Северный флот – новый военный округ?

Никита Трофимов
16 Марта, 2021 | 13:48
Северный флот – новый военный округ?

Ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 955 «Борей».


В конце декабря прошлого, 2020 года, практически незаметно промелькнула в выпусках новостей информация о подписанном Верховным Главнокомандующим Указе №803 «О Северном флоте». Текст Указа я привожу ниже.


Указ состоит из одиннадцати страниц, но, честно говоря, нас более всего интересует страница первая, которая, собственно, и приведена выше. Нас – это я говорю о тех, кому не безынтересен вопрос защиты рубежей нашей страны на Северном театре предполагаемых военных действий. Если вы причисляете себя к этой категории лиц, то, возможно, эта статья привлечёт ваше внимание. Давайте вместе попробуем разобраться: что означает этот Указ для Северного флота и для обороны нашей страны в целом.


В конце XX века, его последнего десятилетия, по обороноспособности страны был нанесён удар невероятной силы. По воле политического руководства страны, а точнее -- по причине безволия и прямого предательства интересов своего государства Президентом СССР М.С.Горбачёвым, началось беспрецедентное сокращение Вооружённых Сил Советского Союза, которое обернулось впоследствии крахом всего государства. Начатое М.С. Горбачёвым дело было продолжено первым Президентом России Б.Н. Ельциным, который изображал руководство страной, пребывая в состоянии перманентной алкогольной комы и олицетворяя так любимый Западом образ вечно пьяного и отсталого русского национального позорища. Ближайшее окружение Ельцина было нашпиговано не только американскими агентами влияния, но и штатными агентами американских спецслужб. Естественно, что приносимые на подпись Верховному Главнокомандующему Вооружёнными Силами России документы составлялись таким образом, чтобы как можно быстрее и эффективнее ослабить эти самые Вооружённые Силы и лишить Россию возможности влияния в международных делах, создать предпосылки для дальнейшего дробления её территории на мелкие государственные и административные образования, чтобы в конечном итоге похоронить собственно такое понятие, как Россия. Вы все помните, как Ельцин, обращаясь к руководителям субъектов Федерации, провозглашал (при этом, по-видимому, не понимая смысла и последствий произносимых им слов): «Берите суверенитета сколько хотите!». Страна нависла над бездонной пропастью, стоял вопрос о существовании России как таковой.

Я надеюсь, что все прекрасно понимают, что лишение государства возможности защищаться означает автоматическое лишение суверенитета субъекта. Специфика Вооружённых Сил России состоит в том, что они являются ракетно-ядерным щитом государства, причём щит этот настолько мощный, что Россия является единственной потенциальной или эвентуальной угрозой существованию США. Наши стратегические ядерные силы являются на данный момент единственным гарантом существования государства во враждебно настроенном окружающем политическом пространстве. Ни для кого не является секретом, что коллективный Запад не раз поднимал вопрос о том, что обладать такой территорией и такими природными богатствами одной стране несправедливо. Не будь в наших Вооружённых Силах ядерного и термоядерного оружия, сценарий делёжки нашей страны был бы разыгран незамедлительно. Вот поэтому мы и поговорим о так называемой ядерной триаде – ведь именно так называют наши Стратегические Ядерные Силы (СЯС) наши падкие до звучных (а особенно иностранных) клише журналисты и обозреватели.


Итак, что же такое СЯС?

Стратегические ядерные силы России состоят из Ракетных войск стратегического назначения (РВСН), морских стратегических ядерных сил (МСЯС) и стратегической авиации. Не вдаваясь в дебри описания всех СЯС, и поскольку темой данной статьи является Указ Президента России «О Северном флоте», остановимся на морской составляющей.

К сожалению, среди военно-политического руководства нашей страны вопросы, связанные с Военно-Морским Флотом, всегда имеют второстепенное значение. Так сложилось исторически после крушения Российской империи. Даже великий маршал Победы Георгий Константинович Жуков, будучи Министром обороны Советского Союза, к флоту и его развитию относился как к надоедливой зубной боли. У плеяды маршалов Великой Отечественной войны в памяти были тысячи танков, орудий, бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей, способных огненным валом пройтись по любому противнику. А флот – ну что там, этот флот? Самотопы!

