоху перемен» из расхожего китайского высказывания нынче вспоминают многие. Хотя, строго говоря, идиома «не дай бог жить в эпоху перемен» к Китаю отношения не имеет; она родилась в англосаксонском мире, звуча в оригинале как «may you live in interesting times» — чтоб ты жил в интересное время. Впрочем, уже тогда это несправедливо трактовалось как китайское проклятие…

Глобальный мир западного образца заканчивается. Накапливаемые десятилетиями экономические, социальные, политические противоречия международных акторов прорвались в виде специальной военной операции в Украине и гибридной войны РФ с Западом.

Глобальный мир обернулся глобальным кризисом.

Исторически наше российское арктическое пространство — наглядный маркер состояния международных дел в парадигме «Россия — Запад». Людей в полярных областях живет немного, события здесь происходят с куда меньшей частотой по сравнению с более населенными развитыми регионами.

В Арктике всё — как на ладони.

Региональные европейские конфликты, как правило, до севера «не доходят»: слишком велики издержки для враждующих сторон. Однако, чем более высока интенсивность конфликта, тем больше вероятность, что он распространится в том числе и на Арктику. Верно и обратное: если конфликт затронул и арктический регион, значит противоречия между враждующими сторонами действительно существенны.

Так называемый «ход в немецкий конец» до Варангерфьорда и далее вдоль Скандинавского полуострова издавна использовался поморами для промыслов и местной торговли. Известен он был и русским дипломатам: отсюда направлялось посольство в Данию в 1496 году (Григорий Истома), в далекую Испанию в 1522—1524 году (Яков Полушкин), к ватиканскому престолу (Дмитрий Герасимов) в 1525 году.


269844983.png

Лука Янсен Вагенер (Lucas Janszoon Waghenaer). Морская карта части Норвегии и Лапландии (1612)


Заслуга английской «Московской компании» и ее представителя Ричарда Ченслера, прибывшего к берегам Белого моря в 1553 году, — превращение уже известного пути в оживленную коммуникацию международной торговли. В свою очередь, Иван IV не мог не воспользоваться услугами английских купцов для подвоза столь необходимых во время затяжной Ливонской войны товаров.

Новый торговый путь сразу же изменил геополитическую обстановку Северной Европы. Уменьшилось количество кораблей, проходящих через датские проливы; упали сборы зундской пошлины, пополняющей датскую казну. Датчане принялись перехватывать корабли, идущие вдоль норвежского побережья (Норвегия в тот момент находилась под властью датских монархов). В 1582 году датчане конфисковали по меньшей мере 4 голландских корабля, направлявшихся к русским берегам.

Дальнейшие действия датчан невольно поспособствовали основанию Архангельска:

«Голландский капитан Клаас Янсон, чтобы ускользнуть от датчан, поднялся по рукаву Двины, который считался непроходимым для больших морских кораблей, и бросил якорь перед Михайло-Архангельским монастырем. Западноевропейский торговый корабль проделал это впервые. Иван IV потребовал, чтобы датчане больше не ходили в Белое море и разрешил голландцам перенести свою факторию к подножию монастыря, а 4 марта 1583 года издал указ, разрешивший строительство города на этом месте. Что и было сделано на следующий год».

— Бруно Виане. Путешествие Жана Соважа в Московию в 1586 году. Открытие Арктики французами в XVI веке


3964564.jpg

Обложка книги Б. Виане «Путешествие Жана Соважа в Московию в 1586 году. Открытие Арктики французами в XVI веке». В оформлении использована карта северных земель Абрахама Ортелиуса, 1570 г. (1601 г.). Источник: Национальная библиотека Норвегии


Многие столетия спустя упомянутая схема работала схожим образом: перекрытие в ходе военных действий узкого горлышка Балтийского (датские проливы), а в будущем — и Черного (Босфор и Дарданеллы) морей выводили на передний план арктический путь.

Так случилось и в Северной войне (1700–1721): если в 1700 -1710 году в Архангельск приходило в среднем 135 кораблей в год, то в следующем десятилетии — уже более 150, а в 1716 – целых 233 корабля!

Без Архангельска не было бы Санкт-Петербурга, со временем перехватившего пальму первенства главного порта России.

Через столетие эпоха наполеоновских войн отражается на севере сожжением англичанами Колы. События Крымской войны захватывают не только Черное море, Балтику и Дальний Восток, но и Беломорье: вновь разоряется Кола, бомбардируется Соловецкий монастырь, блокируется архангельский порт… Первая мировая война отозвалась минированием немецким крейсером в 1915 году горла Белого моря, появлением у кольских берегов германских подводных лодок, одна из которых была потоплена. Дальнейшая Гражданская война привела в Поморье вчерашних союзников (а теперь интервентов), лелеющих планы создания Северной федерации с центром в Архангельске, где англичане «смогли бы получить прибыльные лесные и железнодорожные концессии» (начальник британской миссии в России генерал Ф.К. Пуль).

Война сменяется миром; в промежутках между указанными событиями происходят значимые события в области международного сотрудничества.

