Как поменяется арктическая политика Лондона после брекзита

Как поменяется арктическая политика Лондона после брекзита
Фото: Kirsty Wigglesworth, AP Photo


Великобритания не относится к арктическим игрокам первого порядка, однако ее влияние на расклады сохраняется. За последние десять лет Лондон пересмотрел свои арктические взгляды и сейчас выступает как надежный союзник США и НАТО. Брекзит осложнил сотрудничество с ЕС, но в Лондоне надеются преодолеть эти проблемы, влияющие на арктическую политику.

 

Медленная консервация

Начиная с 1990-х гг., когда геополитическое влияние Великобритании сместилось на Ближний Восток, Арктика играла второстепенное значение во внешней политике объединенного королевства. Арктическая стратегия Великобритании была принята в 2013 г. Документ отличал миролюбивый и консервативный подход к Арктике и был ориентирован на экологию, инвестиции и научные исследования.

Не имея прямого доступа к арктическим территориям, Великобритания принимает участие в работе Арктического совета с 1996 г. в качестве наблюдателя. Великобритания постоянно акцентирует внимание на традициях и эволюционном отношении к проблемам в мир-системе. Это позволяет позиционировать историческое влияние Британской империи как ресурса для будущей геополитики.

Предыдущая политика Лондона основывалась на принципах статус-кво и подчеркивала необходимость уважения прав коренного арктического населения. Иными словами, Британия, не имея возможности кардинально влиять на расклад арктических сил, делала акценты на консервации региона и бережном отношении к заполярной природе. Абсолютизация такого подхода ведет к приданию Арктики статуса международного заповедника. В целом стратегия 2013 г. экспертами оценивается как скромная, с невысокой активностью и ограниченным уровнем амбиций. Особенно отчетливо это видно на фоне других неарктических государств (Китай и Япония), активность которых выше.

 

«Слишком нерешительная»

Впрочем, спустя некоторое время, Лондон осознал бесперспективность такого подхода и внес некоторые коррективы. В 2015 г. Палата лордов призвала правительство пересмотреть арктическую политику, а прежнюю аттестовала как «слишком нерешительную». В качестве угрозы указывалась российская военная инфраструктура на Кольском полуострове.

Принятие следующей арктической стратегии в 2018 г. сопровождалось формированием дискурса о традиционно сильном морском флоте и исторически сложившейся имперской идентичности. Помимо этого, научное сообщество в Великобритании подчеркивало значительный научно-исследовательский потенциал и богатую историю изучения Арктики (британская исследовательская станция на Шпицбергене работает с 1972 г.).



Британская арктическая исследовательская станция в международной деревне исследователей Ny-Ålesund, Шпицберген. Фото: сайт British Antarctic Survey

 

Глобальная Британия

По прогнозам экспертов Брекзит может негативно повлиять на исследовательские программы Великобритании. Британские ученые могут быть исключены из будущих научных программ ЕС-Арктика. Однако учитывая, что и Евросоюз, и Великобритания входят в орбиту влияния США, значительных расхождений между ними ждать не стоит.

Кстати, на фоне Брекзита британский истеблишмент активно продвигает идеологию «Глобальной Британии» – то есть политики, направленной на повышение статуса государства в мир-системе. В Лондоне все активнее говорят о роли лидера в решении транснациональных проблем путем развития науки, инвестиций и защиты своих интересов. Провозглашается, что новое измерение арктической политики – это защита глобального влияния Лондона.

В феврале 2019 г. было объявлено о том, что Лондон укрепит свою военно-морскую роль в Арктике, запустив учебную программу в Норвегии с участием около тысячи королевских морских пехотинцев и развертыванием морского патруля. Тогда же британский министр анонсировал появление в Арктике противолодочных самолетов Boeing P-8 Poseidon, которые также направлены на сдерживание российского арктического флота. Также заявлялось о планах патрулирования воздушного пространства королевских ВВС.

В арктической стратегии Британии отводится роль защитника северного фланга НАТО от России. В этом вопросе Лондон тесно сотрудничает с Норвегией. Вообще исторически в Новейшее время скандинавские страны ориентированы на Великобританию, что отчетливо проявилось в годы Второй мировой войны. Видимо, в НАТО намерены продлить эту историческую преемственность.

Нынешняя стратегия фокусирует внимание на потенциальных военных угрозах, которые несет милитаризация Арктики (прежде всего речь идет о Китае и России). Фокус внимания новой стратегии – это военная безопасность и необходимость укрепления арктического флота Великобритании. Помимо этого, британские дипломаты постоянно акцентируют внимание на уязвимости Арктики перед лицом государств, не соблюдающих правила игры.


 

Министр обороны Великобритании Гэвин Уильямсон. Фото: Kuhlmann MSC

 

Ответ Москвы лаконично выразил министр иностранных дел С. Лавров, назвавший Г. Уильямсона «министром войны».

В ближайшие годы следует ожидать усиление военной активности Великобритании как в плане сотрудничества с Норвегией, так и в плане сотрудничества с НАТО в целом. Основой для наращивания военного присутствия будет считаться фактор «милитаризации России».

Великобритания, в силу своего геополитического положения, сможет лишь в ограниченном объеме претендовать на освоение ресурсов Арктики, однако в силу дипломатии и мощной экономики (в том числе и развитых технологий добычи углеводородов) британский фактор еще окажет свое влияние на будущее Арктики.

 

***

Дмитрий Михайличенко, специально для GoArctic

далее в рубрике