А между тем флот, с момента его зарождения и до настоящего времени, всегда являлся средоточием последних, самых передовых на каждый период развития, технологий. Именно на флоте внедряются самые невероятные технические решения, флот способен оперативно реагировать на изменения в обстановке в самых разных регионах земного шара, а угроза в настоящее время ввиду развития средств поражения может возникнуть откуда угодно. Военно-морской флот является самым технологичным видом Вооружённых сил, ну и, в силу этого, самым дорогостоящим. Чего и не могут простить ему мечтающие и по сей день о грандиозных танковых колоннах генералы. Но с появлением на флоте ядерного оружия, и особенно стратегического ядерного оружия, наши собратья по боевому строю вынуждены были мириться с тем, что значительная часть бюджетного пирога уходит мимо них -- на создание тех самых МСЯС, о которых я говорил выше. На вооружение Северного и Тихоокеанского флотов поступили атомные ракетные подводные крейсера стратегического назначения – РПКСН. Я в рамках этой статьи, дабы не утомлять читателя, не буду перечислять проекты и характеристики этих удивительных кораблей, а лишь остановлюсь немного на том, как мы планировали отвечать на ядерный удар наших заокеанских соседей. РПКСН первых проектов для боевой службы и готовности к нанесению ответного удара по противнику вынуждены были, ввиду сравнительно малой дальности стрельбы ракетных комплексов того времени, осуществлять свою деятельность в районах, максимально приближенных к территории США. Американцы, естественно, знали об этом и организовали мощную противолодочную оборону, имея целью не допустить выполнения нашими лодками своих боевых задач и уничтожить их ещё до начала ядерного нападения на СССР. Со временем характеристики наших ракетных комплексов и самих РПКСН совершенствовались, и районы огневых позиций, в которых могли находится наши лодки при несении боевой службы, становились всё больше и больше, чем затруднялась нашему противнику борьба с ними.


    Ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 667А «Навага».


Наш Военно-Морской флот надёжно гарантировал вместе с РВСН и Стратегической авиацией нанесение противнику неприемлемого ущерба, что и спасало мир от наступления ядерного апокалипсиса. Вот поэтому те самые агенты влияния и агенты по штатному, так сказать, расписанию ЦРУ США окружавшие наших двух политических негодяев -- Горбачёва и Ельцина, главные усилия по разоружению нашей страны и её ядерного потенциала сосредоточили на Военно-Морском флоте. В 1985 году ВМФ СССР достиг пика своего могущества, что не на шутку испугало американцев, и они решили уничтожить наш флот силами послушного им руководства нашей страны – пришедшего к власти безвольного и безграмотного, охотно поддающегося влиянию окружения и мечтающего о всемирной славе Горбачёва. Было заморожено выполнение кораблестроительных программ, фактически прекратилось выделение денег на судоремонт, боевая подготовка сократилась до такого состояния, что каждый выход в море превращался в событие чуть ли не государственного масштаба. В головы военнослужащих старательно и методично вбивалась ахинея о том, что войны не будет, что никто на нас нападать не собирается, поэтому надо разоружаться, проводить конверсию оборонки и начать "дружит с американцами". Американцы-то при этом всю деятельность по разрушению нашего флота приветствовали, причём сами разоружаться даже и не думали. Наоборот, они принимали на вооружение всё новые и новые корабли и лодки, системы вооружения, расширяли свою, и без того огромную, сеть базирования по всему миру.

