Сейчас в Мурманске

19:21 1 ˚С Погода
6+

Певек - самый северный город России. Взгляд туриста на Чаун-Чукотку

Северные города
Константин Каськаев
5 Марта, 2022, 05:55
Певек - самый северный город России. Взгляд туриста на Чаун-Чукотку
Фото предоставлены автором


Краткая история Певека. Северный морской путь

Певек – тот самый «посёлок» из знаменитого произведения Олега Куваева «Территория». Возник в 1933 году на берегах Чаунской бухты, выходящей в Северный Ледовитый океан. В том же году появился Чаунский район, а Певек стал его центром. В 1930-х СССР стремительно проводил индустриализацию и осваивал новые территории. Вдоль Северного морского пути нужно было строить морские порты, и Певек всего за несколько лет стал одним из важных региональных портов в восточном секторе советской Арктики. Тогда же в 1930-х открыли большое месторождение олова, а о том, как в этих местах отыскали золото – писал О. Куваев в своём романе «Территория». К 1941 году уже была создана оловодобывающая промышленность, а после войны начали добывать и золото. К 1989 году население города достигло своего максимума (как и везде на Крайнем Северо-Востоке СССР) в 13 000 человек. После 1991 года и развала страны окрестные посёлки начали закрывать, а добычей золота стали заниматься вахтовики, живущие в модульных городках. Люди стали переезжать на Большую Землю, и к нашему времени население Певека сократилось на 2/3, до 4 000 в 2019 году. Большой отток населения за последние 30 лет – общая проблема для Чукотского Автономного Округа и Магаданской области. Но за последние 3 года население города выросло на 900 человек, в первую очередь, это связано с закрытием Билибинской АЭС и введением в строй плавучей атомной станции Академик Ломоносов в Певеке. Это дало новый импульс к развитию города.


photo_2022-03-05_03-41-00.jpg


Другим положительным фактором является увеличивающаяся активность на Северном морском пути (СМП). Россия строит новые атомные ледоколы, грузопоток по СМП с каждым годом растёт, и растёт очень большими темпами! К примеру, в 1986 году было перевезено по СМП всего 6,5 миллионов тонн грузов, с 1991 по 2016 это грузопоток колебался около этой цифры, иногда падая до 2 миллионов тонн. Но с 2017 года наблюдается резкий рост грузопотока: 2017 год – 10 миллионов тонн, 2018 год – около 20 миллионов тонн, 2019 и 2020 года – около 35 миллионов тонн. То есть, за 5 лет грузопоток увеличился в 5 раз, и с каждым годом будет только расти. А значит, будет развиваться и жить Певек. Ведь кроме чукотского Певека и якутского Тикси в Восточном Секторе Арктики у России больше нет морских портов, следовательно, нет и альтернативы.


Певек для туриста. Пегтымельские петроглифы и Мыс Шелагский

В Певек я приехал в 2018 году, в рамках своего большого путешествия по Крайнему Северо-Востоку России. В общих чертах маршрут был таким: поездом по БАМу от Тайшета до Тынды, затем автостопом через Нерюнгри, Якутск и Магадан к Охотскому морю. Оттуда вглубь материка в Сеймчан (порт на реке Колыме) и вниз по легендарной реке до чукотского Анюйска, а оттуда по летней дорожной сети до Билибино, Певека и Эгвекинота. Куваевскую «Территорию» я читал задолго до 2018 года и естественно мечтал увидеть своими глазами места, описанные в книге. Кстати, если прототип «посёлка» в романе это Певек, то прототипом «города» является Магадан. В Певеке о Куваеве помнят, и в честь него названа одна из улиц города. А вот микрорайон на косе, откуда начинался посёлок, почти заброшен. Много пятиэтажных домов стоят брошенными, гигантский отток населения в 1990-х сказался на состоянии жилого фонда города. Почти все населённые пункты на Чукотке до наступления эры губернатора Абрамовича (2000-2008 года) выглядели депрессивно и уныло, благоустройством не занимались, инфраструктура ветшала. Но с середины нулевых в посёлки и города снова начали вкладывать деньги, а в 2018 году Певек вовсю готовили к прибытию и установке ПАТЭС. Город подкрасили, благоустроили придомовые территории, прибрали мусор.


photo_2022-03-05_03-40-54.jpg


Турист первым делом удивится тому, что городские автобусы в Певеке бесплатны. Город, конечно, крошечный, но зимой, в лютую стужу, пройти пешком даже короткие дистанции совершенно не хочется. Тут-то и выручают автобусы. Другой особенностью города являются дома на железо-бетонных сваях – это особенность всех городов и посёлков северной части Дальнего Востока. Из-за вечной мерзлоты, которая сковала землю, все коммуникации (провода, трубы, канализация) проходят по поверхности земли, а не под ней. Поэтому у домов нет подвалов, а первые этажи сильно подняты над землёй. Кроме того, двери в подъезды открываются вовнутрь, чтобы можно было откопаться изнутри, если первый этаж заметёт снегом.

