Сейчас в Архангельске

13:37 ˚С
6+

Национальный парк «Берингия»: на стыке материков и океанов

Природа Арктики
Михаил Умнов
26 ноября, 2022, 15:31

Национальный парк «Берингия»: на стыке материков и океанов
Неповторимые краски тундры. Фото: Александр Боровик. Фотографии предоставлены Национальным парком «Берингия»


Национальный парк «Берингия» – самая восточная особо охраняемая природная территория в России, лежащая на стыке двух материков – Евразии и Северной Америки, и двух океанов – Тихого и Северного Ледовитого. Парк включает пять участков общей площадью более 1,8 млн га.

«Берингия» по праву считается крупнейшим центром видообразования в Арктике. Животный мир «Берингии» по своему богатству не имеет аналогов среди особо охраняемых природных территорий тундровой и лесотундровых зон России. Акватории Берингова и Чукотского морей – традиционные места нагула китообразных. На территории национального парка сохранились уникальные памятники древней культуры морских зверобоев, во всем многообразии представлена живая культура коренных народов Чукотки – эскимосов и чукчей.

Пресс-секретарь НП «Берингия» Влада Вальченко любезно согласилась ответить на вопросы обозревателя GoArctic.

– Официально Национальный парк «Берингия» учрежден в 2013 году, но на моей памяти разговоры о его создании велись еще при СССР.

– Первоначально парк задумывался как советско-американский, он должен был объединить наземные и водные охраняемые территории на обеих сторонах Берингова пролива. Были даже подписаны соответствующие соглашения между тогдашними главами государств, но по разным причинам международный трансграничный проект не состоялся, что, впрочем, не помешало нашим ученым и властям Чукотского АО создать комплексную особо охраняемую природную территорию в районе Берингова пролива. Проект регионального парка подготовила биолог, эколог, этнолог, специалист по культуре коренных народов севера Людмила Сергеевна Богословская. Он был учрежден в 1993 году и просуществовал 20 лет, затем был создан парк федерального значения, как это и предполагалось авторами изначального проекта. Но при этом концепция его была значительно изменена, в частности, в его границы практически не вошли морские акватории. 


22.jpg

Многомиллионные колонии на скалах. Фото: Максим Антипин


– Судя по карте, национальный парк «Берингия» состоит из пяти больших разрозненных территорий. С чем это связано? И как решается вопрос с морскими акваториями? 

– При создании парка отбирались самые ценные с научной точки зрения участки. Управление парком ведется из поселка Провидения. При этом на каждом участке есть свои инспекторы, они ведут патрулирование, обеспечивают охрану, а также помогают в сборе научных данных. Как в любом национальном парке, у нас проведено зонирование территории. В границах особо охраняемых зон действует самый строгий природоохранный режим. Есть зоны хозяйственного назначения, зоны традиционного природопользования, отведенные коренным жителям для ведения промысла, и туристические зоны для посетителей парка.

В парк включены небольшие прибрежные участки. Проект расширения морской охранной зоны нами давно подготовлен, он, кстати, никак не ограничивает логистику северных завозов, в нем полностью учтены интересы коренного населения в отношении рыбалки и охоты. Очень надеемся, что в скором времени проект будет завизирован в Минприроды. 


33.jpg

Маяк-памятник Семёну Дежнёву. Фото из архива национального парка


– Парк славится своим видовым разнообразием. Расскажите об основных направлениях научных исследований. 

– Отправная точка и основа научной работы на заповедной территории – инвентаризация, или, другими словами, – «перепись» природы. 

Ученые должны определить, сколько и каких видов растений и животных встречается на территории и как они по ней распространяются. Узнать, какова их численность, какие из них наиболее редкие и нуждаются в особой охране. 

Работы по инвентаризации очень масштабные и могут длиться долгие годы. Даже крупных млекопитающих пересчитать на такой огромной территории довольно сложно, а когда дело касается растений или насекомых – эта задача еще более непростая. До сих пор ученые продолжают совершать открытия на территории парка. 

Со временем количество и состав видов растений и животных, населяющих парк, меняется, поэтому инвентаризацию природы, как и перепись населения страны, периодически нужно повторять. 

Далее, основная задача любой особо охраняемой территории – это ведение экологического мониторинга – комплексных непрерывных наблюдения за состоянием природы. 

Экологический мониторинг может заключаться в наблюдении за отдельными видами, объектами неживой природы, ландшафтами, сообществами, экосистемами и происходящими в них процессами. В рамках экологического мониторинга на территории нашего нацпарка проводятся наблюдения за китообразными и другими морскими млекопитающими, мигрирующими и гнездящимися птицами, снежными баранами. 