Дело Горбачёва было продолжено Ельциным. При нём масштабы списания новых, на тот момент, кораблей приняли поистине гигантский масштаб. Списывались корабли, требовавшие простого текущего ремонта, которые могли бы ещё десятки лет выполнять свои боевые задачи. Сколько было уворовано на этом – ещё предстоит разобраться историкам и, я на это ещё надеюсь, следственными органами. В результате этой «миротворческой деятельности», флот ужался до состояния полной неспособности противостоять кому бы то ни было на морских -- даже не океанских! -- театрах боевых действий.

Флота просто не стало. Как, в принципе, нет его и сейчас, по прошествии двух десятилетий. Его нет, так как существующий корабельный состав ВМФ, его силы обеспечения не способны решать задачи обороны такого государства, как Россия. Если не обращать внимание на журналистов, орущих про «не имеющих аналогов в мире системах вооружения», чрезвычайно далёких от понимания реальности ввиду сокращения должностей военных консультантов в наших СМИ, то картина складывается чрезвычайно безрадостная.

Специально для неподготовленного с военной точки зрения читателя я буду рассуждать совершенно примитивно и доступно. Так в своё время поступил знаменитый кораблестроитель академик А.Н. Крылов, выступая перед Государственной Думой в 1912 году с докладом на заседании, на котором рассматривался законопроект об ассигновании 500 миллионов рублей на возобновление флота, разгромленного в Цусиме.

Для того, чтобы наши МСЯС могли выполнить свою боевую задачу по нанесению ответного или ответно-встречного ядерного удара по противнику в случае развязывания им боевых действий, наши РПКСН должны в угрожаемый период находится в районах огневых позиций (РОП) или должны выйти в них с началом боевых действий.

Слава Богу, но сейчас флот уже способен вновь отправлять на боевую службу в эти самые РОП наши РПКСН. Но если они будут действовать в одиночку, то американские, английские, французские, норвежские противолодочные силы -- в первую очередь, противолодочные подводные лодки -- найдут их, установят слежение в готовности к немедленному уничтожению по команде (ради Бога, не слушайте тех самых журналистов, вещающих о наших лодках, как о «чёрных дырах в океане»!). Установят слежение, установят! Поэтому надо периодически скрытно проверять отсутствие слежения за нашим РПКСН другими силами. Кто это может сделать, учитывая удалённость районов несения боевой службы от наших берегов? Конечно же, противолодочная авиация! Они в кратчайший срок могут прибыть в район патрулирования, поставить поля и барьеры из радиогидроакустических буёв и либо обнаружить вражескую лодку, осуществляющую слежение за нашим РПКСН, либо установить факт отсутствия слежения. Для того, чтобы наши самолёты противолодочной авиации смогли достичь района поиска, их надо прикрывать истребителями, которых, равно как и сами противолодочные самолёты, надо дозаправлять в воздухе с летающего танкера. Чтобы все эти самолёты не стали добычей истребительной авиации врага, по его аэродромам и радиолокационным станциям, комплексам радио- и радиотехнической разведки надо нанести ракетно-бомбовый удар, вывести из строя взлётно-посадочные полосы аэродромов, после чего не дать противнику восстановить их в течение необходимого для выполнения нашими самолётами своей задачи срока. Для обеспечения скрытности развёртывания наших самолётов желательно провести постановку помех радиоэлектронным средствам противника, нарушить каналы управления и связи. Чувствуете, сколько разнородных сил должно быть привлечено для выполнения задачи?


  Тральщик проекта 12700.


Для развёртывания же наших ракетных подводных крейсеров из мест базирования в свои РОП надо провести вообще гигантские действия! На выходе из баз наши подводные лодки могут подорваться на скрытно поставленных различными силами противника минных заграждениях, поэтому пути развёртывания РПКСН должны быть обязательно протралены или обследованы на предмет обнаружения минной опасности. Для этого на флоте должны быть соответствующие минно-тральные силы. Так как тральщики имеют низкую боевую устойчивость против авиации противника, районы их действий должны быть прикрыты зенитно-ракетными войсками (ПВО), а также истребительной авиацией. За минными полями могут находиться противолодочные подводные лодки противника, которые будут стремиться атаковать наши РПКСН. Далее за наши подводные крейсера примутся противолодочные самолёты противника. Нам их, естественно, надо будет уничтожить и впредь не допускать в район. Так вот для того, чтобы наши РПКСН могли выйти из мест базирования и дойти до РОПа, а далее дежурить там в готовности к применению своих баллистических ракет по противнику, нам надо построить в море несокрушимую крепость и оборонять её от врага. Такая крепость называется на флотском языке ЗРБД, то есть Защищённый район боевых действий.

