Сейчас в Архангельске

17:10 14 ˚С Погода
18+

Борьба за заповедник: почему коренные жители Аляски не могут остановить добычу нефти

ИноСМИ об Арктике

Полезные ископаемые Нероссийская Арктика Коренные народы Севера
Денис Ивановский
27 июля, 2023 | 17:21

Борьба за заповедник: почему коренные жители Аляски не могут остановить добычу нефти
Фото: Arthur T. LaBar / Flickr / CC BY 2.0


Проект Willow, разрабатываемый американской корпорацией ConocoPhillips в Национальном заповеднике Аляски, стал самым резонансным за всю историю добычи полезных ископаемых в североамериканской Арктике. Разведка нефти в заповедных зонах была запущена всего восемь лет назад, однако истоки противостояния традиционного уклада жизни и нефтедобывающей промышленности берут своё начало в 60-х годах 20-го века.


История нефтедобычи на Аляске

Впервые нефть на Аляске обнаружили в 1968 году. Тогда было открыто сверхгигантское месторождение Прадхо-Бей на северо-востоке штата, добыча полезных ископаемых на котором началась в 1977 году.

Начиная с 70-х годов, правительство и коммерческий сектор всерьёз занялись геологической разведкой арктических американских территорий, постепенно двигаясь с востока на запад, ближе к заповедным территориям Аляски. Именно тогда в США сформировалось протестное движение, куда вошли экологические организации и местные общины коренных народов Севера. В следующие двадцать лет им удалось добиться остановки строительства некоторых нефтяных трубопроводов, которые должны были проходить через территории традиционного размещения местного населения. Однако сама добыча нефти и газа продолжала нарастать.

В начале 1900-х годов правительство США дошло до заповедных зон и выделило четыре резервные территории в Национальном арктическом заповеднике Аляски, которые должны были в случае необходимости гарантировать поставки нефти для вооружённых сил страны. Природа оставалась нетронутой, однако двери для будущей добычи ресурсов были открыты.

К тому периоду стало понятно, что нефти на северо-западе Аляски очень много, вопрос лишь в экономической целесообразности её добычи. Тогда местные общины и экологические организации выступали против освоения заповедных территорий, однако в отсутствие каких-либо инструментов защиты ничего сделать не могли.

В 2000-х годах с развитием технологий разведки и геологических знаний американские корпорации начали лоббировать свои интересы в заповедных зонах американской Арктики, ссылаясь на безопасность и экологичность добычи нефти и газа. Постепенно правительство США начало выдавать разрешения на разведку ресурсов на резервных территориях. К 2016-му году было получено разрешение на освоение последней, четвёртой резервной зоны, где в последствие и воплотился проект Willow.


alpine-cd5drillsite-3-2048x1365.jpeg

Фото: ConocoPhillips


Проект Willow

Спустя четыре года ConocoPhillips получила одобрение на добычу нефти и газа от федерального Бюро по управлению земляными ресурсами. Сразу же было получено разрешение от администрации президента Дональда Трампа. Эти события совпали с ростом цен на энергоресурсы, что придало промышленности дополнительный стимул к развитию территорий. На освоение было выделено 93 миллиона гектаров. Для сравнения, это в три раза больше площади Москвы.

Willow должен был стать крупнейшим проектом за всю историю добычи ресурсов в американской Арктике. В первоначальной редакции на пяти буровых скважинах оператор проекта ConocoPhillips планировал добыть 750 миллионов баррелей нефти в течение 30 лет.

Местные общины обратились в суд, выступая против добычи нефти в заповедных зонах. На время судебных разбирательств разведку приостановили, однако меньше чем через год было принято решение не сворачивать проект Willow, а лишь несущественно уменьшить количество планируемых площадок для бурения. По оценке экологических организаций, добыча нефти в обозначенных объёмах будет приносить 280 миллионов кубических тонн углекислого газа, а также уничтожит более 12 поселений коренных малочисленных народов, на местах которых будет возведена сопутствующая инфраструктура.

При этом освоение территорий на этом не закончится. К югу от Willow находится территория Перегрин с потенциальным месторождением нефти в 1,6 миллиардов баррелей. Его разработка была одобрена в конце 2022 года.



Willow-map.jpg

Карта проекта Willow. Пять изначальных скважин отмечены квадратами. Источник: Bureau of Land Management


Почему Вашингтон не может остановить добычу нефти в Арктике

По современному законодательству администрация президента США вполне законно даёт согласие на разведку и добычу нефти в заповедных арктических зонах. ConocoPhillips владеет договорами аренды вышеупомянутых территорий, которые заключила ещё двадцать лет назад, и имеет законное право на бурение. 

Аннулирование договора аренды для предотвращения добычи нефти привело бы к судебному разбирательству, которое обошлось бы правительству в миллионы долларов и не привело к итоговому результату.

В сложившихся обстоятельствах правительство заключило сделку с ConocoPhillips, которая сократила общую площадь разрабатываемой территории в проекте Willow. Администрация Байдена также заявила, что закроет всю прибрежную территорию вдоль Северного Ледовитого океана для потенциальной аренды, чтобы сложившаяся ситуация не повторилась вновь.


caribou-hanging-out.png

Фото: ConocoPhillips


Последствия для коренных народов

Коренные народы продолжают борьбу с развитием нефтедобычи в местах своего традиционного проживания. Пока что удалось добиться лишь незначительных успехов – отдельные трубопроводы и транспортная инфраструктура будет построена с учётом существующих поселений.

При этом местные общины уже обратили внимание на негативное воздействие добычи нефти на популяцию рыб в озёрах. Рыболовный промысел для коренных народов является ключевой составляющей их экономического выживания, если тенденция с уменьшением популяции рыб продолжится, то местным жителям просто не на что будет существовать.

От ConocoPhillips никакой поддержки в части инклюзивности местного населения в промышленные проекты не поступает. Практически вся рабочая сила приезжает из других штатов на вахтовые работы.



***

Денис Ивановский, специально для GoArctic


далее в рубрике