Певек окружает голая тундра – ни единого нормального дерева в округе, только лысые сопки. С другой стороны сопок – Чаунская бухта. Морские пейзажи добавляют городу красоты, и постоянно чадящая ТЭЦ на фоне моря и сопок уже не выглядит так угнетающе, как могла бы выглядеть где-нибудь на равнине в центральной России.

Кроме прогулок по городу и посещения смотровых площадок, расположенных на вершинах окрестных сопок и крышах заброшенных домов Певека, можно зайти и в краеведческий музей, на Чукотке они везде интересные, даже в райцентрах. Экспозиции посвящены истории освоения советскими людьми этих широт, быту и жизни коренных народов Чукотки (ламуты, чукчи, юкагиры). Чаунский район знаменит Пегтымельскими, самыми северными в мире, петроглифами. Они находятся в низовьях реки Пегтымель, недалеко от устья реки, и имеют возраст около 2 000 лет. Но добраться до них совсем не просто, разве что вертолёт нанимать! Так хоть в музее посмотрите.


photo_2022-03-05_03-40-59.jpg


А вот на мыс Шелагский можно добраться с помощью своих собственных ног. От Певека до знаменитого мыса около 50 км по тундре. Мыс выдаётся в море на 9 км и разделяет Чаунский залив и Восточно-Сибирское море. Некоторые сцены фильма «Как я провёл этим летом» снимались на мысе Шелагском. Кроме того, мыс является самой северной точкой Чукотки и лежит за 70 градусом северной широты. Хоть я и написал, что до мыса можно добраться пешком, но это вам не обычная прогулка по лесу. Во-первых, в этих широтах деревья не растут, только кустарники типа карликовой берёзы, да грибы «надберёзовики». Идти по кочковатой тундре – отдельное удовольствие, требующее хороших сапогов и терпения. А ещё по пути можно посмотреть на белых медведей или диких северных оленей в естественной среде обитания. Всё для туриста, приезжайте, будем рады.

На мысе Шелагском есть заброшенная метеостанция «Туманная», там-то и снимали кино в 2010 году. Данная метеостанция была труднодоступной, так как на технике сюда не добраться, только пешком или морем. Зимой доступ к станции могли перекрыть торосы, так что уединения работникам станции хватало. Теперь она пустует, и там, при желании, можно переночевать, но состояние станции всё-таки оставляет желать лучшего.

Если ходить пешком не хочется, то можно из Певека прокатиться по ближайшим заброшенным посёлкам. Один из них – Комсомольский. Посёлок был закрыт в 1998 году, при этом там до сих пор действуют два предприятия по добыче золота. Почему закрыли посёлок? Невыгодно в таком отдалении от цивилизации содержать школу, больницу, дороги, детские сады, кинотеатр, спорткомлекс и прочую инфраструктуру, так что «невидимая рука рынка» расставила всё на свои места.


photo_2022-03-05_03-40-52.jpg


Собственно, для тех, кто любит заброшки в глухих местах, Чукотка – идеальное место. Возможно, со временем она станет меккой для тех, кто любит постапокалиптические пейзажи, но пока туристов здесь совсем немного, и две сотни за год еле-еле наберётся. Другой интересный факт – это наличие различного бесхозного металлолома по всей Чукотке. В центральной России и южной Сибири всё уже давно сдали на переработку, а здесь алюминиевые тросы и прочие цветные металлы спокойно лежат в тундре и ждут своего часа, вывозить отсюда металлолом слишком дорого.


В заключение

Певек – наш форпост в Арктике, после тридцатилетнего перерыва в этот регион снова начинают вкладывать ресурсы и инвестиции. Конечно, много было утеряно или разрушено за эти годы, уехали на Большую Землю или попросту ушли из жизни ценные кадры и опытные мастера своего дела. Теперь нашему государству приходится восстанавливать утраченные технологии, заново создавать различные сферы производства, взращивать новых специалистов и строить то, что было разрушено в лихие 1990-е годы, а людям, живущим за Полярным Кругом, остаётся надеяться, что не наступят снова те страшные времена, когда никому не будет дела до освоения северных широт, когда в стране разруха и уныние. Север – край сильных.


***

Константин Каськаев, специально для GoArctic

далее в рубрике