Как мы будем строить такую крепость? Давайте подумаем! Я уже говорил, что наши стратегические ракетные комплексы постоянно совершенствуются, и нам уже нет явной необходимости находиться, к примеру, в Карибском море, чтобы достать ракетой до административно-политических или военно-промышленных центров супостата. Другое дело, что подлётное время с момента старта до поражения цели в этом случае будет минимальным. С другой стороны возникает проблема обеспечения скрытности действий и обеспечения боевой устойчивости. Ведь противник не дремлет и постарается наши лодки у себя под боком быстро уничтожить. Но ведь все лодки держать там невозможно, поэтому часть лодок будет в угрожаемый период выходить в ЗРБД, откуда и будет пулять по противнику. И находится он будет не на таком большом удалении от мест базирования, а очень даже рядом. Для этого нам надо сформировать наряд сил, который бы с заданной вероятностью очистил бы ЗРБД и пути развёртывания РПКСН в ЗРБД от всяческих опасностей. Про минно-тральные силы и силы их прикрытия я уже сказал. Теперь нам надо прогнать поганой метлой оттуда подводные лодки врага. Для этого существуют стационарные гидроакустические системы, выставляемые на опасных направлениях барьеры радиогидроакустических буёв, а также разнородные противолодочные силы – корабельные и авиационные поисково-ударные группы (КПУГ и АПУГ), противолодочные подводные лодки. 



  Сторожевой корабль «Жаркий» ведёт поиск подводной лодки противника.


Всем нарезаются районы, в которых они должны навести порядок. Причём строятся эти районы таким образом, чтобы нескрытно действующие силы (это корабельные группы, КПУГи -- а как им скрыться от разведки противника и от тех же вражеских подводных лодок, всегда имеющих преимущество перед надводными кораблями в дальности обнаружения?) вытесняли противника из своего района поиска в районы действия сил, имеющих возможность действовать скрытно (то есть, наших подводных лодок и авиации). С обнаружением нашими скрытно действующими силами вражеских лодок, за ними устанавливается постоянное слежение в готовности к уничтожению по приказанию или с началом боевых действий.


 Противолодочный самолёт Ил-38 "Новелла".


Противник, естественно, такому обороту будет не рад и тут же попробует нанести по нашим силам удар, для чего будут привлечены самолёты с ракетно-бомбовым вооружением, базовая патрульная авиация (для уничтожения наших противолодочных лодок и РПКСН). Потому ЗРБД должен быть прикрыт зенитными ракетными комплексами корабельного и берегового базирования, истребительной авиацией. Если противник применит свои корабельные ударные группы – то для противодействия им должны быть заранее развёрнуты ударные силы флота как корабельные, так береговых войск флота. Ну и штурмовая авиация, естественно. И, ох, как бы нам здесь пригодился авианосец! Это я специально говорю для тех, кто, не прослужив на флоте ни дня, тем не менее считает себя экспертом в военно-морских делах и считает авианосец бесполезной консервной банкой и плавучей мишенью. 


  Авианосец «Адмирал флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов».


Авианосец-то обеспечил бы нам как постоянное истребительное прикрытие своих сил и всего ЗРБД, так и держал бы на приличном расстоянии надводные силы супостата! Но все эти силы надо обеспечить достоверными комплексными данными разведки и целеуказания (от морских космических систем разведки и целеуказания, авиационных комплексов дальнего радиолокационного обнаружения и управления, радио- и радиотехнических разведывательных комплексов и прочая, и прочая и прочая…). И не надо забывать, что действующие в море, под водой, на берегу, в воздухе силы должны в ходе всего этого периода обеспечиваться всеми видами довольствия, должны пополняться их запасы, топливо, продовольствие, вода, боеприпасы и т.д. и т.п.

