«Околоарктический» союзник? Как повлияет на отношения с Китаем председательство России в Арктическом Совете

«Околоарктический» союзник? Как повлияет на отношения с Китаем  председательство  России в Арктическом Совете
Фото из открытых источников


Начало председательства России в Арктическом совете, которое продлится два года, сформировало в западных масс-медиа устойчивый дискурс об арктических противоречиях России и Китая и возможных стратегических расхождениях. При этом забывается важный нюанс: Россия и Китай обоюдно заинтересованы если не в устранении, то в амортизации этих всех возможных противоречий.

Симптоматичная оговорка Лаврова?

В Западных СМИ и экспертном сообществе активно обсуждают заявление главы МИД России С. Лаврова в Рейкьявике, в котором он назвал Китай главным арктическим партнером. При этом С. Лавров оговорился и заявил, что имел ввиду российскую Арктику, а не Арктику в целом.

Повестка арктического развития

Российские эксперты, напротив, отмечают обширную повестку развития России и Китая. Так, эксперт Александр Сергунин отмечает, что многие российско-китайские проекты Арктики еще не реализованы. Среди них предложение китайской корпорации Poly Group об инвестировании 5,5 млрд $ в развитие порта Архангельск. В то же время совместные проекты с Южной Кореей и Японией развиваются, несмотря на западные санкции в отношении России. Безусловный прогресс наблюдается и в российско-китайском сотрудничестве в рамках проекта Ямал СПГ, предполагающего добычу и поставки в Китай сжиженного газа. 

yamal_spg.jpg

Фото из открытых источников

Околоарктический или неарктический?

В 2019 г. прежний госсекретарь США М. Пампео постоянно критиковал «приарктический» статус Китая, который Пекин провозгласил в своих стратегических документах. Россия, судя по всему, также не собирается признавать этот статус и будет придерживаться классического деления на арктические и неарктические страны. В Китае это, безусловно, знают. Россия заинтересована в максимально широком развитии сотрудничества с Китаем, но рассматривает Китай как источник инвестиций в инфраструктуру внутренних территорий России, которые в средне- и долгосрочной перспективе принесут максимальную выгоду и России, и Китаю.

Любое несогласие Китая с такой политикой будет означать сокращение инвестиций и, в конечном счете, ограничение перспектив развития Арктики. 

Пекин выжидает

Скептики отмечают, что Пекин не инвестировал еще ни в один российский арктический порт, а совместных военно-морских учений между двумя странами не проводилось. Можно сказать, что Пекин выжидает, однако эксперты указывают на перспективы сближения двух стран, в том числе и в секторе безопасности и научных исследований (например, подводное картографирование). 

У России же есть маневр в собственных инвестициях, а также взаимодействии с Японией, Южной Кореей и другими азиатскими странами, которые заинтересованы в развитии инфраструктуры Северного морского пути. В конечном счете, Китай инвариантно заинтересован в развитии Полярного шелкового пути, а это, с высокой долей вероятности, означает сотрудничество с Россией.


Третий радующийся

Формирующий дискурс о российско-китайских противоречиях основывается на выгоде для третьего радующегося, то есть, прежде всего, США. Россия и Китай прекрасно осознают свою разность подходов, но понимают потенциал взаимодействия в условиях жесткого давления США.

С такой же логикой можно говорить о возрастающих противоречиях между Китаем и Данией, но на Западе это мало кто делает. Все дело в геополитике: США опасается альянса России и Китая, а вот по поводу альянсов Дании и Китая опасений нет, ведь датчане в целом подконтрольны Вашингтону и действуют в его фарватере. Но, думается, ни Москва, ни Пекин не готовы к углублению этих противоречий, которые играют на руку третьему радующемся, то есть США.

ling-tang-yBroAF1cN3I-unsplash.jpg
Фото: Ling Tang / Unsplash

Москва будет сглаживать острые углы в отношениях с Китаем и ориентироваться на синергию от реализации совместных проектов. В то же время, в Пекине прекрасно понимают, что Москва останется многовекторной и не уйдет от парадигмы приоритетной ответственности, а, значит, и субъектности арктических стран.

В конечном счете, именно этим геополитическим фактором и объясняется актуализация дискурса о российско-китайских противоречиях в западных медиа и экспертном сообществе. При всей аналитичности и наличии разного видения их не стоит преувеличивать, ведь базовые установки Китая и России в поиске точек соприкосновения, а не противоречий.


***
Дмитрий Михайличенко, специально для GoArctic
далее в рубрике