Сейчас в Мурманске

22:31 ˚С
6+

Дания – Гренландия: что означает их военное сотрудничество?

Нероссийская Арктика

Дания – Гренландия: что означает их военное сотрудничество?
Фото: Johannes Plenio / Unsplash


В начале мае Дания и Гренландия официально подписали крупное оборонное соглашение, о котором они договорились еще в начале прошлого года. Это соглашение между Датским королевством и ее автономией имеет серьезное значение и, помимо всего прочего, демонстрирует желание Копенгагена усилить свое влияние на Гренландию, которая имеет свою арктическую субъектность, хотя и относительную.


О чем соглашение

Суть соглашения в том, что Дания берет на себя дополнительные обязательства, которые, помимо всего прочего, обязывают их ежегодно тратить 300 млн крон (ок. 42 млн $) на поддержку так называемого «Пакета арктических мощностей». Цель – усилить военное присутствие Дании в Арктике и вокруг нее.

Дания в общей сложности выделила 1,5 млрд крон (ок. 210 млн $) на финансирование процессов расширения своего военного присутствия и улучшения мониторинга региона. В частности, значительную роль в этом процессе отводят беспилотникам и другим высокотехнологичным объектам современной обороны.


Что значит Гренландия для Дании?

Гренландия имеет стратегическое значение для Дании, однако на нее оказывают устойчивое влияние США. Несмотря на то, что попытки Д. Трампа купить Гренландию оказались неудачными, США фактически усиливают свое военное присутствие на острове и в последние годы сделали все возможное для того, чтобы минимизировать влияние китайского капитала в этом регионе.

Гренландия богата различными ресурсами, особенно редкоземельными, а также цинком, свинцом, золотом, ураном и многими другими. Терять этот остров Дания категорически не хочет, хотя такие риски есть.


mark-konig--ldVsZ3owWY-unsplash.jpg

Фото: Mark König / Unsplash


Гренландская автономия

Гренландское правительство постоянно добивается от Дании уступок касательно арктической политики. В частности, в рамках Арктического совета гренландские власти нередко выступают впереди датчан. Гренландия таким образом позиционируется как главный субъект датской арктической политики. Гренландия наряду с Фарерскими островами фактически имеет свои арктические стратегии, хотя формально они признают главенство Дании.

При этом Гренландия постоянно ставит вопрос об отделении, хотя, в целом, благодаря кропотливому политическому процессу Копенгагену удается нейтрализовывать эти риски и снизить вероятность выхода острова из состава королевства.

Выход Гренландии из состава Дании выгоден США, однако Вашингтон также предпочитает не очень сильно педалировать этот вопрос. Резкие действия США в этом направлении ухудшат отношения с Данией и явно не понравятся, например, Норвегии и другим странам Северной Европы, которые и без того понимают, что их арктическая субъектность ограничивается глобальными планами США. Поэтому процессы в этом направлении происходят достаточно медленно.


Что значит военное соглашение?

Военное соглашение между Данией и Гренландией, собственно, и должно несколько нейтрализовать риски отделения острова от королевства. Это соглашение заставляет Данию тратиться больше на сектор безопасности, и это соответствует интересам Нуука. Очевидно, что США могли бы тратить на безопасность и развитие инфраструктуры Гренландии гораздо больше, однако и в рамках текущих соглашений инвестиций не мало.

При этом Дания видит перспективы сохранения Гренландии и получения от этого значительных экономических выгод в долгосрочной перспективе.

Поэтому на пути дипломатии и договоренностей Копенгаген предпочитает тратить больше, дает возможность Гренландии и коренному населению этого острова продемонстрировать свою особую субъектность и позиционироваться как статусный и значимый арктический регион. Все это работает на компромисс, а не сепаратизм и желание отделиться.


annie-spratt-v7DzvSEcNks-unsplash.jpg

Фото: Annie Spratt / Unsplash


Анализ экономических программ показывает, что Копенгаген вынужден тратить на Гренландию все больше и больше, причем не только в секторе безопасности. Очевидно, что такая стратегия имеет свои перспективы, хотя при необходимости США могут активизировать политику отделения, и тогда Дания вынуждена будет пойти навстречу: большинство жителей острова при определенных условиях поддержат отделение. Но пока этого нет, и мы видим кропотливую работу Датского королевства, которая пока позволяет сохранить статус-кво. С точки зрения арктической политики Дании такая стратегия выглядит как единственно верная: без Гренландии арктический потенциал Дании будет минимальным. Фарерские острова в этом плане гораздо менее значимы и привлекательны с точки зрения интересов крупных игроков в мире.


***

Дмитрий Михайличенко, специально для GoArctic

далее в рубрике