Допустим, мы всё спланировали правильно, несокрушимую крепость – ЗРБД – мы построили, наши РПКСН спрятались в ней, а остальные силы поддерживают оперативный режим – то есть охраняют район. Вот тогда-то наши РПКСН смогут выполнить свою задачу по нанесению противнику в случае, если он рискнёт напасть на нас, непоправимого и неприемлемого ущерба. Я надеюсь, вы теперь понимаете, сколько сил и средств должно быть привлечено к решению Северным флотом такой задачи? Это будут силы и средства флота, Воздушно-космических сил, Сухопутных войск. И все эти действия должны быть связаны по месту, времени проведения, проводиться по единому замыслу и плану под единым командованием. Иначе никак! В любой драке надо бить концентрированно по наиболее уязвимым местам противника, мгновенно реагируя на его перемещения и действия! Поэтому – только под единым командованием! И готовиться к этому надо также по единому плану боевой подготовки.

Это мы с вами поговорили в первом приближении, для школьников, о выполнении Северным флотом задачи нанесения по противнику ракетно-ядерного удара силами МСЯС.

А теперь опять вернёмся на несколько десятилетий назад, до того момента, как над нашей Родиной начали издеваться два вышеупомянутых политика, управляемых из «сияющего града на холме» (или Вашингтонского обкома). В те не такие уж далёкие времена с целью обеспечения обороноспособности страны вокруг всего СССР было построено сплошное радиолокационное поле, исключающее прорыв крылатых ракет и бомбардировщиков США. Пройти незамеченными они не могли, а так как их обнаруживали на тех дистанциях, для которых это сплошное радиолокационное поле и рассчитывалось, то и был готов соответствующий наряд сил ПВО в виде истребителей-перехватчиков и зенитных ракетных комплексов. Так что – надёжно были мы защищены со всех сторон. К примеру, Матиаса Руста, севшего на Красной площади, наше ПВО вело вплоть до самой посадки, сбить его мог даже тот вертолёт, который был послан для классификации малоскоростной воздушной цели. Командир вертолёта даже не из пулемёта или своего табельного пистолета ПМ -- а из рогатки мог бы его сбить! Но запуганные до смерти Горбачёвым генералы никак не могли взять на себя ответственность за уничтожение этого самолёта. Горбачёв, видимо, был в курсе задуманной американцами провокации (а сомнений в том, что это была тщательно продуманная, спланированная и проведённая провокация ЦРУ, нет даже у самых узколобых и отмороженных персонажей нашей политической палитры), -- и это дало ему прекрасный повод для увольнения в отставку большого числа недовольных его разрушительной политикой представителей высшего генералитета, включая министра обороны СССР маршала Советского Союза Сергея Леонидовича Соколова. 

...Но вернёмся к сплошному радиолокационному полю. Так вот, после всех сокращений и оптимизаций страна полностью лишилась данного поля по всем направлениям!


    Брошенная и загубленная РЛС обнаружения воздушных целей.