1 августа 1882 года начинается первый международный полярный год; научно-исследовательские усилия 700 человек из 12 стран координирует Международная полярная комиссия под председательством российского академика Г. И. Вильда. Организуются 14 стационарных полярных станций, в том числе и две — в пределах Российской Империи: Малые Кармакулы на Новой Земле и Сагастырь в дельте Лены.

В 1932 — 1933 году состоялся второй международный полярный год, организованный международной метеорологической организацией, где участвовали уже 44 страны. СССР принимал активное участие в мероприятиях второго международного полярного года, размещая немецких ученых на своих полярных станциях. К сожалению, стоит признать, что совместная исследовательская деятельность использовалась немцами и в разведывательных целях: арктический театр военных действий будущей войны пересекали коммуникации союзников, ставших для гитлеровцев целью номер один.

К началу Второй мировой войны Земля Франца-Иосифа, Новая Земля и побережье Баренцева моря оказались германцами неплохо изучены. Уже упомянутая метеостанция Малые Кармакулы на Новой Земле была обстреляна в июле 1942 года подводной лодкой U-601.

Была ли возможной эта дерзкая операция без знания весьма непростого местного фарватера? Вопрос открытый…

Деление происходящего на сменяющие друг друга «мир» / «войну» — безусловно, упрощенная схема; она не отражает всего многообразия сложнейших политико-экономических связей Заполярья. Так, после распада СССР в Баренц-регионе, с одной стороны, активизировались территориальные претензии со стороны Норвегии, участились недоразумения между рыбаками сопредельных стран, обострились споры относительно российской хозяйственной деятельности на Шпицбергене. С другой стороны — интенсифицировались культурные связи, возросло количество международных научных, экологических исследований.

Нынешняя полная заморозка деятельности Арктического совета и прекращение научно-исследовательских программ, которые не останавливались даже в самые тяжелые годы противостояния сверхдержав, следует рассматривать именно в логике «войны». И в этом свете постройка российской военной базы «Трилистник» на Земле Александры архипелага Земли Франца-Иосифа предстает более чем оправданным решением.

Вместе с тем происходящие события обладают принципиальной новизной, разрушающей установившийся привычный порядок.

С самых ранних этапов освоение Арктики велось по двум фундаментальным основаниям: промысловом и логистическом. Промысловое основание — в самом широком смысле — это добыча поморами морского зверя, «рыбьего зуба», шкур, ворвани, соли, пушнины, гагачьего пуха и пр. «Море — наше поле», — утверждали поморы. Современный «промысловый товар» — это «полярные» углеводороды и металлы.

Второе основание — логистическое. Начиная с XVI века для колониальных устремлений иноземцев (прежде всего англичан и голландцев) жизненно необходимым становился поиск северо-восточного прохода в Индию и Китай мимо берегов Новой Земли. Однако незнание местных условий мореходства, отсутствие лоций и неподходящие для плавания во льдах суда так и не позволили решить эту задачу. В отличие от иностранцев, поморы успешно пробирались на кочах в Сибирь мангазейским и енисейским ходом. Если со временем для европейских держав актуальность северо-восточного прохода как транзитного пути стала снижаться, то для российской державы — напротив, значение Севморпути как внутренней коммуникация неуклонно возрастало.

Однако в «нашей» Арктике никогда ранее не присутствовала Азия (разве что в виде японских военнопленных, но это уже другой разговор).

Глобальный мир «привел» на российский север английскую British Petroleum, французскую Total Energies, англо-голландскую Shell, американскую Exxon Mobil, норвежскую Equinor и др. Руководствуясь логикой установления глобального миропорядка, Китай выстраивал в Арктике «полярный шелковый путь»; и теперь уже не европейские державы искали путь к богатствам Востока, а напротив — страны Азии пробивались сквозь льды на европейские рынки сбыта. Кроме того, глобальный мир перенес свои индустриальные мощности в Китай, сделав его всемирной фабрикой и насытив передовыми технологиями (в том числе в области бурения, судоходства и пр.), которые длительное время считались монопольной продукцией «западного» научно-технического мышления.

Нынешняя ситуация во многом уникальна.

Очертания грядущего пост-глобального мира, сложенного из макрорегионов, мы уже наблюдаем: под давлением своих правительств российскую Арктику покидают западные тяжеловесы, а их место занимают Китай и Индия. В эпоху Мин китайский «золотой флот» вышел в Мировой океан, достигнув берегов Южной Индии, Аравии и Африки, однако в Арктику за всю свою тысячелетнюю историю Китай и Индия приходят впервые.


485785.jpg

Джонка с рисунка эпохи империи Сун


Если учитывать упомянутый т. наз. «арктический маркер» (реальное изменение баланса сил в арктическом регионе — показатель фундаментальных, а не декларируемых противоречий между сторонами конфликта), то уход западных компаний из арктических проектов и приостановление деятельности Арктического совета — это «всерьез и надолго». В свою очередь, возможный приход индийских и китайских игроков в Арктику будет констатировать, что не только Россия совершает исторический поворот на Восток, но и Восток разворачивается на север, к России.

Мay you live in interesting times…


5608808.jpg

Фото: Вера Вакулова


***

Владимир Привалов, специально для GoArctic

далее в рубрике