44.jpg

Сивучи в проливе Сенявина. Фото: Ольга Кудрина


Кроме этого, на нашей территории работают ученые из других научно-исследовательских организаций. Их исследования направлены на более глубокое изучение отдельных объектов. Например, несколько лет подряд у нас работали ученые-гидроботаники из Института биологии внутренних вод им. И. Д. Папанина РАН, которые специализируется на водных растениях. Специалисты из Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д. С. Лихачева изучают археологические памятники, древние поселения, огромное количество которых расположено на территории парка. 


55.jpg

Китовая аллея – наследие древней культуры морских зверобоев. Фото: А. Каменев


Ежегодно, в летний период, в проливе Сенявина работают ученые из МГУ, которые изучают китообразных: горбатых китов, серых китов и косаток. Проводят фотоидентификацию животных, составляют фотокаталоги, берут пробы для генетических исследований.


66.jpg

Коренные народы бережно хранят свою культуру. Фото: Максим Антипин


– Как организована охрана на столь обширной территории? Актуальна ли проблема браконьерства и, если да, то как она решается? 

– В парке работают порядка 15 инспекторов, этого вполне достаточно, так как территория малонаселенная, инспекторы хорошо знают традиционные места промысла. Местное население делает запасы в объемах, достаточных для собственных нужд. Добывать больше, с прицелом на незаконную коммерцию нет смысла из-за логистических сложностей. Говоря проще, для браконьеров нет доступного рынка сбыта. Не сравнить, к примеру, с Камчаткой, откуда красная икра расходится по всей стране.

Наши инспекторы не только занимаются патрулированием, но и сопровождают туристические группы, собирают научную информацию для отдела науки, в частности проводят мониторинг животных, определяют виды и численность птиц на пролете, в местах сезонной концентрации. 


77.jpg

Серые киты часто подходят близко к берегу. Фото: Максим Антипин


– Как известно, коренному населению разрешена ограниченная добыча китов. Парк как-то контролирует этот процесс?

– Парк не является контролирующим органом. Однако наши ученые находятся в постоянном контакте с китобоями, в частности, из ближайшей общины в селе Новое Чаплино. Охотники собирают для науки генетические пробы органов и кожи китов, ведь ученым взять эти пробы в океане практически невозможно. В лаборатории проводятся исследования образцов на содержание загрязнений, болезней, делается генетический анализ. В этом сотрудничестве заинтересованы и общины. Совместный интерес представляет, к примеру, тема китов с так называемым «медицинским» запахом. Мясо таких китов непригодно в пищу. Поэтому добыча таких китов нецелесообразна и наносит ущерб их популяции. С практической точки зрения китобоям важно до начала охоты идентифицировать «неправильного» кита. Это можно сделать по рисунку хвоста, с этой методикой в этом году наши ученые познакомили зверобоев.


88.jpg

Пеший туризм – лучший способ поближе познакомиться с территорией. Фото: Ольга Кудрина


– Расскажите о туристической деятельности парка. Каков туристический потенциал «Берингии»? 

– В парке два туристических направления. Первое связано с круизным туризмом. Ежегодно нас посещало порядка 1500 человек, в основном иностранцы. Их на лодках доставляли с круизных судов на берег, показывали птичьи базары, Китовую аллею, другие достопримечательности. Через несколько часов они возвращались на судно и продолжали свое путешествие. Из-за пандемии и ограничений на въезд в связи с последними событиями круизный туризм поставлен на паузу. Второе и исключительно востребованное направление – это недельные туры для тех, кто добирается до Чукотки на самолетах. Из-за ограниченного количества гостевых домиков и единиц транспорта группа не превышает 7 человек, в программу входит наблюдение за китами, посещение Китовой аллеи, птичьих базаров, древних эскимосских поселений. За сезон мы можем принимать около 100 человек, желающих глубоко погрузиться в чукотскую природу и этнографию. Спрос на такие туры намного превышает предложение. Увеличение потока сдерживают логистические сложности и ограниченное финансирование. У парка большой туристический потенциал, но для его раскрытия сначала необходимо создать соответствующую инфраструктуру, которая позволит показывать гостям удивительную природные и культурные богатства Чукотки без вреда для них. Ведь экологический туризм – это не просто туризм на природе. Это туризм, который содействует охране биологического и ландшафтного разнообразия, не наносит ущерба природе, помогает в сохранении местной социокультурной среды, обеспечивает устойчивое развитие тех районов, где он осуществляется, нацелен на экологическое просвещение. Природа Арктики – очень ранимая и хрупкая, и парк в первую очередь заботится о том, чтобы ее сохранить.


***

Михаил Умнов, специально для GoArctic


Федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный парк «Берингия»

Россия, 689251 Чукотский А О, п. Провидения, ул. Набережная Дежнёва, 10

8 (42735) 2-21-64

np_beringia@mail.ru

далее в рубрике