Более подробно об этом самом поле. Надеюсь всем читателям известно, что Земля почти кругленькая, а точнее -- имеет форму геоида Красовского. Поэтому для того, чтобы вовремя заметить крылатую ракету или самолёт, летящие к нам «в гости» для вручения подарка мощностью в несколько сотен килотонн в тротиловом эквиваленте, наши радиолокационные станции (РЛС) надо размещать на строго определённом в каждом конкретном случае расстоянии друг от друга. Есть такие немудрёные формулы, в которых входными параметрами служат высота места РЛС, прогнозируемая высота полёта цели, площадь её эффективной отражающей поверхности, возможная скорость, а также необходимо учитывать рельеф местности, погодные условия и много других факторов. Даже при беглом взгляде на  глобус можно понять, что наша страна имеет самые протяжённые в мире границы, причём с очень большой морской частью, и большую часть её морской части составляет граница, расположенная на Севере – морская граница (19 724,1 километра) проходит вдоль побережья морей Северного Ледовитого океана: Баренцева, Карского, Лаптевых, Восточно-Сибирского и Чукотского. И давайте-ка вспомним Валерия Чкалова – как он совершал первый в истории беспосадочный полёт на самолёте из СССР в США? – Правильно! Через Северный полюс! Потому, что это самый короткий путь! Минимальное расстояние между державами. В том числе и для бомбардировщиков и для крылатых ракет. Именно поэтому вся эта граница во времена СССР находилась под строжайшим контролем РЛС. В тундре, на островах и в таёжной глуши были построены аэродромы для перехватчиков ПВО, развёрнуты ракетные соединения ПВО. Вы можете себе представить, какое огромное количество сил и средств находилось в готовности к отражению агрессии?

И вдруг в течение нескольких лет всего этого не стало! Страна стала похожа на пехотинца, лежащего на голой ровной площадке степи, без сапёрной лопатки, без укрытия, без бронежилета, но с автоматом в руках. А каждый сантиметр этой площадки уже давно пристрелян со всех сторон вражескими пулемётами! Россия ушла со своего Севера. Брошенные заставы, мёртвые гарнизоны, разрушенные посёлки, покинутые городки. Север превратился в дикий край с редкими городами-призраками.

Ровно с той же скоростью, с какой Россия уходила с Севера, падал и её вес в мировой политике, в международных делах. А какой бандит станет слушать человека, которого он может пристрелить в любую минуту? Или кто станет разговаривать с тем самым пехотинцем, лежащим под пулемётами? Разве что, о сдаче в плен…

Не напали на нас они потому, что считали уже побеждёнными! Ну, и всё же побаивались: вдруг эти русские опять будут биться до последней капли крови?!

Сейчас Север, как с экономической точки зрения, так и с военной, понемногу оживает. Ведь недаром же ещё великий Ломоносов говорил: «Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном».  Опять появились заставы, гарнизоны, базы, восстановлено то самое поле РЛС, на передовых аэродромах в Арктике появились полки истребителей. На островах Северного Ледовитого океана построены современнейшие военные объекты. 


   База «Арктический трилистник» ВС РФ.


А как же, при условии разрушенной во времена бандитского капитализма инфраструктуры Севера, снабжать и обеспечивать все эти силы? Как и кто будет осуществлять ротацию базирующегося там персонала военнослужащих и гражданских лиц? Кто будет управлять и связывать воедино в чётко функционирующий боевой комплекс раскиданные по всему Северу подразделения и части различных родов войск?

Тут надо сделать ещё одно историческое отступление, во времена уже не столь давние. Был у нас такой великий мебельных дел мастер, потом выдающийся сборщик налогов, выбившийся аж в министры обороны. Став министром обороны, этот деятель с маниакальным упорством начал уничтожать систему управления войсками. Я не хочу рассматривать другие рода войск, но при господине Сердюкове дооптимизировались до того, что был ликвидирован ЦКП ВМФ, откуда осуществлялось боевое управление силами флота во всех районах мирового океана. Роль главнокомандующего Военно-Морским флотом и Главного Штаба ВМФ сведена практически до нуля. В прямое управление флотами вступили командующие округами, то есть армейские, сухопутные генералы. А с точки зрения стороннего наблюдателя, это всё равно, что назначить на должность примы-балерины Мариинского театра солдата из роты почётного караула – дескать, он тоже ногу высоко поднимать может и носок тянет замечательно!

Но северное направление, прикрывающее основные научные и промышленные центры страны, в силу географических причин, практически полностью зависит от деятельности Северного флота и имеет важнейшее, критическое для обороны страны значение.  Поэтому, когда встал вопрос – кто же будет управлять всеми силами на Северном театре военных действий? -- ответ напрашивался сам собой: командующий Северным флотом! Именно силами Северного флота обеспечивается функционирование всех соединений и частей, дислоцированных на нашем Севере.


       Штаб Северного флота в городе Североморске.


В последнее время, в связи с изменением климатических условий, происходит ускорение темпов освоения Севера нашим государством, осваиваются новые районы добычи полезных ископаемых, строятся новые порты, интенсивно ведутся разведка и освоение шельфа Северного Ледовитого океана. В ближайшее время вступят в строй новые атомные ледоколы. Какое это имеет значение для России? Севморпуть -- это и транзитная транспортная артерия, которая со временем может превратиться в одну из самых главных в мировом океане, это и практически единственный путь вывоза добываемых на Севере полезных ископаемых. Объём перевозок в 2019 году составил уже 30 млн. тонн грузов. Это, конечно, мало, но увеличение объёма перевозок в последнее время приняло взрывной характер. Причин здесь много, но одна из самых важных и значимых – выигрыш в расстоянии. К примеру, если взять два самых загруженных порта в мире – Роттердам и Иокогаму, -- то при перевозке между этими портами по СМП пройденное расстояние будет на 7 тысяч километров меньше, чем через Суэцкий канал. А это сокращение времени, уменьшение затрат на топливо, уменьшение выбросов в окружающую среду, повышение оборачиваемости судов и контейнеров. Есть ещё один немаловажный факт: эта трасса лишена угрозы пиратства, которой подвержены традиционные пути через Суэцкий канал или вокруг мыса Доброй надежды (вокруг Африки). Я думаю, что мы с вами станем свидетелями превращения Северного морского пути в основной маршрут движения грузов между Европой и Азией. 

   
   Газовоз «Кристоф де Маржери» на переходе Северным морским путём.

Военное значение Северного морского пути тоже трудно переоценить. Он даёт возможность осуществления в кратчайший срок манёвра силами – то есть переброски кораблей и подводных лодок между Северным и Тихоокеанским флотами. Этот путь мало того, что является самым коротким, -- он является ещё и самым безопасным, так как не пролегает через моря и океаны, доступные силам нашего противника. Хотя и при проведении таких операций должны оцениваться все возможные угрозы нашим кораблям, в первую очередь -- со стороны подводных лодок противника, для чего Северный флот обязан принимать меры по поддержанию благоприятного оперативного режима на СМП, проводить поисковые операции, отрабатывать систему конвоев. Недаром наш вероятный противник ежегодно проводит в районе Баренцева и Карского морей свои разведывательные операции с привлечением значительного наряда сил. Особенно в этом усердствует бывшая «владычица морей» Великобритания, старающаяся показать своим налогоплательщикам, что она ещё чего-то стоит в военном плане.

Всё это, как мы с вами разобрали ранее, должно проходить под единым руководством и по единому замыслу. Силы и средства, дислоцируемые на Северном театре, должны проводить боевую подготовку во взаимодействии с различными группировками, соединениями и частями различных видов Вооружённых Сил, что уже само собой предполагает нахождение во главе такого огромного по территории, по значению и по составу межвидового стратегического территориального объединения именно командующего Северным флотом! Вы можете себе представить (я ни в коем случае не хочу умалить образованность и уровень оперативно-стратегической подготовки генералов сухопутных войск) во главе такого объединения бывшего командира танкового или мотострелкового полка или дивизии? Лично я -- нет!

Поэтому, с моей точки зрения, решение Верховного Главнокомандующего абсолютно продуманное, своевременное и правильное.  Мало того: я думаю, что через несколько лет, после доскональной отработки взаимодействия между соединениями и частями внутри межвидового стратегического территориального объединения "Северный флот и его контуры управления", такое же решение будет принято и в отношении Тихоокеанского флота! Поживём – увидим!

Автор: Никита Александрович Трофимов, капитан I ранга Северного флота в отставке.



далее в рубрике